Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях или просто рассказать о себе всему миру - пусть родственники сами найдут вас! Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

Аким Чепухин из рода Чепы


О станичнике г. Волуйки и происхождении его фамилии. Генеалогическое исследование по документам XVII века.

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   Аким Чепухин из рода Чепы
RSS
Поиск людей с помощью генеалогического сообщества

Автор статьи: А.Г. Чепухин
Первоисточник: Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника
Страницы: 1 2 3 4 5 6 #


м в своём селе? Ничего об этом узнать нам не удалось.
В начале 1702 г. в Волуйку к воеводе Г.И. Дубасову пришли грамоты от воеводы Азова С.Б. Ловчикова со списками беглецов из Троицкого. Воеводе Дубасову велено беглецов в Волуйке и уезде «сыскать, а сыскав и учиня им наказанье, бив батоги, выслать в Троецкой» . Среди таковых оказался Пётр Акимов сын Чепухин. В апреле 1702 г. воевода Дубасов отчитался в Разряде, что все беглецы найдены, наказаны и высланы обратно на строительство южного города. Можно предположить, что за совершенную провинность Петра Чепухина лишили службы и поместной земли. Следовательно, он и всё семейство остались без средств существования, что вынудило их покинуть Волуйку.
В начале XVIII в. происходил массовый исход служилых людей из Волуйки в донецкие казачьи городки. Причины бегства - недовольство реформами царя Петра, ущемление в правах служилых людей, произвол и разорение алчным и жестоким воеводой Дубасовым. В «смотре и разборе» 1705-1706 гг. людей пешего строю всяких чинов города Волуйки из семьи Акима Чепухина никто не обнаружен. В списках 1706-1707 гг. волуйчан, уклоняющихся от службы, откупщиков, беглецов в донецкие казачьи городки, льготников, обедневших, больных и умерших их также не находим.
В последующие годы поместная земля Акима Чепухина несколько раз переходила из рук в руки. Уже в 1702 г. волуйчане Иван Маринов, Кондратей Лукьянов, Филат Булавин, Степан Потапов просили дать 100 четей поместной земли в урочищах, ранее данных Игнатию Безготкову, Акиму «Чапухину» с товарищами. Воевода Г. Дубасов получил грамоту из Поместного приказа с разрешением отмежевать её челобитчикам .
Село Чепухина и рядом расположенные хутора по речке Полатовке иногда объединились в одно общее название – село Полатовка. В 1713 г. во время нападения татар и некрасовских казаков на уезд существенно пострадало село Полатовка Валуйского стана - взято в полон 341 (167 взрослых и 174 малолетних), убито 6 человек. Тихона Некрасова мать вдова Марина 58 лет «срублена», Емельяна Шацкого жена Федора 48 лет «срублена», Ивана Грязного мать, вдова Евдокия 83 лет «срублена». Фамилии полоняников: Дементьев, Хромцов, Лабынцов, Анисимов, Фаустов, Сафонов, Салков, Дракин, Титов, Трускавин, Потапов; из городовых — Дмитриев, Базаров, Пьяного, Шумский, Чюконов, Елизаров, Белозеров, Распопов, Иванов, Авчинников, Карпов, Косов, Зиборов, Звегинцев, Семенов, Русанов, Романов, Чюркин; крестьяне помещика Ивана Старова – 6 человек; из казаков — Ананьин, Колесников, Лихвенцов, Назин; церковный причет — Распопов, дьячок Попов; новоприходцы — Метальников, Звягинцев, Рощупкин… Состав населения деревни показателен - в начале XVIII в. уезд осваивали волуйчане, солдаты и русские вольные люди из разных городов.
В городе «Валуйка», «селе Чепухина», других деревнях и сёлах уезда по 1-й ревизии никто с фамилией Чепухин не жил. В селе Чепухина в 1719 г. проживали 43 человека городовой, рейтарской и казацкой служб. В переписи указаны сведения о возрасте и годности мужчин к военной службе. Самому пожилому жителю, Фёдору Чекрыгину, было 100 лет, его сыну — 30. Если в семье главу семьи некем было заменить в работе, росли малолетние дети, то ставилась приписка: «За бесчеловечеством в службу негоден». В селе жил поп, следовательно, была церковь или приход. Во дворе попа Васильева нашёл приют мальчик-сирота Аврам. Фамилии жителей села: Анисимов, Бозаров, Дяблов, Левин, Маленков, Назин, Жаворонков, Праселков, Пруцкой, Чуркин . В 2013 г. при изучении фамилий на памятниках сельского кладбища нами установлено, что потомки первых жителей проживали в Чепухино вплоть до конца XX века.
В XVIII в. село называлось «Полатово Чепухина тож». Двойное название села говорило о равноценности обоих именований: первая половина — современное, основное, а вторая — старинное. Смена старого названия объяснялась тем, что настоящая жизнь села уже никак не была связана с именем его основателя и прежнего владельца. Сложная и неудобная форма подобных названий не соответствовала общепринятым российским стандартам. С середины XIX в. селу возвратили его прежнее название, «Чепухино». В 1958 г. село вновь переименовали. Никому неизвестное, затерявшееся на Белгородчине небольшое село прославилось тем, что в нём родился и провёл детство герой Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. генерал армии Н.Ф. Ватутин. В настоящее время село носит его имя — «Ватутино». В нём есть музей, на кладбище похоронены мать и близкие родственники генерала.
В 1859 г. в селе Чепухино было 59 дворов, церковь православная, население - 400 человек; в 1900 г. – 78 дворов, 511 селян, церковь, земская школа, винная лавка, в 1932 г. – 862 человека, в 1994 г. в селе Ватутино – 42 двора, 110 человек; в 2009 г. - 40 жителей.

Но никогда нельзя заранее сказать, к чему могут привести архивные поиски. Совершенно случайно в казачьей службе города Чугуева 1719–1720 гг. обнаружились Иван и Давыд Чепухины . Иван — второй сын Акима, Давыд — наверное, внук. Таким образом, один из сыновей Акима перебрался в Чугуев и продолжил военную карьеру.
Прошло три столетия, сменилось десять–двенадцать поколений. Известно, что фамилии путешествуют вместе со своими носителями. Потомки Акима разъезжались по стране, теряя между собой связи. Кто знает, возможно, многие Чепухины приходятся друг другу родственниками и ведут свой род от Акима Чепухина — станичника города Волуйки.


2. Происхождение фамилии.

2.1. Чепыч.

2.1.1. Фамильное окончание «–ич(-ыч)».
Фамильные окончания или фамильные (патронимические) суффиксы – элемент фамилии, способный дать информацию о происхождении его носителя.

С 1675 по 1688 гг. Акима при военном учёте записывали по имени-отчеству. Почему писцы так долго не хотели вносить в списки его фамилию? Фамилии Чепычин, Чепучин, Чепухин мало похожи между собой, как по звучанию, так и по написанию. В грамотах они написаны отнюдь не небрежно, но очень даже разборчивым почерком. На оплошность писца это никак не походит.
«Чепычин» образовано из базовой основы «Чепыч» и фамильного окончания «-ин». В свою очередь, из имени обеспеченного «Чепыч» выделяются корень «чеп» и суффикс «–ыч». Древние патронимические суффиксы «–ич/–ыч» характерны для белорусской антропонимики, встречаются на Украине, особенно в северных землях и в Закарпатье, в северной Польше, широко распространены у сербов и хорватов. Фамилии данного типа обозначают принадлежность к роду. Представителя рода Чепы именовали Чепыч (Чепич). Аналогично: Бабич, Савич, Смолич, Налич; Жарыч, Зварыч, Ганыч, Кулиныч, Мариныч, Юдэныч, Яглыч.
После большинства согласных буквы «ы» и «и» отражают явление смягчения согласных. Употребление в словах «ы» и «и» по смыслу слабо различимо: «бити – быти», «мити – мыти». Буква «ы» есть в русском и белорусском алфавите. Из сербского и болгарского она исключена относительно недавно, в XIX веке. В других национальных славянских кириллических алфавитах она отсутствует. В большинстве малорусских говоров звуки «ы» и «и» совпали в одном звуке, который произносится ближе к «ы», чем к «и», в орфографии вместо пары «ы/и» используется «и/i».
Фамилии на «–ич/-вич» считаются наидревнейшими. Суффиксы «–ич», «-вич» известны ещё со времен, когда существовали родовые отношения. Они присутствуют в названиях племён: Кривичи, Дреговичи, Радимичи, Уличи, Вятичи, Русичи. Племенные названия с окончанием «–ич-и» воспринимались как родовые имена; они применялись ко всем сынам (или потомкам) семьи, рода или племени, восходящим к одному эпониму. Эпоним – божество, реальный или легендарный человек, или герой, в честь которого получил своё название какой-либо географический объект - город, река, гора и т.д., народ, племя. Эпонимами называют имена собственные, ставшие именами нарицательными. Местности с названиями на «–ич-и» считаются очень старыми и обозначают Отечество рода. Распространены в Белоруссии, Украине и Югославии.

2.1.2. Русификация «иностранных» фамилий на Руси.
Власти относились к выходцам с западных территорий, имеющих фамилии на «-ич/вич», неоднозначно. Всё дело в том, что отчества на «–ич» являлись на Руси уважительным обращением к важным и влиятельным особам. Так именовались лишь те, кто принадлежал к княжеской и боярской аристократии. Эти отчества выражали именитое происхождение, знатность, были престижны. Русификация «иноземных» фамилий происходила вследствие административной и образовательной политики властей. В XVII в. фамилии, хотя и становились важнейшей частью именования, ещё не приобрели юридического статуса, который бы гарантировал устойчивость их форм. Адаптация фамилий к той или иной социальной норме не вызывала особого удивления и сопротивления у самих носителей фамилий. Иногда власти ставили и такое условие: «Хочешь служить, соглашайся на новую фамилию». Документальная запись фамилий правильно «по-русски» производилась простым добавлением национальных форм «-ов/ев», «–ин» (Савич – Савичев, Чепыч - Чепычин), или путём усечения неугодного патронима (Иваныч — Иванов, Петрович — Петров, Федорович — Федоров). В этом проявлялось стремление к единому стереотипу, стандартизации, так как большинство русских фамилий имело эти окончания. Причём тогдашние писари глубоко не задумывались о значении базовой основы и какого она рода, прибавляя в одном случае «-ов/-ев», в другом «–ин», а иногда и оба окончания одновременно: Немич–Немичев–Немичин–Немичинов. В некоторых случаях «-ич/-ыч» заменяли на продуктивный суффикс «–ух-а» («-их-а»). Суффикс «–ух-а», присоединяясь к непроизводной и производной основе, прида¬ет значению, выраженному основой, предметный характер (объекта или субъекта): голодуха от голод-, краюха от край-, веснуха от весн-(а), стряпуха от стряп-(ать) и т. д. Или образует стилистически сниженные синонимы мотивирующих имён существительных — личных имён и нарицательных существительных: Петруха, Гришуха, Ропуха, Рябуха, Чируха, Шаруха, Шелуха, Шепетуха, Шипуха, братуха, клетуха, комнатуха. Та¬кие образования произносятся с ударением на суффиксе «-уха». О проведённых когда-то чиновничьих правках говорят варианты фамилий: Кудрич-Кудричев, Сарыч-Сарычин-Сарычев; Булич-Буличев-Булухов, Шевич-Шевичев, Раич-Раичев (сербско-русские фамилии); Горич-Горичев-Горичин-Горухин, Жарыч-Жарычев-Жарухин; Бабич-Бабичев-Бабичин-Бабученко-Бабухин, Ганыч-Ганычев-Ганичин-Ганухин, Любич-Любичев-Любичин-Любухин, Зварыч-Зварычев-Зварухин, Маревич-Марух-Марухин-Марухов, Маринич-Мариниченко-Мариничев-Маринухин, Жданович-Ждановиченко-Жданухин, Галич-Галичев-Галичин-Галухин, Федорович

Страницы: 1 2 3 4 5 6 #

Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел: