Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях или просто рассказать о себе всему миру - пусть родственники сами найдут вас! Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

ПОЛУБИНСКИЙ


POLUBINSKII

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Персональный список »   ПОЛУБИНСКИЙ
RSS
Поиск людей с помощью генеалогического сообщества

Выводить сообщения
Модераторы: Belolika, galinak_new, Leonid-sh, nmash, Popova, shirsin, smirni, Tanusya, Theodor, tnaia, Tritter, Vladim, Vodnik_dnepr, Верепьюшка, Клушин_А, Н. А. Борисов, Наталья Алексеевна Исаева, РадомирПечать

Ответить  
&   1   A   B   C   D   E   F   G   H   i   J   k   L   M   N   O   P   R   S   T   v   W   Y   Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я  
пo   ПА   ПЕ   ПИ   ПЛ   ПН   ПО   ПР   Пс   ПТ   ПУ   Пф   ПЧ   ПШ   ПЫ   ПЬ   ПЭ   ПЮ   ПЯ  

Полубинские



Князья Полубинские
из книги Юзефа Вольфа "Литовско-Русские князья", Варшава, 1899,
Полубенские, позднее Полубинские. Имя происходит от названия села Полубники, имевшего прежде, вероятно, название Полубенск, которое находилось под городом Лида; по другой версии фамилия происходит от названия села Полубичи или Полубица (Polubicze, Polubica) в Брестском воеводстве. Первое владение, уже в 16-м веке перестало быть собственностью князей Полубинских, а второе владение, которое в 1503 году, было пожаловано князю Василию Андреевичу Полубенскому, вполне могло прежде находиться в собственности его предков.
Происхождение Полубинских, весьма сходно с происхождением князей Крошинских и Лукомских. Эти три рода совершенно не упоминаются русскими генеалогами, а польско-литовские геральдики выводят их от великого князя литовского Гедимина, утверждая, что как Лукомские, так и Полубинские, используют герб "Ястребок”, который геральдик Окольский, называет – «Полубинчик». Согласно родословной этого рода, его предком был князь Андрей-Вигунд Ольгердович, у которого был сын по имени Федор и внук, также по имени Федор, а правнук- по имени Андрей, князь на Лубне; этот Андрей был отцом маршалка князя Василия Андреевича Полубинского. Существует свидетельство, что Андрей Ольгердович и Вигунт Ольгердович — это два совершенно разных человека, из которых, у первого были сыновья по имени Михаил, Семен и Иван, а второй - умер бездетным. Историкам неизвестны ни хроники, ни документы, упоминающие о Федоре, таким образом эта версия не подтверждается. Тем не менее, литовское происхождение Лукомских, Крошинских и Полубинских, является вполне вероятным. Во всех старинных документах, Полубинские, писались "Полубенскими" и лишь позднее, стали писать своё имя на польский манер.
Первым, известным истории, князем с этим именем, был князь Андрей Полубенский, который находясь на службе у короля Казимира, был жалован в 1482-1488 годах, а именно, в 1482 году, он получил 20 коп грошей литовских с Деречинских земель, в 1488-м году - он был пожалован двумя возами соли с таможни и одним возом соли с "ключа" Брестского ("Ключом", в старину в Польше называли несколько фольварков, находящихся под общим управлением -Д. К.) а сверх того получил ещё лисью шубу; в 1488-м году он получил по 20 коп грошей литовских с луцкой таможни и с «карча» Брестских земель; также он получил две «поставы» сукна Новогонского, три воза с брестской таможни и «кладь» меда с Брестских земель. В том же году, князь Полубенский (имя не упоминается) получил по 10 коп грошей литовский с «карчей» Владимирских, Брестских, Бельских и Каменецких, а сын его Василий - 4 копы от «карчей» Брестских. Похоронен князь Андрей Федорович (?) Полубенский, был, по всей видимости, в Киево-Печерской Лавре, подле великого князя Владимира Ольгердовича.
Некий князь Полубенский, во второй половине 15-го века, был женат на сестре Богуша, Петра и Льва Боговитиновых, у которых была ещё одна сестра, бывшая замужем за подскарбием Андреем Александровичем; возможно тут речь идет именно об Андрее Полубенском, у котором, было во всяком случае, по крайней мере два сына: Василий и Иван.
Из них ветвь, Василия, угасла в 16-м веке, а ветвь Ивана стала главной ветвью рода.
Одновременно с князем Андреем, жил и некий князь Федор Полубенский, о котором нам известно, только то, что он оставил после себя двух сыновей, умерших бездетными и одну дочь, сына которой, звали Щастный Герцык; последний, в 1533 году претендовал на владения своих дядьев Ивана и Льва Федоровичей Полубенских, а именно, на села Борисово, Гарки, Варевичи, Кокотово, Плодины, Выхов и другие. Ранее, некие, Михайло Павшич и Ивашка Семенович, судились с князьями Иваном и Львом Полубенскими за право владения усадьбами своей матери: Варевичи, Бернов и Кокотов и по королевскому рескрипту от 1499 года, их права на эти владения были подтверждены; однако, как видно из сказанного ранее, упомянутые князья, этих владений не утратили.
О князе Льве Федоровиче, более ничего неизвестно.
Князь Иван Федорович Полубенский, в 1506 году получил права на владение людьми в Ловожском «стане» в повете Полоцком. Согласно земским спискам, князь Иван Полубенский, должен был выставлять 10 коней. Королевский дворянин князь Иван Федорович Полубенский, получил в 1510-м году новый «привилей» (документ закрепляющий права) на людей в повете Полоцком, Черсвятской волости; а в 1528-м году для королевского дворянина князя Ивана Федоровича Полубенского вышло новое подтверждение его прав на людей Ловожского стана в повете Полоцком. Видимо, к этому времени его уже не было в живых; перед смертью, он завещал усадьбы Пашковичи и Словенцы, пожалованные ему великим князем Александром, своей жене Авдотии, на которой он женился после того, как она овдовела по Полоцком боярине Федоре Григоровиче. А она, в свою очередь, отписала эти усадьбы своим сыновьям от первого брака, которые, в 1531 году, после смерти своей матери, предъявляли права на эти владения.


Дополнительная информация. Некоторые дворяне конца XIX века с этой фамилией. В конце строки - губерния и уезд к которой они приписаны.
Полубинский, Артем. Афан., с. Быхово. , Могилевская губерния. Мстиславский уезд.
Полубинский, Тим. Пет., г. Мстиславль. , Могилевская губерния. Мстиславский уезд.
Полубинский, Фед. Пет., г. Мстиславль. , Могилевская губерния. Мстиславский уезд.
Полубинский, Як. Пет., г. Мстиславль. , Могилевская губерния. Мстиславский уезд.

Сообщение отправлено: 11 июля 2005 22:13 ( Ne administrator)

Сообщение отредактировано: 1 июня 2008 20:03

Ветвь Александра



Князь Александр Иванович, сын князя Ивана Андреевича и княжны Сангушко, вместе с дядей князем Василием и братом князем Михаилом в 1546-м году, участвует в тяжбе с князем Толочинским о своей доле в усадьбе Друцк. В 1549-м году он заменил своего отца на должности справца воеводства Новогрудского. В 1555-м году “князь Александр Иванович Полубенский” судился со своим братом “князем Михаилом Ивановичем Полубенским”, который его обвинял в наезде на Деречин и аресте его самого и его жены. В 1557-м году он уже был женат на княжне Софье Юрьевне Гольшанской-Дубровицкой. В 1558-м году он упоминается в завещании своего двоюродного брата “князя Ивана Васильевича Полубенского” и в том же году упоминается вместе со своей матерью. “Князь Александр Иванович Полубенский”, в 1561-м году приобретает у Андрея Тризны и его жены Софии Копец за 300 коп грошей литовских фольварк Судерви. Во время войны в Ливонии с Москвой, князь Александр был назначен “региментарем” войск гетмана Радзивилла. При этом он проявил чудеса храбрости, одержав победы в 1560-м году под Вендами и Мариенборком. Ещё в 1564-м году он воевал в Ливонии. В награду за военные успехи он стал старостой Вольмарским и державцем Зыгвольским; и уже будучи в этом качестве, получил 8 августа 1566-го года державу Вилькийскую. В следующем году, король уведомляет “старосту Вольмарского, князя Александра Ивановича Полубенского” о назначении Яна Ходкевича, маршалка земского, и т.д. администратором Ливонии. Вскоре после этого, по привилею короля Сигизмунда-Августа, он стал также и державцем Поюрским. В качестве старосты Вольмарского, державца Вилькийского и Поюрского он вызывает на суд в 1572-м году Воловича каштеляна Новогрудского по делу о незаконном удержании в усадьбе Бержево княжны Марины Ивановны Полубенской, супруги Бенедикта Проташевича, ключника Трокского, войского Гродненского, а также о присуждении Михаилу Воловичу построек и сенокоса в его усадьбе Деречин. Он был также старостой Трикацким. Во время очередной военной экспедиции в Ливонию царя Ивана Грозного, он был направлен по королевскому указу от 25 декабря 1576-го года вместе с гетманом Радзивиллом на оборону Ливонии. При взятии Вольмара московскими войсками в 1577-м году, он попал в плен, вследствие этого, 21-го августа 1577-го года, король издает повеление, которым уведомляет подданных местечек, волостей и держав “старосты Вольмарского и Трикацкого, тивуна Поюрского, князя Александра Ивановича Полубенского”, что в отсутствие князя, взятого в плен при падении Вольмара, его подданные должны продолжать выполнять свои повинности и подчиняться "его супруге княгине Полубенской”. Когда князя Александра привели к царю Ивану Грозному, он рассказал царю об изменнической деятельности ставленника царя - Датского королевича Магнуса и за это он был отпущен на волю. Вернувшись домой, он утратил староства Вольмарское и Трикацкое, зато в начале 1579-го года получил подтверждение на право управления державой Вилькийской. В том же году он ведет тяжбу с Мелетием Хребтовичем, архимандритом Киево-Печерской Лавры о захвате у него монастырских земель. В следующем году, “его жена, София княжна Гольшанская" отписывает ему права на город Глуск. В том же году, “князь Александр Иванович Полубинский, державец Вилькийский и Поюрский” был обвинен своими племянниками - сыновьями его брата Федора Полубенского в нанесении им ущерба в усадьбе Деречин. В декабре 1585-го года “князь Александр Полубинский, державец Вилькийский и Поюрский” вместе со “своей женой княжной Гольшанской”, участвует в заключении соглашения между всеми наследниками князей Гольшанских с князем Острожским об усадьбе Степань. В следующем году (1586) он был провозглашен каштеляном Новогродским. В 1588-м году, король вызывает в суд подканцлера Льва Сапегу, обвиняя его в несправедливом отношении к “княгине Софии Юрьевне Полубинской, жене каштеляна Новогрудского” во время её тяжбы с Езерским. Оба супруга: “князь Александр Иванович Полубинский и жена его княжна София Юрьевна Гольшанская” в 1593-м году, отписывают свой фольварк Судерви - Виленскому Православному братству Святой Троицы, а на следующий год (1594) добавляют к этой дарственной записи ещё одну - добавляя пожертвование на содержание школы. В 1599-м году, каштелян приобретает у князя Вишневецкого, его часть усадьбы Деречин. В декабре 1601-го года “князь Александр Полубинский, пан Новогрудский", вместе со своим сыном, "князем Александром Полубинским, старостой Вилькийским” отписывает Деречинской церкви участок земли и десятую часть доходов. Скончался он ранее 1608-го года, что видно из того факта, что 6-го марта 1608-го года “каштеляном Новогрудским после смерти князя Полубинского” был назначен Самуил Волович.

Со своей супругой, упоминавшейся в документах 1557-1594-го годов, княжной Софией Юрьевной Гольшанской, они имели сына Александра и дочь Богдану, которая первым браком была замужем за Иеронимом Юрьевичем Ходкевичем (позднее он стал каштеляном Виленским). Похоронена она в Супрасле. Князь Александр Александрович Полубинский, видимо, в наследство от отца в сентябре 1586-го года, получает привилей на державу Вилькийскую, вскоре после этого, 6-го февраля 1588-го года, он получает подтверждение на эту державу. В 1601-м году он упоминается вместе с отцом. В 1603-м году его назначают подкоморием Лидским. В 1609-м году “князь Александр Полубинский, подкоморий Лидский и державец Вилькийский” ведет тяжбу с неким Шеметом по поводу колокола из своего владения Иванковского. В том же году, он приобретает у Самуила Воловича каштеляна Новогрудского и его жены Гальшки Сапеги, принадлежащую им часть усадьбы Деречин, при этом приводится и инвентарь этой усадьбы. Ещё в 1612-м году делает дарственную запись на Деречинскую церковь. Скончался в 1616-м году. В том же году, 30 октября, держава Вилькийская, “после смерти князя Александра Полубинского, подкомория Лидского”, была отдана князю Александру Головчинскому. Согласно родословной, он был женат на Анне, из рода принадлежащего к гербу Алемания. С ней у него было 2 сына: Александр и Константин, а также дочери: Аврелия -замужем за Шклинским, старостой Зигвульским; Анна -замужем за Кунцевичем и ещё одна дочь -Клара. Из них: Аврелия, была женой Томаша Шклинского, старосты Зигвульского, который умер не оставив потомства.

Анна была замужем за Самуилом Кунцевичем, судьёй земским Лидским.

Клара, стала монахиней в монастыре Святого Франциска. В 1633-м году она стала старшей монахиней монастыря Пресвятой Девы Марии при соборе Всех Святых в Минске.

Князь Александр умер в 1618-м году.

Князь Константин Полубинский, женатый на Софии Андреевне Сапега, которая в 1616-м году отписывает ему, полученное ею по наследству от отца имение Почаевичи в Оршанском воеводстве и усадьбу Заболотье в Лидском воеводстве. 20-го мая того же года он был назначен писарем земским Слонимским. В 1617-м году “князь Константин Полубинский, писарь земский Слонимский” совместно с князем Николаем Чарторыским на Клевани, владели замком Глуским Дубровицким. 18 мая 1621-го года он был назначен маршалком Слонимским, а 27-го мая 1625-го года он был назначен каштеляном Мстиславльским. В этом качестве он был послом на сеймы 1627 и 1629-го годов. Дело с архимандритом Печерским Николаем, он закончил заключением соглашения, в результате которого архимандрит вернул ему забранные прежде владения: Поречи, Косоричи и Дакота в воеводстве Новогрудском и поменялся с ним усадьбами Хоромье и Зарекуша на усадьбы Белосорка и Довлады. Это соглашение было подтверждено королем в 1630-м году. В 1632-м году он находился на “элекционном сейме” и подписал хартию об избрании нового короля. Сразу же после вступления на трон Владислава IV-го, он был назначен 2-го февраля 1633-го года воеводой Парнавским. В том же году, уже в качестве воеводы Парнавского, он был назначен на сейме к участию в коррективе законов. В следующем году “Константин Полубинский, воевода Парнавский” получает привилей на деревню Бочан вместе с подданными в Речицком воеводстве. И тот же воевода Парнавский совместно со своей женой, Софией Сапега, получает подтверждение на основанный им в Деречине Доминиканский монастырь. Документ датирован 9-м сентября 1618-го года. В 1635-м году некие Стецкие получают согласие на передачу державы Рудобелка в Мозырьском воеводстве -”Константину Полубинскому, воеводе Парнавскому и его жене Софии Сапега". В том же году, воевода уступает село Богань в старостве Рогачевском, некоему Быковскому. Скончался он в 1640-м году. Его вдова-”София Сапега, вдова Константина Полубинского воеводы Парнавского”, ведет тяжбу с неким Тризной о захвате деревни и присоединении её к Глуску. В следующем году, та же “супруга воеводы Парнавского и державца Рудобельского” получает комиссарский декрет по судебному делу с Еленой Сангушко-Ковельской, супругой Кшиштофа Жижемского, подсудка Минского о насилии и грабеже. Её родственник, подканцлер Казимир-Лев Сапега отписывает 30 июля 1655-го года “Софии Сапега-Полубинской, жене воеводы Парнавского, а его двоюродной сестре” и её потомкам, усадьбу Озерница в повете Слонимском. Во время войны 1660-го года с Москвой “госпожа Полубинская супруга воеводы Парнавского, со своем сыном писарем польным и внучкой госпожой Халецкой” попали в плен и их содержали в заключении в замке Новогрудском с 15-го “февраля до 11 мая. Согласно родословной, у Константина и Софии Сапега было 6 сыновей: Габриель, Казимир, Александр-Гилларий, Владислав, Самуил и Иероним, который умер в чужих краях, а также 6 дочерей: Констанция - монахиня Бернардинского монастыря, Eкатерина -замужем за Александром Огинским каштеляном Трокским, Кристина -замужем за Яном Каменским подкоморием Вилькомирским, Eфросинья -первым браком -за Халецким, а вторым браком -за Гедройцем, Гальшка-Теодора - незамужняя и Петронелла -монахиня Бернардинского монастыря. Из сыновей князя Константина, о Владиславе и Самуиле нигде более нет упоминаний, зато встречаем Евстахия-Константина (смотри ниже), когда в 1655-м году в живых оставались только Александр-Гилларий и его сестры, так как другие сыновья князя Константина умерли ранее.

Иероним-Костантин Полубинский -сын воеводы Парнавского, за философский диспут в январе 1635-го года в Краковской академии, получил похвалу от Котынского. В том же году опубликовал панегирик в связи с кончиной королевича Александра. Позднее был отправлен за границу, где и умер.

Евстахий-Константин Полубинский, сын воеводы Парнавского, ротмистр Его Королевской Милости, в 1648-м году подписал от воеводства Новогрудского хартию об избрании короля Яна-Казимира. Казимир и Габриель Полубинские, подписали в 1648-м году хартию об избрании нового короля. В 1647-м году Габриель Полубинский посвятил панегирик своему дяде, подканцлеру Казимиру-Леону Сапеге.

Екатерина (Катажина), супруга Александра Огинского, который в 1633-м году, в качестве Литовского надворного хорунжего, получает подтверждение на передачу своей жене Катажине Полубинской” права на владение несколькими деревнями в старостве Рогачевском. В завещании подканцлера Казимира-Леона Сапеги от 30-го июля 1655-го года, она упоминается уже, как - покойная.

Ефросиня (Ефрозына)- в первом браке- супруга Халецкого, а во втором браке- супруга Гедройца. В 1679-м году, она упоминалась уже, как покойная, когда в документах упоминались её дети: Констанция Халецкая, которая была замужем за неким Пшисецким подстолием Полоцким и Тереза Халецкая, которая была замужем за неким Войно (Войно-Ясенецким -прим. переводчика), подкоморием Витебским, а также упоминался её сын Гилларий Гедройц. Какая-то из её дочерей “панна Халецкая” вместе со “своей бабушкой, женой воеводы Парнавского” была взята в плен московскими войсками в 1660-м году.

Кристина, супруга Яна Каменского подкомория Вилькомирского. “Кристина Полубинская, дочь воеводы Парнавского, супруга Яна Каменского” продала своему родному брату Александру-Гилларию Полубинскому усадьбу Петровичи в Пинском воеводстве, который в свою очередь, в 1671-м году перепродает эту усадьбу мечнику Пинскому Григорию Войно-Ясенецкому и его супруге Варваре Каменской. Видимо, она умерла ранее своего брата (1679) и бездетной, так как в списке его родственников, оставшихся в живых после его смерти, ни она, ни её дети не упоминаются.

Елизавета (Ельжбета), дочь воеводы Парнавского (прежде упоминалась под именем Гальшка-Теодора) скончалась незамужней в Вогине, 3 ноября (год неизвестен).

Александр-Гилларий Полубинский, родился 6-го сентября 1626-го года. В последствие он стал “дворянином покоевым короля Владислава 4-го” и затем -”Подкомирием Слонимским”. На эту должность он был, очевидно, назначен в 1649-м году вместо Габриеля Шемета. В 1651-м году подканцлер Сапега получает подтверждение на передачу “подкоморию Слонимскому Александру-Гилларию Полубинскому” огорода и сада в Слониме. 11-го мая 1654-го года он был назначен подстолием Великого Княжества Литовского, а в августе 1654-го года - писарем польным Литовским. Сеймовой конституцией 1655-го года, местечко Глуск, находящееся во владении “Александра-Гиллария Полубинского польного писаря Великого Княжества Литовского” было освобождено от налогов на 10 лет, ввиду того, что это местечко оказалось разрушенным в результате казацких войн. В том же году, подканцлер Сапега, в своем завещании отписывает мужу своей сестры Александру-Гилларию Полубинскому польному писарю Великого Княжества Литовского, за его заслуги перед Речью Посполитой, усадьбы Здзециол, Явор, Вензовец в повете Слонимском, а также Горы Великие, Горки (Горы-и-Горки) и Шишов в повете Оршанском, при условии уплаты своим сестрам и потомству госпожи Огинской- его родной сестры- по 25000 злотых, а также вместе с другими своими наследниками -местечко Чернобыль в Киевском воеводстве, Белыничи и Тетерин в Оршанском воеводстве, Бешенковичи в Полоцком воеводстве и Зельва -в Волковысском воеводстве. В 1657-м году, Ян Сапега, писарь польный коронный получает подтверждение на передачу староства Слонимского “Александру-Гилларию Полубинскому писарю польному Литовскому”. В 1659-м году он находился на сейме в Варшаве и в том же году получает привилей на владения некоего Майдля ловчего коронного. В то же время он принимал участие в текущих войнах, отличившись в боях под Варшавой, под Простками и под Тикоцином во время войны 1656-1657-го годов со шведами . Воюя вместе с Чарнецким, участвовал в изгании из Польши Ракоци. В 1659-м году освободил от Шведов Курляндию. Однако, в войне с Московскими войсками счастье изменило ему и в 1660-м году он попал в плен. Но уже в 1661-м году он упоминается среди присутствующих на сейме в Варшаве. Во время этого сейма конституция признала справедливым возмещение ему 40000 злотых, истраченных им на содержание полка в Курляндии. В награду его заслуг, ему было пожаловано староство Рудобелка в повете Мозырьском, а также, его дом в Слониме - был освобожден от налогов. Во время этого сейма, “Александр-Гилларий Полубинский, писарь польный, староста Слонимский, Озеринский и Рудобельский, полковник Его Королевской Милости” продал свои права на Белыничи и Тетерин Яну Сапеге писарю польному коронному и Кшиштофу Сапеге стольнику Литовскому. В 1664-м году он принимал участие в войне с Московскими войсками. В 1667-м году он выступает в качестве опекуна Анны Сапега дочери польного писаря, когда от другого опекуна - канцлера Паца, он принимает под расписку разные вещи, относящиеся к её наследству. Находясь в том же году на сейме, конституция утвердила основание им Бернардинского монастыря на его землях в Глуске Дубровицком. В том же году “Александр-Гилларий Полубинский, писарь польный, староста Слонимский, передает должность войта Мижевецкого в повете Слонимском Даниелю Войно-Ясенецкому и его супруге Терезе Халецкой , а получив в управление державу Парицкую, отдал за неё супруге некоего Зеновича, плату в 4000 злотых, которая дала расписку в получении этой суммы. В июле 1668-го года он получил должность старосты Жмудского, однако, он колебался с принятием этой должности и осенью того же года выступает на сейме только в качестве писаря польного. В качестве такового он подписал 16-го августа акт об отстранении короля Яна-Казимира. Одновременно, писарем польным стал Ян Огинский маршалок Волковысский, таким образом, Полубинский в период межцарствия, не занимал никакой должности. Это подтверждается тем фактом, что, прибыв в Варшаву 1-го мая 1669-го года на выборы нового короля, он упоминается только как “бывший писарь польный”. Однако, 7-го июля 1669-го года, он подписывает акт об избрании короля Михаила, уже как “староста Жмудский”. В том же году, Александр-Гилларий Полубинский (без упоминания титула), продает усадьбы- Якимовичи, Шостаки и Вязевичи, полученные от наследников Анны Сапега, — Кипряну-Павлу Бжостовскому -референдарию и писарю Литовскому. После избрания короля Михаила, он окончательно отказывается от должности старосты Жмудского, но зато вместо должности писаря польного (sic!), 11-го ноября 1669-го года его назначают маршалком великим Литовским. Находясь на сейме в следующем году, ему был выделен процент в 8000 злотых от капитала в 130000 злотых, так называемых “сумм Трубецкого”, выплата которого была отложена до следующего сейма. Права на эти деньги он получил через права жены. Как приобретший права наследника Анны Сапега дочери польного писаря; в январе 1671-го года он получает приговор суда в свою пользу, против семьи Глебовича воеводы Виленского, за наезд на усадьбу Ива. В том же году, “Александр-Гилларий Полубинский маршалок великий Литовский, староста Волковысский, Бобруйский, Озеринский и Велятицкий, администратор брестской экономии” продает усадьбу Петровичи в Пинском воеводстве, полученную от своей родной сестры Кристины Полубинской, супруги Яна Каменского, - Пинскому мечнику Гектору Войно-Ясенецкому и его супруге Варваре Каменской. Вопросом “сумм Трубецкого”, подлежащих выплате Александру-Гилларию Полубинскому маршалку великого княжества Литовского, занимался сейм 1673-го года. На том же сейме, он получил подтверждение на освобождение от налогов своего дома в Слониме и на определенные привилегии для Глуска. В том же году, он частично продает, а частично закладывает, усадьбу Косин в Виленском воеводстве - Теодору Лукомскому и его супруге Елене Друцкой-Горской. В следующем году, он находился на выборах короля Яна III-го, а в 1676-м году он присутствовал на коронационном сейме. Сейм 1677-го года, на котором он также присутствовал, подтвердил ему давние привилегии для Глуска. В том же году, он приобрел у Литовского войска усадьбы около Лоева и Любеча. Сейм 1678-го года, подтверждает основание женского Доминиканского монастыря в Вильно, дарственную запись на усадьбу Сурвилишки иезуитскому монастырю Виленской епархии, а также его права на суммы от староства Волковысского. Он скончался 3-го ноября 1679-го года в Вогине и был похоронен 7-го декабря в Деречине. На момент смерти, он занимал должности "маршалка великого Литовского, старосты Волковысского, Бобруйского, Жичицкого, Колчицкого, Озеринского, Велятицкого, Глосовницкого и Зидикальского, администратора Брестской экономии и полковника Его Королевской Милости. Очевидно, у него было две жены. Первая жена - дочь некоего Хрептовича воеводы Новогрудского, умерла бездетной. Вторая жена (брак заключен в 1652-м году): София-Констанция Володкевич, дочь Кшиштофа, ставшего впоследствии писарем земским Минским, а ещё позднее -воеводой Новогродским и княжны Масальской. Она пережила своего мужа, что следует из того факта, что ей был посвящен панегирик на его смерть. Она родила ему двоих сыновей и четырех дочерей. Из которых:

Теодора -умерла в детстве

Катажина (Екатерина) -умерла в детстве и упоминалась, как "дочь писаря польного Литовского"

Анна-Марианна - была выдана замуж 11 октября 1672-го года за князя Доминика Радзивилла. Умерла 2 ноября 1690-го года.

Изабелла-Хелена - была выдана замуж 10-го февраля 1686-го года за Ежи-Станислава Сапегу, ставшего позднее стольником Литовским. Умерла в январе 1721-го года.

Доминик-Ян-Михал - в 1674-м году подписал в качестве старосты Бобавского - хартию об избрании короля. В 1679-м году был старостой Волковысским. Умер в 1683-м году в Венгрии во время Венской кампании. Кшиштоф-Константин - подписал хартию об избрании нового короля в 1674-м году, как "сын маршалка Великого Княжества Литовского". В 1679-м году был старостой Бобруйским, а после брата получил в январе 1684-го года - староство Волковыское. Актом от 15-го апреля 1684-го года "Кшиштоф Полубинский староста Волковысский" отписал "своей сестре, супруге князя Радзивилла и её мужу" половину усадьбы Горы-и-Горки и Шишов. А другим актом от 17-го сентября 1685-го года, тот же "староста Волковысский" отписал сестрам полученные по наследству от отца усадьбы Яворов, Здзециол, Вязовец в Слонимском воеводстве, Горы-и-Горки и Шишов в Оршанском воеводстве, Зельва -в Волковысском воеводстве и Любеч и Лоев в Мозырьском воеводстве. После этого он почти сразу скончался. В том же году, "после смерти Полубинского", староство Волковыское было передано 19 августа -чеснику Литовскому Григорию Огинскому, а Велятичи в Ошмянском воеводстве были переданы 29-го ноября - писарю Литовскому Соколинскому. 22-го августа 1685-го года, между двумя сестрами и их мужьями было заключено соглашение о разделе унаследованных имений. "Доминик Радзивилл, подканцлер и его жена Анна-Мария княжна Полубинская" получили в свое владение усадьбы Глуск Дубровицкий, Рудобелку, Колчицы (известная также как Поречицы), Тимковичи, Быстрица в Новогрудском воеводстве; Здзециол, Явор, Вязовец, Гродок - в Минском воеводстве, дворец в Варшаве на улице Медовой, дворы в Гродно и в Новогрудке. А князь "Ежи Сапега со своей женой Изабеллой, урожденной Полубинской", кроме полученных прежде и ныне признанных Радзивиллами - Гор-и-Горок, получили владения Деречинские: Щара, Чешейковичи, Озерница и Березки - в Слонимсклом воеводстве, Зельву - в Волковысском воеводстве, Боркулобово, Данковка, Буйничи -в Оршанском воеводстве, Лоев и Любич -в Речицком воеводстве, дворец в Вильно и двор в Слониме. Одновременно, они обязались выплатить долги маршалка в сумме 330000 злотых и выкупить Сидоричи и Соломеричи для совместного раздела. Это соглашение было предметом недорозумений между их семьями и завершено только лишь в 1690-м году.

Сообщение отправлено: 1 июня 2008 20:09 ( Ne administrator)

Сообщение отредактировано: 1 июня 2008 20:10

Ветвь Василия



Князь Василий Андреевич Полубенский, очевидно это тот самый князь Василий, упоминавшийся в 1488 году вместе со своим отцом - князем Полубенским. Князь Василий Андреевич Полубенский упомянут в 1503 году в качестве свидетеля во время тяжбы. В 1503 году, он, в качестве королевского дворянина, получил привилей на село Полубичи в Брестском повете. В 1505 году он получил от короля Александра должность Владимирского наместника, когда это место освободилось, после перевода Федора Янушевича на должность старосты в городе Луцке. В январе 1507-го года, король Сигизмунд I, после вступления на трон, подтвердил пожалованную ему Александром должность Владимирского наместника. Однако, когда после возвращения из плена князя Константина Острожского, Федько Янушкевич уступил ему должность Луцкого старосты, то и князь Полубенский в свою очередь вынужден был уступить Янушкевичу должность Владимирского старосты (осень 1507 года). Первого ноября 1507 года он упоминается без титула, когда в городе Друцке, он купил село Микитино и людей в Лиханичах (возле города Тетерина). В 1508 году, он получает привилей на дом в Вильне и на Можейков. В феврале 1509 года, прибывший в Вильно король, приказывает арестовать Ольбрахта Гаштольда, конюшего Мартына Хребтовича, подскарбия Федька Хребтовича, Александра Ходкевича и князя Полубенского, обвиненных в сношениях с князем Глинским; они пробыли в заключении полтора года и только 18 мая 1511 года обрели свободу. Не вызывает сомнения, что упоминавшийся князь Полубенский, это и есть - Василий. Князь Василий Андреевич Полубенский в 1514 году получил подтверждение своих прав на двор (усадьбу-Д. К.) Можейков в повете Жолудском (возле города Жолудок -Д. К.). Вскоре, он получил в управление державы Любошанскую и Тетеринскую, но не остался в этой должности, так как в 1516 году, беря в управление державу Жолудскую (за это право он уплатил 600 коп грошей литовских), он уже выступает в должности наместника Любошанского и Тетеринского, а в декабре 1518 года, находясь в должности наместника Жолудского, вновь получает привилей на управление этой державой. В 1520 году, находясь в должности державца Жолудского, он провел разграничения между своей державой и владениями Ходкевича. В том же году, два брата «князья Иван Андреевич Полубенский и Василий Андреевич Полубенский, державца Жолудский» участвовали в судебном процессе по жалобе на них княгини Настасьи Горской (супруги князя Ивана Горского) и её сына князя Федора Ивановича Горского, "на несправедливости учиненные в их владениях Дудаковичи". В ноябре 1520 года, выступая свидетелем на процессе, он назван только «державцем Жолудским». Возможно, что «маршалком господарским» он стал в 1521 году. В феврале 1522-го года, «маршалок Его Королевской Милости, наместник Жолудский князь Василий Андреевич Полубенский» участвует в судебной тяжбе об усадьбе Ваверка, против Подлясского воеводы Костевича. Из разбора этого дела, оказалось, что претензии у князя по этой усадьбе были «по Андрею Сирутовичу и его княгине. В 1524 году, князь Василий получает привилей на три села в Тетеринской волости, которые ему уступил князь Михаил Иванович Мстиславский, а в 1525-м году он участвует в тяжбе по обвинению князя Федора Ивановича Дудаковского и бояр города Троки в нанесении обид в Курглянской усадьбе. В 1527 году он получил державы Конявскую и Дубицкую; в 1527 году он выступает свидетелем и при этом он назван "маршалком господарским, державцем Жолудским, Конявским и Дубицким". Вскоре он утратил права на державы Конявскию и Дубицкую и в 1529-м году снова упоминается только в качестве «маршалка господарского и державца Жолудского». В 1528 году, князь Василь Полубенский, выставлял от себя на воинский смотр 43 кавалериста. В 1533-м году , «князь Василий Андреевич Полубенский маршалок господарский, державец Жолудский», заключает договор с Марией, женой Копота Васильевича, о женитьбе своего сына Ивана на её дочери Федии Коптевне; по этому договору, он обязался после своей смерти всё своё имущество оставить в наследство своим детям Ивану у Льву. В 1534 году он ведет тяжбу с князем Андреем Сангушко-Коширским и его сыном, о похищении своей дочери. В сентябре того же года, он был послан королем, навстречу московским беглецам - Семену Бельскому и Ивану Ляцкому. В 1535-м году он стал старостой Мстиславским. В 1540-м году князь Василий Андреевич Полубенский маршалок господарский, староста Мстиславский и его сын князь Лев Васильевич Полубенский, получили утверждение разграничения их Курглянских владений от Тетеринских владений жены князя Михаила Мстиславского. Тот же князь Василий Андреевич, в следующим году получил документ, подтверждающий освобождение его от выплаты десятины с доходов его усадьбы Яблонь на Парцовскую церковь; в том же году он участвовал в тяжбе о землях Тетеринских с княгиней Мстиславской, в 1542-м году он получает привилей на села во владениях Полубичи. В 1545 году, вместе со своими племянниками князьями Михаилом Ивановичем Полубенским и Александром Ивановичем Полубенским, он вызывает в суд князя Василия Толочинского по делу о Друцком замке. Женившись вторично, «князь Василий Андреевич Полубенский маршалок господарский и староста Мстиславльский» в 1546 году отписывает «своей жене Софии Павловне, вдове по Шимку Мацкевичу, тивуне Виленском» одну треть своих владений, 2000 коп грошей литовских от своей усадьбы Можейков и одновременно отписывает «своему сыну князю Ивану» одну треть всех своих имений, за исключением Можейкова, который он отписал «своей жене Софии Павловне», наказывая ему не претендовать на оставшуюся треть владений, которые он завещал своей внучке, оставшейся сиротой после смерти его сына Льва, — в приданное. Со своей стороны, «князь Иван Васильевич Полубенский, выдает своему отцу князю Василию Андреевичу Полубенскому маршалку господарскому старосте Мстиславльскому и его жене, а своей мачехе Софии Павловне» письмо в котором соглашается на то, чтобы отец отписал своей нынешней, упомянутой выше, жене одну треть своих владений и Можейков, кроме того, много лет назад при женитьбе на Раине, дочери писаря Копота Васильевича, он уже получил от отца завещание на половину владений, тогда как другая половина должна отойти по наследству Марине, дочери его покойного брата князя Льва Полубенского. В 1547 году, Ян Юрьевич Глебович воевода Виленский и канцлер, вместе со своей женой Ганной Федоровной Заславской, обвиняют князя Василия в том, что он забрал 500 коп грошей литовских, из имения Глубокое; из документов этой тяжбы следует, что эту усадьбу «Андрей Сирутович записал своей жене Оксинии, которая, выходя вторым браком замуж за князя Василия Андреевича Полубенского принесла ему это владение». Оба супруга Полубенские, выдавая замуж свою дочь Ганну за князя Александра Сангушко-Коширского, дали ей эту усадьбу в приданное, оцененное в сумму 1000 коп. Впоследствии, князь Василий развел свою дочь с князем Коширским, при этом он понес расходы, в возмещение, которых, дочь обещала ему и его сыновьям 500 коп, с доходов усадьбы Глубокое. Позднее, Ганна вышла замуж за Николая Завишу, а после смерти последнего - за Размуса Довгирдовича и по собственной воле записала свои 500 коп с усадьбы Глубокое - Глебовичам; уже после её смерти, князь Василий уплатил Глебовичам - 500 коп. В том же году, четыре княжны Мстиславские, вели тяжбу с «князем Василием Андреевичем Полубенским маршалком господарским, старостой Мстиславльским» о землях Тетеринских; во время этой тяжбы, “княгиня Полубенская София Павловна, при посредничестве своего сына - писаря Яна Шимковича”, признала, что эти земли являются пограничными с Можейковым, которым она владеет на основании завещания своего мужа. В декабре того же года “князь Василий Андреевич Полубенский маршалок господарский, староста Мстиславльский” отписывает Марине - дочери своего покойного сына князя Льва державца Кричевского -1000 коп грошей литовских и 1000 золотых червонцев на усадьбе Яблонь, которые имеет право откупить другой сын - князь Иван Полубенский. Особым дополнением (от 6-го мая 1549 года) к завещанию, князь Василий, отписывает той же своей внучке Марине Львовне, 500 коп грошей Литовских от усадьбы Глубокое, которые его покойная дочь Ганна, жена Размуса Довгирдовича, отписала Глебовичу, а он Глебовичам эту сумму уплатил, давая этим фактом своему сыну Ивану права на эти владения. Ещё в феврале 1550-го года, “князь Василий Полубенский маршалок господарский, староста Мстиславльский”, подтвердил, что “сын его Иван” вопреки воле отца, противился тому, чтобы еврей Ицик взял в аренду Мстиславльскую корчму. Князь Василий умер 4-го марта 1550 года в усадьбе Городище, позднее его вдова перевезла его тело в Киев. На третий день после его смерти, в Городище наехал князь Дмитрий Федорович Сангушко, староста Житомирский и забрал к себе “внучку князя Василия от сына Льва”, в чем ему вдова и не помогала, и не препятствовала; причем ни вдова София, ни князь Сангушко, никакого урона усадьбе покойного не причинили, о чем, спустя год, по их желанию, были записаны показания свидетелей. Князь Василий Андреевич, был похоронен в Киево-Печерской Лавре, в церкви Пречистой Богородицы Печерской, подле своего сына Льва. У него было две жены. Первая -Оксиния, вдова Андрея Олехновича Сирутовича, была дочерью князя Ивана Юрьевича Заславского, а сестрой князей Михаила Мстиславского, Богдана и Федора Заславских. Она умерла до 1537 года. С ней у него было 2 сына: Иван и Лев, а также дочь - Анна. В 1546-м году, будучи уже в очень пожилом возрасте, он женился повторно на Софии Павловне, вдове Шимка Мацковича, тивуна Виленского, державца Ушпольского и Пенянского. В 1546-м году “княгиня София, супруга князя Полубенского, маршалка господарского, старосты Мстиславльского” ведет тяжбу по поводу долга с князем Соломерецким. В том же году муж отписал ей усадьбу Можейков. Уже будучи вдовой, “княгиня София Павловна Полубенская, в первом браке- жена Шимка Мацковича, тивуна и городничего Виленского, державца Ушпольского, Пенявского и Радунского, владельца Острины и Заболотья”, подтверждает в 1555-м году, что подарила своему сыну Яну Шимковичу маршалку и писарю господарскому, старосте Тыкоцинскому, суммы от усадеб Можейков и Городня, а также отдала ему права опеки над другими усадьбами, до той поры, пока её другие сыновья, а его братья, не достигнут совершеннолетия. На основании этого, Шимкович, обеспечил усадьбой Можейков, приданное своей жены княжны Александры Ивановны Вишневецкой. В 1558-м году Ян Шимкович, выступает от имени своей матери У княгини Софии, супруги Василия Андреевича Полубенского, в тяжбе с дочерьми Яна Радзивилла, по поводу усадьбы Сопонец. В 1561-м году княгиня София Павловна Полубенская приобрела у Ясенского дом в Вильне. Умерла она в 1563 году. В 1563-м году, Марина, жена Станислава Павловича Нарушевича справцы староства Гродненского, «дочь покойного князя Льва Васильевича Полубенского, выступая совместно с мужем, утверждает, что Можейков был пожалован королем Александром “её деду князю Василию Андреевичу Полубенскому, старосте Мстиславльскому”, а он женившись, после смерти своей первой жены княжны Оксинии Заславской, на другой жене, которая была вдовой Шимка Мацкевича тивуна и городничего Виленского, старосты Ушпольского, Пенянского и Радунского, ныне также уже покойной Софии Павловне” отписал ей это имение в вечное пользование. Она же, отписала это имение своему сыну Яну Шимковичу маршалку и писарю господарскому, державцу Тыкоцинскому. Ныне же, поскольку, Марина, являясь единственной наследницей её деда, отца и дяди Ивана, все свои права на это имение передает Шимковичу, который уже имеет на это имение королевское подтверждение. Как уже говорилось ранее, у князя Василия с первой его женой было трое детей: Княжна Анна Васильевна, была выдана родителями замуж за князя Александра Андреевича Сангушко-Коширского, старосту Луцкого. Впоследствии она с ним развелась и вышла замуж за Николая Завишу. Николай Завиша и его жена «Ганна, дочь князя Василия Андреевича Полубенского” были вызваны князем Андреем Коширским на суд в 1533-м году с требованием вернуть вещи забранные Анной, когда она была женой его сына князя Александра. По этому же самому поводу, в следующем году, князь Сангушко-Коширский, ведет тяжбу с отцом Анны князем Василием Андреевичем Полубенским. В 1537-м году “Анна, дочь князя Василия Андреевича Полубенского” жена Николая Завиши, будучи бездетной, отписывает свои суммы от усадьбы Глубокое в повете Остринском, которую Андрей Олехнович Сирутович отписал в приданное её матери (на сумму 1000 коп грошей литовских), а её мать Оксиния в свою очередь отписала ей в той же сумме. Она из этой суммы, уступила 500 коп своему отцу, Яну Глебовичу воеводе Полоцкому и его жене Анне (а своей сестре), дочери князя Федора Заславского. Николай Юрьевич Завиша, в завещании написанном 20 июля и подтвержденным 5-го ноября 1540-го года, отписал своей жене княжне Анне Васильевне Полубенской одну треть усадьбы Довгирдзишки, Оснежицы и др.. После его смерти Анна вышла замуж в третий раз за Размуса Довгирдовича и умерла бездетной не позднее 1547-го года. Овдовев, её третий муж Размус Богданович Довгирд женился повторно на Александре Николаевне Пац. Князь Лев Васильевич Полубенский, второй сын князя Василия Андреевича, упоминается вместе с отцом и братом Иваном в 1533-1540-х годах, впоследствии он стал державцем Кричевским. Он умер до 1544-го года, так как в этом году державцем Кричевским уже был Андрей Солуха. А в 1546-м году уже упоминают о нем именно как о “покойном”. Похоронен он был в Киеве в Печерской церкви. Женат он был на дочери Ивана Горностая, воеводы Новогрудского. После него осталась только одна дочь Марина, упоминавшаяся в 1546-1547 годах в документах своего деда Василия и своего дяди Ивана. В том же году, дед князь Василий отписывает ей 1000 коп грошей литовских и 1000 золотых червонцев от усадьбы Яблонь, а в 1549-м году добавляет ещё 500 коп грошей литовских от усадьбы Глубокое. Её дед и опекун, князь Василий Полубенский обручил свою внучку - “дочь державца Кричевского князя Льва Васильевича Полубенского - Марину” с князем Дмитрием Федоровичем Сангушко старостой Житомирским, и с этой целью связал князя договором. На третий день после смерти деда (1550) “князь Дмитрий Федорович Сангушко, староста Житомирский” захватил Марину и отдал её на попечение своей тетки Федии Андреевны, урожденной Сангушко, жены подскарбия Богуша Боговитинова. Однако, когда стало известно, что князь Дмитрий женился на княжне Гальшке Острожской, в октябре 1553 года князя Дмитрия, к тому времени уже Старосту Черкасского и Каневского, вызвал на суд, Новогрудский воевода Иван Горностай, обвиняя его в том, что тот «не хочет отдать его внучку, княжну Марину Львовну Полубенскую”. Иван Горностай требовал, чтобы княжну Марину отобрали у Федии Боговитиновой и отдали бы ему. Впоследствии Марина была выдана замуж за Ивана Копота, это следует из того, что в 1558-м году она упоминалась именно как его жена, в завещании своего дяди князя Ивана Полубенского. Это завещание явилось поводом для раздоров между Раиной Копот, вдовой Ивана Васильевича Полубенского и её братом Иваном Копотом, женатом на “Марине Львовне, княжне Полубенской”, которые завершились подписанием соглашения в 1562-м году. Иван Копот умер 1-го января 1563-го года. Перед смертью он оставил завещание, которым отписал свои усадьбы своей “жене Марине Львовне Полубенской” и дочери Марине. Это завещание сразу же после смерти Ивана обнародовала его мать -Мария Константиновна Крошинская, жена Василия Копота маршалка и писаря господарского. Сразу же после смерти Ивана, Марина вышла замуж повторно, за Станислава Павловича Нарушевича, справца староства Гродненского. А уже в мае, того же 1563-го года, “Станислав Павлович Нарушевич справца староства Гродненского и его жена Марина Львовна Полубенская”, вносят в книги заявление, что завещание Ивана Копота обнародованное его матерью является фальшивым, кроме этого Марина заявляет, что сразу после смерти Ивана она была увезена “до усадьбы Вейсей”, где родила сына Ивана Коптевича и что во время болезни, свекровь Мария Константиновна и “швагер Василий Копот” добились от неё подписания разных бумаг. Эти акты были началом тяжбы, которую Нарушевичи в том же году вели с Копотами. В том же году оба супруга Нарушевичи передают свои права на усадьбу Можейков Шимковичу, а в тяжбе с Копотами “тивун Виленский Станислав Павлович Нарушевич и его жена Мария Львовна Полубенская” получают в 1566-м году решение суда, требующее от Копотов, предоставления документов относящихся к делу. Марина, в 1568 году отдает свои имущественные права мужу. Ещё в 1577-м году Станислав Нарушевич, получает подтверждение своих прав на Яблонь, Витулин и т.д., переданных ему женой.

Князь Иван Васильевич Полубенский, старший сын князя Василия Андреевича, женился в 1533-году на Раине Коптевне, дочери Копота Васильевича, маршалка и писаря господарского и Марии Константиновны княжны Крошинской; в качестве приданного жена принесла ему усадьбы Ополе и Русилы, из-за которых он в 1541-м году участвует в тяжбе “со своим швагером Федором Копотом”. В 1547-м году он отписывал имущество своим отцу и мачехе. В 1549-м году “князь Иван Васильевич Полубенский” участвует в тяжбе с Григорием Григорьевичем Остиком владельцем части Тетеринской усадьбы. Они судятся о трех деревнях захваченных и присоединенных к его усадьбе. Князь Иван Васильевич Полубенский при этом утверждает, что его отец, князь Василий Андреевич Полубенский получил их в наследство от покойной матери через князя Михаила Мстиславского и владел ими более 60-ти лет. Сразу же после смерти своего отца в 1550-м году он стал старостой Мстиславльским. В 1551-м году его вызывает на суд Григорий Маркович Волович, обвиняя в захвате усадьбы Ясенка (и присоединении её к владениям Городище), которую его отец, покойный князь Василий Полубенский отписал Воловичу в вечное владение в оплату долга в сумме 200 коп грошей литовских. В том же году он ведет тяжбу с Дмитрием Сангушко о наезде в усадьбе Яблочня, а в 1552-м году заключил с тем же князем Дмитрием соглашение об имуществе, которое отец его князь Василий Полубенский отписал своей внучке княжне Марии Львовне Полубенской. В мае 1558-го года “князь Иван Васильевич Полубенский староста мстиславльский” пишет завещание, по которому, из причитающейся ему части владений, которые он ещё не поделил со своей племянницей Мариной Львовной Полубенской, женой Ивана Копота, находящихся в усадьбах Городище, Россош, Яблонь, Ясенье, Витулин и т. д., он отдает третью часть и 2000 коп грошей литовских от двух других частей, во владение своей жене Раине Копот, для раздела с упомянутой племянницей и племянниками -сыновьями покойного князя Ивана Андреевича Полубенского. Суммы от усадьбы Глубокое, которые его мать получила в наследство от своего первого мужа Сируту, он отписывает своим племянникам Андрею Ивановичу Полубенскому, Александру Ивановичу Полубенскому, Михаилу Ивановичу Полубенскому, Федору Ивановичу Полубенскому и Ивану Ивановичу Полубенскому. Умер он вскоре после написания этого завещания - во второй половине мая 1558-го года; уже в июне 1558-го года старостой Мстиславльским числится князь Соломерецкий.

Сообщение отправлено: 1 июня 2008 20:05 ( Ne administrator)

Ветвь Ивана.



Князь Иван Иванович, сын князя Ивана Андреевича и Настасьи Сангушко, в 1557-м году упоминается вместе с матерью, а в 1558-м году -вместе с братьями. В 1574-м году "князь Иван Полубинский" получил привилей на усадьбы Шуляки и Ярнево в повете Слонимском, а в 1576-м году он получает привилей на Слонимское лесничество, а в 1582-м году он получает подтверждение на это лесничество. В 1584-м году он временно был ещё и подстаростой Слонимским. Скончался он в начале 1600-го года, а "лесничим Слонимским после смерти князя Ивана Полубинского" стал канцлер Лев Сапега. Согласно родословной, у него был единственный сын Михаил -от брака с некоей Зенович. В гербовнике Несецкого, ему приписывается ещё один сын -Ян (Иван) и две дочери: одна - замужем за Тышкевичем, а другая за - Зухановским.

Князь Михаил Полубинский, в 1590-м году получает (очевидно - от отца) привилей на Шуляки. 20-го мая 1616-го года, с должности писаря земского Слонимского его назначают на должность судьи земского Слонимского. В 1626-м году "Михаил Полубинский, судья земский Слонимский", служит комиссаром королевским по разграничению Глуска Дубровицкого в Новогрудском воеводстве со староством Бобруйским. Он пережил своего сына, как видно из того факта, что в 1640-м году ему был посвящен панегирик на смерть сына. Сам он скончался в 1651-м году, когда судьей земским Слонимским "после смерти Михаила Полубинского" был назначен Стефан Кендзержавский. Согласно родословной у него было две жены. Первая - Эльжбета (Елизавета) Корсак, дочь подкомория Полоцкого, а вторая -урожденная Оффанасович. Его дети: сыновья Лев, Николай и Дмитрий, а также дочери: Гальшка -замужем за Ежи Масальским, стольником Брацлавским, Юстина и Цецилия - были незамужние. Трое его сыновей, Лев, Николай и Дмитрий подписали в 1632-м году акт об избрании короля Владислава IV.

Леон (Лев), его сын от брака с Эльжбетой Корсак, погиб в 1633-м году при штурме Белой, во время Смоленской военной кампании короля Владислава IV. Он похоронен в Киеве. В панегирике, написанном в 1640-м году на смерть Николая Полубинского, он упоминался как покойный.

Миколай (Николай) Полубинский, назначен подчашим Слонимским 29 ноября 1935-го года. Именовался чашником Слонимским. Умер в 1640-м году. Дмитрий-Самуил Полубинский, в марте 1640-го года был назначен подчашим Слонимским, а 25-го марта 1659-го года с этой должности был переведен на должность хорунжего Слонимского, после того как Станислав Полубинский был переведен с должности хорунжего на должность подкомория Слонимского. Видимо, в 1660-м году он стал маршалком Слонимским. "Дмитрий Полубинский маршалок Слонимский" на сейме 1667-го года был назначен комиссаром по делам платежей войскам. На том же сейме он получает подтверждение своих прав на усадьбу Шуляки в Слонимском воеводстве. Находясь в этой же должности, он подписал в 1669-м году акт об избрании короля Михаила. Около 1670-го года, он был назначен воеводой Новогрудским. С тем же титулом он упоминается и в июне 1671-го года: "Дмитрий-Самуил Полубинский воевода Новогрудский". На сейме 1673-го года "Дмитрий-Самуил Полубинский воевода Новогрудский" добивается освобождения своего двора в Слониме от повинностей. Тот же "Дмитрий-Самуил Полубинский воевода Новогрудский" был упомянут в 1675-м и в 1679-м годах, а также в июле 1687-го года. Очевидно, скончался он в 1688-м году, так как в 1689-м году должность воеводы Новогрудского была не занята. У него было две жены: Констанция Стадницкая и Петронелла Тышкевич, дочь каштеляна Смоленского, которая была ещё жива в 1679-м году. От этих браков у него было шесть сыновей и одиннадцать дочерей. От брака со Стадницкой сыновья: Ремиан, Леон, Михаил, а от брака с Тышкевич, сыновья: Петр, Антоний, и ещё один сын Гилларий (неизвестно от которой из жен он был), умерший молодым. Дочь Софья, от Стадницкой, умерла незамужней, Анна -замужем за Станиславом Папроцким, Эльжбета -монахиня монастыря Святой Бригитты, Констанция - замужем за Воловичем, Флорианна -замужем за Немцевичем, Eфрозына и Катажина -монахини Бернардинского монастыря, Клара -монахиня, Иоанна -монахиня монастыря Св. Бригитты, София (ещё одна) умерла незамужней и Анна -не была замужем. Из них: Эльжбета, в 1691-м году ушла в монастырь Святой Бригитты. Иоанна, в 1691-м году была настоятельницей монастыря Св. Бригитты. Констанция - супруга Казимира Воловича, ставшего в итоге, судьей земским Слонимским.

Флорианна -супруга Анджея-Яна Немцовича стольника Витебского. Ефрозына, его дочь от брака с Тышкевич, была также и крестной дочерью Полубинского маршалка великого Литовского; в 1679-м году, она была невестой войского Мстиславльского Александра Корсака, за которого она впоследствии и вышла замуж и который скончался в должности подкомория Новогрудского. Ефрозына позднее снова вышла замуж за Теофила Олендского маршалка Волковысского.

Петр, родившийся от брака с Тышкевич (смотри выше) стал ксендзом (католическим священником). Он принял сан 1-го января 1675-го года. С должности каноника Виленского, на которой он был уже в 1679-м году, он был назначен 28 марта 1704-го года- настоятелем Виленской кафедры. Король Станислав Лещинский, назначил его епископом Жмудским в 1708-м году. "Kсендз Полубинский, епископ Жмудский" -упоминается в 1709-м году. Не будучи поддержанным Августом 2-м он не получил утверждения в должности от Папы Римского и в 1725-м году, празднуя юбилей 50-ти летия своей духовной карьеры, он был назван "прелат и пробощ Виленской кафедры". Он умер в 1727-м году, а 26-го мая того же года, король назначил на Виленскую кафедру Юзефа Сапегу вместо "скончавшегося каноника Полубинского". Леон-Казимир, родившийся от брака со Стадницкой. "Леон Полубинский сын маршалка Слонимского" был выбран от Брестского воеводства послом на выборы короля в 1669-м году; "Леон-Казимир Полубинский, сын воеводы Новогрудского" также был послом от Новогрудского воеводства на выборы короля в 1674-м году. Тот же "Леон Полубинский сын воеводы Новогрудского" был назначен в трибунал по делам казны от сеймов 1676 и 1678-го годов. На этом последнем сейме, "Леон-Казимир Полубинский сын воеводы Новогрудского", получил освобождение от повинностей для своего дворца в Россенах. Он был упомянут в панегирике на смерть маршалка великого Литовского Полубинского в 1679-м году. В 1689-м году "Леон-Казимир Полубинский, сын воеводы Новогрудского, дворянин покоевый королевский и его супруга Клара Сипович" получили от Станкевича привилей на тивунство и державу Тверскую на Жмуди. Леон Полубинский был послом на сейме 1690-го года. Тот же "Лев-Казимир Полубинский, сын воеводы Новогрудского, покоевый королевский, тивун Тверской" был послом от Слонимского повета на выборах короля в 1696-м году. И тот же "Леон Полубинский тивун Тверской" был послом от Слонимского повета на сейм 1703-го года. В 1704-м году, "Леон-Казимир Полубинский тивун Тверской, сын воеводы Новогрудского" получает привилей на подаренный костелу в Твери дворец и на передачу своему сыну Федору Полубинскому должности тивуна Тверского а также прав на деревню Видейки и на староство Ликовянское. В 1720-м году "Леон-Казимир Полубинский тивун Тверской" получает повторное согласие на передачу прав на деревню Видейки своему сыну Федору, а прав на тивунство Тверское - "своему сыну Юзефу старосте Курклянскому". Ещё в 1726-м году он законно оформляет права Тверского тивунства для своей жены и в том же году отказывается от Тверского тивунства в пользу своего сына Юзефа. Вскоре после этого он скончался в том же 1726-м году, а тивунство Тверское "после смерти Полубинского отца перешло Полубинскому сыну". О его сыновьях: Теодоре (Федоре), упоминавшемся в 170ч -1720 годах и о Юзефе (Иосифе) старосте Курклянском, ставшем после своего отца тивуном Тверским, больше сведений не найдено. Сыном Леона или же Юзефа был "Кшиштоф Полубинский сын тивуна Тверского", упоминавшийся в 1731-м году. 22-го июня 1748-го года его перевели с должности старосты Курклянского на должность судьи Слонимского, которую он занял вместо умершего Михаила Полубинского. Сам он скончался в 1766-м году. Вероятно его сыном был Виктор Полубинский, упоминавшийся в 1771-1787-м годах, как стольник Слонимский, а в июле 1787-го года был назначен войским Слонимским и оставался на этой должности ещё в 1794-м году. Ремиан Полубинский, рожденный в браке со Стадницкой, упоминается в 1674-м году, когда подписал от Слонимского повета хартию об избрании короля. "Еремияш Полубинский сын воеводы Новогрудского" был в 1679-м году хорунжим в войске. "Ремиган Полубинский" в декабре 1701-го года с должности хорунжего Слонимского назначен на должность подкомория Слонимского. Умер он ранее 1748-го года, так как в этом году 23 июня подкоморием Слонимским "после смерти Ремигана Полубинского" был поставлен Стефан Слизень.

Антоний Полубинский, рожденный в браке с Тышкевич, упоминался в 1679-м году, а в 1712-м году он принимал участие в Гродненском сеймике. Он был женат на Иоанне Олесьницкой, герба Радван, дочери Мартина и Блиновской. У них были сыновья Мартин и Антоний.

Михаил Полубинский, самый старший сын Дмитрия воеводы Новогрyдского, рожденный в браке со Стадницкой, в качестве подстолия Слонимского подписал хартию об избрании нового короля в 1674-м году. Уже в 1679-м году он был подсудком Слонимским, а в 1701-м году - судьей земским Слонимским. Скончался он, видимо, около 1720-го года, однако нового судью земского Слонимского "на место умершего Михаила Полубинского" назначают только 22-го июня 1748-го года. Им стал Кшиштоф Полубинский староста Курклянский. Женат он был на Кларе Тышкевич дочери каштеляна Смоленского. С ней у него было четыре сына: Леон, Дмитрий, Мартин и Людвик, как это видно из тяжбы о сyммах от усадьбы Деречин.

Леон Полубинский, "сын судьи земского Слонимского, староста Преросльский, вместе со своей супругой Терезой, урожденной Островской, вдовой подстолия Смоленского Эйдзятовича", в 1723-м году, признают, что Антоний Сапега уплатил им сумму в 54000 злотых, занятую его родителями: стольником великого княжества Литовского Ежи Сапегой и его супругой Геленой Сапега, урожденной Полубинской в 1711-м году под залог усадьбы Деречин, у родителей Терезы Полубинской: Владислава Оcтровского чесьника Цехановского и его жены Марианны, урожденной Мороз. Вскоре после этого "Леон Полубинский поручик Петигорский» скончался, а вскоре после этого умерла и его вдова, а 16-го февраля 1726-го года, привилей на староство Преросльское и державу Ганчу получает некий Михал-Алоизий Савицкий. Наследницы Терезы, урожденной Островской, в первом разбивать бывшей замужем за Юзефом Эйдзятовичем, во втором браке бывшей замужем за Леоном Полубинским старостой Преросльским: её дочь Варвара, урожденная Эйдзятович, бывшая в первом браке за Дмитрием Полубинским судьёй земским Слонимским, а во втором браке бывшая замужем за Фелицианом Ожешко стражником Пинским от имени своего и от имени своей младшей сестры Зузанны Эйдзятович, состоящей замужем за Юзефом Ожешко войским Мельниким, в 1731-м году заверила в законном порядке договором, права на указанную выше сумму заклада на усадьбе Деречин между разными особами, среди которых упомянуты “Мартин и Людвик, сыновья судьи земского Слонимского, а также Кшиштоф, сын тивуна Тверского -Полубинских”.

Дмитрий Полубинский, “сын судьи земского Слонимского, женатый на приемной дочери своего брата Леона Полубинского -Варваре Эйдзятович” умер бездетным, а его вдова уже в 1731-м году была женой Фелициана Ожешко, стражника Пинского.

Мартин Полубинский, сын судьи земского Слонимского, упоминался в 1731-м году.

Людвик Полубинский, сын судьи земского Слонимского, упоминался в 1731-м году. В том же 1731-м году, 3 марта “Людвик с Лубна Полубинский, сын судьи земского Слонимского” был назначен подчашим Слонимским.

Сообщение отправлено: 1 июня 2008 20:12 ( Ne administrator)

Ветвь Михаила



Князь Михаил Иванович, один из старших сыновей князя Ивана Андреевича и княжны Сангушко, в 1538-1558 годах упоминался вместе с отцом и братьями. Умер, несомненно, около 1560-го года. Его женой была Олена - дочь Григория Богдановича Шолухи, который своим завещанием от 17 января 1559-го года, отписывает "своей дочери Олене, супруге князя Михаила Ивановича Полубинского" усадьбу Городище, а также дворы Гринковский и Глебовский, которые до конца жизни должны были оставаться во владении его жены. В 1565-м году "княгиня Ганна, жена Михаила Полубинского" должна была выставлять на смотр войска Литовского 12 кавалеристов с деревянными щитами. Ещё в 1585-м году, "княгиня Олена Полубинская, в девичестве Шолуха, жена князя Михаила" вызывала в суд державца Каменецкого Гаврилу Горностая, обвиняя его в убийстве её сына. Согласно родословной, у Михаила было три сына: Андрей, умерший под Кокенхаузом, Дмитрий, жена которого была урожденная Пакош и Юзеф (Иосиф), жена которого была урожденная Любомирская. У первого и третьего -не было детей. Об Андрее (вероятно убитом в 1685-м году) и о Юзефе, более ничего неизвестно.

Князь Дмитрий Михайлович, очевидно, это тот самый "князь Дмитрий Полубинский", который получил в 1596-м году привилей на усадьбу Зимовишки в повете Мозырьском, а в 1600-м году ведет судебную тяжбу с семьей Ловейко. Несомненно, это тот самый "князь Дмитрий Полубинский", который погиб 13 декабря 1603-го года под Дерптом (Юрьев, Тарту в Эстонии). Согласно родословной, у него со своей женой из рода Пакош были сыновья Александр и Януш (Иван). Оба "братья Иван и Александр, сыновья князя Дмитрия Полубинского" ведут тяжбу в 1603-м году. Из них, Александр погиб в 1616-м году в Молдавии.

Князь Януш (Иван) Дмитриевич, женатый на Гальшке Подбереской, дочери писаря земского Оршанского, оставил сыновей Кшиштофа и Александра-Рейнольда.

Из которых:

Кшиштоф (Христофор, Хрисанф), женатый на Кристине Войно-Ясенецкой, дочери судьи земского Мстиславльского, оставил сыновей Сигизмунда и Яна (Ивана). Вероятно, это тот самый Кшиштоф-Кароль (Христофор-Карл) Полубинский, о котором упоминает король, в своем рескрипте к Брестскому воеводству от 1665-го года, что он "завербовавшись под поветовые знамена и получив полное денежное довольствие, не дослужил и четверти положенного срока, и не будучи уже на службе, произвел захват разных шляхетских имений".

Александр-Рейнгольд Полубинский, получил 14 марта 1658-го года привилей на усадьбу Дречилуки в Витебском воеводстве, которой прежде управлял Иероним Друцкой-Горский. Позднее, он стал подсудком Смоленским. "Александр Полубинский подсудок Смоленский" был послом от Слонимского повета на сейм 1668-го года и подписал акт отстранения от власти короля Яна-Казимира. Король Михаил назначил его хорунжим Смоленским. "Александр-Рейнольд Полубинский хорунжий Смоленский"- депутат 1674-го года от "пакта конвента" подписал хартию и акт об избрании нового короля. "Александр Полубинский хорунжий Смоленский" упоминался в 1679-м году в связи с похоронами - Полубинского, маршалка великого Литовского. Согласно родословной он имел два жены. Первая - Кристина Берко, умершая бездетной, и вторая - Фелициана Кухарская, с которой у него был сын Доминик и дочери Катажина и Барбара.

Доминик Полубинский, хорунжий Смоленский, 2з мая 1693-го года отдал подсудку Минскому Рафалу Костровицкому в залог за 5000 злотых усадьбу Беличаны в Минском воеводстве. На владение этой усадьбой претендовали городской Минский судья Быковский и его супруга. В связи с этими претензиями, они начали судебный процесс.

Сообщение отправлено: 1 июня 2008 20:11 ( Ne administrator)

Ветвь Федора



Федор Иванович, сын Ивана Андреевича и княжны Сангушко, упоминался в 1558-м году вместе с матерью и братьями. В 1562-м году “князь Федор Иванович Полубинский” ведет судебный процесс против князей Богдана, Петра и Остафия Тимофеевичей Пузунов о неправомерном захвате его усадьбы Котчин. Кажется, что он ещё был жив в 1580-м году, когда “князья Григорий Федорович и Петр Федорович Полубинские” обвинили “князя Александра Ивановича Полубинского державца Вилькийского и Поюрского” в том что он поймал и отправил в своё имение -Глубокое - “слуг их отца князя Федора Ивановича Полубинского” из общего их владения Деречина, при этом упоминался и “их третий брат, князь Матвей Полубинский. Согласно родословной, князь Федор от жены своей урожденной Козеко, оставил четырех сыновейПетра, Григория, Матвея и Юзефа (Иосифа). О Петре и Григории, кроме вышеприведенного упоминания в 1580-м году, больше никаких сведений нет.

Князь Матвей Федорович Полубинский, упоминавшийся в 1580-м году вместе с отцом и братьями. “Князь Матвей Полубинский” получил в 1589-м году от князей Слуцких за 800 коп грошей Литовских село Бородчицы в державе Могилевской, а в 1605-м году он получил привилей на земли и в том же году был назначен королевским комиссаром для осмотра моста в деревне Грозовцы в Новогрудском воеводстве, принадлежащей Володковичу. В 1617-м году он был назначен асессором в делах горожан города Глуска. Со своей женой, в девичестве -Барановской, он оставил сына Станислава и дочь, вышедшую замуж за Скорульского.

Станислав Полубинский -уже в 1640-м году был хорунжим Слонимским. С тем же титулом от имени Новогрудского повета он подписал в 1648-м году хартию об избрании короля и был послом на сеймы 1655-го и 1658-го годов. В начале 1659-го года он был переведен с должности хорунжего на должность подкомория Слонимского. Он умер через год после этого, а подкоморием Слонимским 24 мая 1660-го года был посажен “после смерти Станислава Полубинского” Стефан Кендзежавский судья земский Слонимский. Со своей женой, в девичестве - Божимовской, он оставил сыновей Кароля и Габриеля и дочерей: Юстину, вышедшую замуж за Трояна Войниловича и Софию -монахиня Бернардинского монастыря.

Габриель Полубинский, служил капитаном в войске. Убит во время войны (до 1675-го года).

Кароль Полубинский - в 1700-м году был в бою бод Олькениками в составе хоругви Мстиславльской. Согласно гербовнику Несецкого он был войским Мстиславльским. “Кароль князь Полубинский” в 1687-м году женился на Богдане-Фелициате Беганской, дочери Фелициана-Владислава Беганского подкомория Полоцкого.



Юзеф (Иосиф) Федорович Полубинский- сын Федора и его жены - в девичестве Козеко. “Князь Юзеф Полубинский” в период до 1617-го года заложил свою деревню -Березки -некоему Кожениовскому. В мае 1625-го года он был назначен стольником Слонимским, а 22 мая 1628-го года с должности стольника он был переведен ан должность подсудка Слонимского. В 1632-м году он находился на выборах нового короля. В 1640-м году он упоминается все еще в качестве подсудка Слонимского. Женат он был на Анне Сципио, дочери Сципиона Де Кампо и Анны Рудоминувны-Дусятской. Их сыновья: Казимир, Мартин, Кшиштоф, Даниель и Яцек. Дочь Мария -замужем за Яном Мостовским.

О Яцеке, более нигде не упоминается. Даниель -подписал хартию об избрании короля в 1632-м году и погиб в бою под Белой в 1633-м году.

Мартин - был женат на Иоанне Тышкевич. У них был сын Юзеф, умерший в 1675-м году, который никогда не был женат и дочь -Людвика -вышедшая замуж за Александра Синявского.

Казимир Полубинский - сын Юзефа от брака с Анной Сципио, 30 мая 1630-го года получил привилей на усадьбы: Карковчизна, Тетерик Малый, Шенешков и Калинки вдоль тракта Стародуба Северского. Он подписал хартии об избрании короля в 1632-м и в 1648-м годах. В январе 1650-го года, он был назначен писарем земским Слонимским. Женат он был первым браком на Теофилии Зельцувне, а вторым браком - на Катажине Ольшевской. От первого брака у него были сыновья: Людвик и Фелициан, а от второго брака - Доминик, Константин и Владислав. Также у него было две дочери (неизвестно от которой из жен):

Текля вышла замуж за Бенедикта Ольшевского городского писаря Прунского (?) и Теофилия - замужем за Проташевичем.

О Фелициане, Доминике, Константине и Владиславе, сыновьях Казимира -ничего неизвестно. Из них, Константин был ещё жив 1679-м году.

Людвик Полубинский - сын Казимира и Зельцувны, подписал хартию об избрании короля в 1674-м году, он упоминался в 1679-м году, позднее стал подчашим Слонимским. В 1699-м году “Людвик с Лубна Полубинский подчаший Слонимский со своей женой Терезой Доминиковной Раецкой” получают подтверждение на передачу прав некоему Бородовскому на усадеб Кейцы, Морозы и Войтешун в Виленском воеводстве. Упомянутая выше, его супруга -Тереза Раецкая была дочерью чесьника Брацлавского. Людвик умер не оставив потомства. На его владения в Брестском воеводстве: Мацеевичи, Судзеловичи, Лясковичи и Укропно предъявляли права потомки его дяди -Кшиштофа.

Кшиштоф Полубинский - сын Юзефа и Анны Сципио, подписал в 1648-м году хартию об избрании нового короля. Он был назначен подчашим Слонимским в 1659-м году вместо Дмитрия Полубинского, который стал хорунжим. С должности подчашего он был переведен на должность судьи земского Слонимского (13 августа 1661-го года). “Кшиштоф Полубинский судья земский Слонимский” на сейме 1673-го года ходатайствует об освобождении его двора в городе Слониме от повинностей. В следующем году он подписал от имени Слонимского повета хартию об избрании нового короля. Он скончался около 1677-го года. Женат он был на Элеоноре Бокшанке, владелице усадьбы Гривда. От этого брака у него были сыновья: Иероним, Ян, Францишек, Казимир и Станислав - Доминиканский священник под именем Габриель. Его дочери вышли замуж за Глинского, Быковского, Зенковича, Лимонта, Теодора стала монахиней, была ещё одна дочь -Изабелла.

Юстина - была замужем за Зенковичем-Перетруским. Она стала матерью Михала-Яна Зенковича, эпископа Виленского (+ 1761).

Изабелла- была супругой Михала-Доминика Дория-Дерналовича стольника Смоленского (+ 1730).

Кристина - в первом разбивать замужем за Яном Глинским, а во втором разбивать замужем за Стефаном Гоздовским. В 1708 году она принимала участие в наезде на владения Кобринского монастыря.

Анна - в первом разбивать замужем за Лимонтом, во втором разбивать замужем за Ежи Глембицким-Юзефовичем войским Полоцким, подстолием Витебским.

О Катажине Быковской, равно как и о Феодоре и Цецилии (в монашестве) более ничего неизвестно.



Из числа сыновей: Ироним, Казимир и Станислав- Доминиканский священник под именем -Габриель, были упомянуты в 1679-м году в панегирике на смерть маршалка Полубинского. О Яне более ничего неизвестно, очевидно он умер молодым. Жена Францишка была из рода Барановичей и от этого брака не было детей.

Казимир Полубинский и его жена урожденная Козелецкая имели сыновей Людвика и Яна. Несомненно, это тот самый “Казимир Полубинский, подчаший Слонимский” подписал хартию об избрании короля в 1697-м году. Из его сыновей:

Людвик, был женат первым браком на Быковской, а вторым браком на Тышкевич. От первого брака у него был сын Леон и дочь Антонина, умершая в девичестве. Леон был женат первым браком на Довговской а вторым браком на Мирской. Несомненно, это именно он - “Леон Полубинский скарбник Гродненский” - упоминается в 1765-м году в списках Гродненской шляхты.

Ян Полубинский - был женат первым браком на Сасинувне, а вторым браком на Романкевич. От первого брака он имел сына - Юзефа, а от второго брака - Ежи.

Юзеф - шамбелян Его Королевской Милости (1786). В июле 1787-го года был назначен крайчим Слонимским. В 1794-м году он ещё сохранял эту должность. Он был женат на Анне Панцежинской. “Юзеф и Анна, урожденная Панцежинская, Полубинские крайчие Слонимские” совместно с “Иеронимом Полубинским экс-презесом земским Слонимским” вели процесс в 1799-м году против Михаила Огинского, бывшего гетмана Великого Княжества Литовского, а также против суда, который по их мнению, недостаточно внимательно рассмотрел обстоятельства возмещения долга следующего им.

Ежи -священник, архидьякон Виленский, был назначен 10 сентября 1782-го года секретарем духовным Литовским и в 1793-м году он отказался от этой должности.


Иероним Полубинский, сын Кшиштофа судьи земского Слонимского, от своей жены, в девичестве -Суходольской, имел сыновей Мартина и Владислава. Из них:

Мартин со своей женой, урожденной Булгак, имел сына Станислава, которого также звали Станислав-Стефан. Королевским рескриптом от 31-го января королевский дворянин Станислав Полубинский был назначен для улаживания формальностей, со стороны повета Слонимского, предшествующий сеймам и сеймикам. В 1767-м году “Стефан Полубинский” числился в списках шляхты Гродненской. В 1772-м году упомянут- “Станислав Полубинский ловчий Слонимского повета”. 27-го июля 1787-го года с должности ловчего его переводят на должность скарбника Слонимского. На этой должности он оставался ещё в 1794-м году. Этот или какой-то другой Станислав Полубинский , был назначен 11 мая 1794-го года актовым писарем земли Слонимской. Женат он был на Магдалене Ходаковской.

Владислав Полубинский - второй сын Иеронима и Суходольской, который был женат на дочери Мозырьского стольника Мари анне Бенетувне, рожденной от Гелены Кимбарувны. С ней он имел четыре сына и пять дочерей. Гелена -замужем за Рыпинским,

Доминика -замужем за Мануцци. Францишка -замужем за Шумковским. Бригида -замужем за Войниловочем. Из его сыновей: Игнатий -Бернардинский священник. Юзеф -хорунжий Его Королевской Милости. О нем известно, что он был женат. Бенедикт -был женат на француженке. Бездетен. А также -Францишек и Иероним. Очевидно, это именно этому “Франциску Полубинскому” -своему коллеге, епископ Зенкович, своим завещанием от 1761-го года, отписывает 4000 злотых.

Иероним Полубинский -сын Владислава -был назначен 23 февраля 1765-го года обозным Слонимским, а 7-го марта 1767-го года - подстолием Слонимским. В 1771-м году он был уже судьёй земским Слонимским. на этой должности он оставался ещё в 1794-м году. После раздела Польши, был презесом судов земских Слонимского повету. В 1799-м году, уже в качестве бывшего презеса, он участвовал в тяжбе против Огинского.

Сообщение отправлено: 1 июня 2008 20:14 ( Ne administrator)

Продолжение главной ветви.



Князь Иван Андреевич Полубенский, в 1504-м году упоминается в качестве свидетеля. Женат он был на княжне Невиданне Михайловне Сангушко-Коширской; уже в 1510-м году Семен Одинцевич и Иван Дуда (sic!) Полубенский ведут тяжбу со “швагером своим князем Андреем Михайловичем Сангушко-Коширским, на сестрах, которого они женаты” о своей доле в усадьбе матери своих жен и получают судебное решение, которым король присудил им эту долю. Материнской усадьбой этих жен был Деречин, которым упомянутые князья в будущем владели совместно. Трое князей, Андрей Михайлович Сангушко, Семен Богданович Одинцевич и Иван Андреевич Полубенский, в 1518-м году обвиняют жителей Слонима, в нанесении им ущерба в Деречине. В 1524 и 1528 годах они ведут тяжбу с князем Тимофеем Пузыной о нанесении им ущерба, а в 1524-м году судятся о Деречине - между собой. “Князь Иван Андреевич Полубенский вместе со своим братом Василием” судится с женой князя Ивана Горского о нанесении им ущерба. Оба брата, Василий Андреевич “маршалок королевский, державец Жолудский и Иван Андреевич, князья Полубенские” назначаются судьями для разбора дела по разграничению Малковских охотничьих угодий Ильинича. Какой-то князь Полубенский житель Брестского края на войсковом смотре 1528-го года выставлял двух кавалеристов. В 1536-1538 годах, князь Иван Андреевич Полубенский -королевский комиссар, был назначен королем, разбирать судебные тяжбы Волынских жителей. В 1538-м году, “князь Иван Андреевич Полубенский и его сыновья, Михаил, Петр и Андрей” были обвинены князем Александром Сангушко-Коширским в нанесении разного рода ущерба и грабеже, совершенных в Деречине и Котчине. Эта тяжба не прекратилась ещё и в 1540-м году. В 1540-м и в 1542-м годах, он выступает, в качестве королевского комиссара для разбора разных дел. Хотя он и не имел руководящих должностей, но состоял в совете приближенных короля и в этом качестве, его имя появляется на документах в 1544-м году, хотя из без какого-либо титула. Вероятно, в 1545 году, он получил титул “маршалка господарского”, так как в 1546-м году он выступает свидетелем, как “маршалок князь Иван Андреевич Полубенский” , а в 1547-м году получает привилей на усадьбу Букштов, в повете Мстибовском, возле Деречина. В 1549- 1551-м годах он упоминается, в качестве “маршалка и справца воеводства Новогрудского”. Ещё в феврале 1556-го года “маршалок, князь Иван Андреевич Полубенский и его жена княжна Невиданна Сангушко-Коширская, были обвинены Воловичем в том, что их люди Деречинские чинят ущерб его Хмельницким людям. Видимо он умер в 1556-м году. В марте 1557-го года, от имени “своей матери, княжны Невиданны Сангушко, супруги князя Ивана Полубенского маршалка господарского”, князь Иван Иванович Полубенский, обвиняет княжну Настасью Михайловну Сангушко, супругу князя Семена Одинцевича в нанесении ему ущерба в Деречинской усадьбе. “Невиданна Михайловна Сангушко, супруга князя Ивана Полубенского” в 1558-м году обвиняет “своего сына, князя Федора Ивановича Полубенского” в нападении на усадьбы Беличаны и Черневичи, причем от имени матери выступал её “сын, князь Александр Иванович Полубенский”. “ князя Ивана Андреевича, с упомянутой княжной Сангушко были сыновья и дочери.

Княжна Марина Ивановна, супруга Бенедикта Протасевича, войского Гродненского и ключника Трокского, в 1552-м году возвращает мужу отписанное им для неё приданное, выделяя долю матери, братьям и сёстрам. В 1570-м году, супруга Бенедикта Протасевича, войского Гродненского и ключника Трокского “Марина Ивановна княжна Полубенская” была вовлечена в дела усадьбы Бережск, принадлежащей, князю Александру Полубенскому, старосте Вольмарскому, державцу Вилькийскому и Пойюрскому, в связи с чем, вышеназванный князь ведет тяжбу в 1572-м году с Григорорием Воловичем, каштеляном Новогродским и старостой Слонимским. При этом также разбирается дело о присуждении Михаилу Воловичу земель от Деречинской усадьбы. Княжна Богдана Полубенская, родившаяся от брака с княжной Сангушко, была супругой Ивана Ляцкого лесничего Подляского.

Из сыновей князя Ивана Андреевича, трое: Михаил, Петр и Андрей, в 1538-м году упоминаются вместе с отцом. Князь Иван Васильевич Полубенский, староста Мстиславльский, в 1558-м году пишет завещание, которым отписывает сумму от усадьбы Глубокое “сыновьям покойного князя Ивана Андреевича Полубенского, а своим племянникам, князьям Александру, Михаилу, Андрею, Федору и Ивану Ивановичам Полубенским”. Очевидно, что князь Петр Иванович Полубенский умер молодым до 1558-го года. Осталось в живых пять сыновей, которые явились прародителями отдельных ветвей рода, это: князья Александр, Михаил, Андрей, Федор и Иван.

Князь Андрей Иванович Полубенский, в 1538-м году упоминался вместе с отцом. Вместе “со своей женой княжной Азариной Андреевной Соколинской” он ведет тяжбу в 1558-м году с матерью и братьями своей жены князьями Соколинскими, о том что те, уступив ему усадьбы Милковичи и Бешенковичи, продолжают собирать дань с жителей этих усадеб. Дмитрий Сапега в 1561-м году вызывает на суд «князя Андрея Ивановича Полубенского» обвиняя его в нападении на Кривскую усадьбу. У него было три сына: Андрей, Даниил и Остафий (Остап), а также одна дочь -Мария. Княжна Мария Андреевна, была супругой Кирилла Зубцовского городничего Луцкого, который "вместе со своей супругой Марией княжной Полубенской", обвинял в 1590-м году Андрея Фирлея в изгнании его из усадьбы Белина. В 1594-м году “Мария Андреевна княжна Полубенская, супруга Луцкого городничего Кирилла Зубцовского” обнародовала завещание своего покойного мужа.

Из сыновей Андрея, самый старший -Андрей Андреевич- согласно родословной, стал казаком. Говорили, что он ушёл на Запорожскую Сечь. Ничего неизвестно о Данииле Андреевиче. Князь Остафий Андреевич, был, вероятно упомянут в 1609-м году в качестве “свидетеля князя Остафия Полубенского” в завещании Дмитрия-Скумина Тышкевича, и вместе с женой он был упомянут в 1620-м году в завещании его вдовы -Ганны Михайловны Масальской. От брака с княжной Масальской, у него было три сына: Ян, Михаил и Даниил, а также две дочери: одна из которых вышла замуж за Масальского, а другая за Тышкевича. О князе Данииле Остафьевиче, более ничего неизвестно. Князь Ян Остафьевич, был убит на войне в Ливонии и похоронен в церкви Киево-Печерской Лавры. Князь Михаил Остафьевич, был, очевидно, тем “князем Михаилом Полубенским", который был убит при атаке короля Владислава IV под Бялой во время войны с Москвой и похоронен в церкви Киево-Печерской Лавры.

Сообщение отправлено: 1 июня 2008 20:06 ( Ne administrator)

Сообщение отредактировано: 1 июня 2008 20:07
Ответить  

Модераторы: Belolika, galinak_new, Leonid-sh, nmash, Popova, shirsin, smirni, Tanusya, Theodor, tnaia, Tritter, Vladim, Vodnik_dnepr, Верепьюшка, Клушин_А, Н. А. Борисов, Наталья Алексеевна Исаева, РадомирПечать
Быстрый переход в раздел:

Реклама от YouDo
Смотрите: расценки ведущего свадеб, описание.
Услуги специалиста: обучение дайвингу косино - выбирай нас!