Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

ПИСАТЕЛЬ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ Б. К. ЗАЙЦЕВ


Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   ПИСАТЕЛЬ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ Б. К. ЗАЙЦЕВ
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества



Каждый большой русский писатель возвращается в зрелом творчестве к своим духовным истокам: к детству и юности, к своей малой родине. Для него – русского эмигранта в Париже она была небольшим провинциальным городком на живописных берегах реки Оки, откуда он вышел родом и память о котором он пронес через всю свою жизнь. Эти строки посвящены малоизвестному писателю русского зарубежья, проведшему пятьдесят долгих лет вдали от родины – нашему земляку калужанину Борису Константиновичу Зайцеву (1881-1972).
Перу писателя принадлежат замечательные романы “Земля”, “Дальний край”, ”Тихие зори”, рассказы “Зимняя печаль”, “Сны”, трилогия “Путешествия Глеба”, “Преподобный Сергий Радонежский” и др. Основной темой творчества писателя за границей стала тема России, недавней, но уже не существующей. В Париже им созданы романы “Золотой узор” (1926 г.), “Дом в Пасси” (1935 г.)”,”Заря (1937 г.)”, “Древо жизни”(1952 г.), в которых ярко отразились нравственно-религиозные искания писателя” и ностальгия по исчезнувшему прошлому.
Б. К. Зайцев происходил из дворян Калужской губернии. Его отец – коллежский асессор Константин Николаевич Зайцев владел чугунолитейными заводами в Мальцевском промышленном округе, возглавлял Людиновский завод.


Детство Бориса Зайцева, прошло в деревне Усты Жиздринского уезда Калужской (ныне Думинического района) губернии. Отец Бориса Константин Николаевич Зайцев вышел из бедной дворянской семьи и работал в Устах горным инженером. Позднее — директором Людиновского завода — одного из крупных предприятий так называемого промышленного района Мальцовых, крупных предпринимателей и промышленников России. Здесь, в Калужской губернии, на речке Жиздре на берегах озера Ломпадь, прошло детство писателя, с первыми школьными уроками и походами по лесным тропам Калужского края. Потом все эти светлые видения детства являлись вновь уже на страницах его рассказов, романов, повестей.
Любовь писателя к России, к ее неповторимой природе, к христианскому быту крестьян, священнослужителей, людей разных сословий, пронизывает его автобиографическую тетралогию "Путешествие Глеба". Вот как сам Борис Константинович описывал героя романа: “Столь сильно и глубоко в нем засел глухой уголок Жиздринского уезда, что всю жизнь сопровождали видения разных устовских лесов, парка, кладбища за церковью… Если взглянуть глазами будничными, почувствуешь ли поэзию, величие устовского утра июньского, прелесть ландышевого леса, таинственности бурелома, необычность вида из дальнего уголка парка на леса и широту русского приволья?” И словно оживают под пером писателя картины его детства на Калужской земле. “Все мое детство прошло среди простонародья. Был я для них не просто барчук, а прежде всего товарищ детских игр” – вспоминал писатель. К теме родной земли он будет обращаться всю свою последующую жизнь, находясь в эммиграции в Париже, будучи навсегда оторванным от милой земли своего детства. Первый роман "Заря" из его зарубежной тетралогии появился на свет в 1937 году; году, последний парижский — "Древо жизни” – в 1952 году.
Отец Бориса Зайцева владел селеньем Будаки под Калугой, где мальчик с матерью и сестрами проводил летнее время до поступления в гимназию. "От балкона идет прямая дорожка к дубу, а от него крутой спуск к Оке", – вспоминал Зайцев – “С этими песнями, старыми, заунывными, но исполнявшимися голосами молодыми, полными силы, радости жизненной, постигается Россия калужская — диковатая, но могучая, сероглазая, в домодельных поневах и красных ластовицах на рубахах, вольная и широкая, как сама здешняя Ока, вся в пении, в быту почти еще патриархальном - в обстановке приокских пейзажей, будаковских берез, никольского благовеста, духовитых покосов по разным "ложкам" и "верхам", под всегда равными себе звездами. Мать Земля, мать Россия дышала благодатью своего изобилия и мира!"
В 1892 году Борис Зайцев поступает в Калужскую Николаевскую классическую гимназию, казарменный дух которой он описал в повести “Заря”. Во время учебы он жил в Калуге на Никитской улице, в доме родного дяди, врача Михаила Николаевича Зайцева, настоявшего, чтобы Боря, слабый здоровьем, был под его опекой. По воле отца, мечтавшего видеть сына продолжателем инженерного дела, Борис с 1894 года переводится из гимназии в реальное Калужское реальное училище в Воскресенском переулке (ныне один из учебных корпусов КГПУ им. К. Э. Циолковского), которое он заканчивает с отличным аттестатом и правом поступления в технический вуз.
Летние каникулы Борис проводит на Волге в местечке Балыково под Нижним Новгородом, где отец работает директором Ижевского сталелитейного завода. Здесь он ходит с отцом на охоту и рыбалку, собирает ягоды, грибы. Богатая русская природа заложила в душе Бориса Зайцева глубокие культурные корни, которыми пронизаны все его произведения. Годы, проведенные Зайцевым в Калужском крае (1892-1898) были временем формирования его сознания, становления личности. На протяжении долгих лет писатель вспоминал Калугу с неизменным теплом. Грусть расставания с Калугой писатель передал в повести “Тишина”.
Первые свои первые повести он начал писать еще в 1898 году. Но ни отец, ни дядя Михаил, ни близкая по лирическим движениям души сестра Татьяна не знали о его творческих тайнах. В начале все шло по задуманному отцом плану. Когда Константина Николаевича, опытного специалиста и предприимчивого промышленника, переводят в Москву на должность директора крупного сталепрокатного завода Гужона, Борис Константинович, следуя семейной традиции, продолжает образование в Императорском высшем техническом училище Москвы. Правда, через год, за участие в студенческой забастовке, его исключают. Однако именно в это время он и показывает свои первые литературные опыты уже известному писателю Леониду Андрееву.
Так определилась будущая литературная судьба Зайцева. Именно с благословения Андреева в столичной газете "Курьер" публикуются первые рассказы молодого автора, недавно приехавшего из Калуги. Сами их названия напоминали о российской провинции: “Ночь” (1901), "В дороге (1902)", "Гора Угрюмая (1902)", "Соседи (1902)". Шестнадцать лет, прожитых писателем в Калужской земле, как первый житейскии опыт легли на страницы рассказов в 1901-1905 годах, в том числе и в таких, как "Земля (1902)", “На станции (1902)”, "Священник Кронид (1903)". В последнем разворачивается один из дней отца Кронида, где-то в окрестном с Калугой селе: "В усадьбе Крона почитают за основательность, ум; в столовых, со свечкой перед образом, он из года в год поет, молится, дает целовать крест и ловким движением заправляет волосы после молебна; потом разговляется. Один год говорят о Толстом, другой — о войне, о разных случаях в уезде: кто где умер, кто как хозяйничает; выпивают, но Крон неуязвим..."- пишет Зайцев. Так философски, с позиций христианства и мудрого житейского опыта, невозмутимо, как отец Кронид, смотрели на жизнь и старец Оптиной пустыни Амвросий, принимавший по-христианским канонам всех, кто к нему шел со своими делами: простого пахаря-мужика, и знатного купца и признанных гениев земли русской Достоевского и Толстого. Первого он увидел кающимся, второго — горделивым.
Если глазами оптинских старцев взглянуть на героев произведений Бориса Зайцева, то окажется, что они проходят по жизни тем же христианским путем смирения, гармонии с природой, в слиянии с вечностью. Может быть поэтому и река Ока приобретает у Бориса Зайцева далеко не географический смысл: "Ока впадает не в Волгу, а в вечность" – любил говорить писатель.
Вот почему и Калуга для Зайцева, навсегда покинувшего Россию в 1922 году, не просто — географическая точка на карте, а истоки его духовной жизни, рода Зайцевых. Здесь жил и родной дядя писателя Михаил Николаевич Зайцев, интеллигент, большой души человек, земский врач. В 1896 году он участвует в создании общины сестер милосердия Общества Красного Креста в Калуге. Готовил сестер милосердия, вел прием больных в амбулатории вместе со своими опытными коллегами В. А. Красинцевым и И. А. Щепетовой-Каменской. В Калужском доме родной сестры писателя Татьяны Константиновны Буйневич проходили занятия Калужского художественного кружка, товарищем председателя которого стала сама хозяйка дома. А позднее, в предреволюционные 1917-е годы, здесь располагалось научное общество "Вестник знания", в котором видную роль играл будущий "отец русской космонавтики" Константин Эдуардович Циолковский.
Умер Борис Константинович в Париже в 1972 году. Похоронен на русском кладбище в местечке Мон-март Парижа.
Прямые наследники рода Зайцевых живут и работают сейчас в Калуге, Смоленске и других городах России. Но именно Калуга стала городом первых Зайцевских чтений, на которые приехала из Парижа и дочь писателя Наталья Борисовна, и многие ученые, писатели и литературоведы. К Зайцевским чтениям в Калуге было издано первое в России издание романов писателя "Юность", и "Древо жизни" в книге "Атлантида". И это символично. Благодарные потомки сумели соединить питавшие творчество писателя родники в единое русло. Участники чтений прошли по тем улицам и дорогам от Калуги до Оптиной пустыни, по которым ходил когда-то в юности и Борис Зайцев. Один из них, внучатый племянник писателя, педагог и калужский краевед Е. Н. Зайцев, выпустил в 1995 году книгу "Борис Зайцев и Калужский край", в которой связал с его писательской судьбой историю Калуги и ее окрестных мест. Есть там и замечательный момент прощания писателя с Калугой, в которую уже потом он вернется своими книгами: "Борис прощался в парке с прелестным детством безоблачным и тихим июньским днем. Перед ним несла свои воды Ока, вдали был виден Перемышльский большак, подымающийся за понтонным мостом. Он уходил к Козельску, Оптиной Пустыни - странам для него уже историческим". Так в одно единое русло сливаются Ока, жизнь и творения выдающегося русского писателя, история и вечность.

Олег МОСИН Светлана МОСИНА

Литература: Пухов В. История города Калуги. - Калуга, Золотая аллея, 1998; Зайцев Б. Соч. в 6-ти т. – М., 1999; Зайцев Е. Н. Борис Зайцев и Калужский край. – Калуга, 1995.



Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru