Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

ГУБЕРНАТОР П. Н. КАВЕРИН


Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   ГУБЕРНАТОР П. Н. КАВЕРИН
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества



Павел Никитич Каверин (3.01. 1763—4.02.1853), действительный тайный советник, сенатор, калужский губернатор (23.02.1811—29.02. 1816). На годы его губернаторства пришлось тяжелое бремя Отечественной войны 1812 года, героическая оборона Калуги и последующее восстановление города. На его долю выпало восстановление приведение в порядок опустошенной после бегства французов Калужской губернии. Он возглавил комитет по формированию калужского ополчения, снабжению русской армии боеприпасами и продовольствием. О хорошо организованной обороне Калужской губернии и о самом калужском губернаторе высоко отозвался главнокомандующий М. И. Кутузов.


Павел Никитич Каверин происходил из русского дворянского рода, известного со времен Ивана Грозного. Его отец – поручик Никита Васильевич Каверин с ранних лет отдал сына на военную службу. Молодой Каверин с 1770 года состоял на службе при князе Г. А. Потемкине-Таврическом. В 1795 году за храбрость и мужество он был награжден орденом Св. Владимира IV ст. Впоследствии Каверин был назначен обер-полицмейстером Москвы. Попав в немилость к самодурному Павлу, был временно отстранен от государственной службы и занимал пост директора банка в Москве.
Калужским губернатором Каверин был назначен в 1811 году указом сменившего Павла императора Александра I. Его мудрое губернаторство способствовало подъему патриотических чувств калужан во время Отечественной войны 1812 года. В истории этой войны Калуга сыграла решающую роль. Именно в Калужской губернии совершился перелом войны, которая стала «пределом нашествия врагов». Сама же Калуга в течение нескольких недель была главной артерией, которая снабжала русскую армию всем необходимым. И Калуга с честью выполнила выпавшую на ее долю участь прифронтового города.
Предвоенная жизнь в Калуге началась с июля 1812 года, когда губернатором был издан манифест, призывавший калужан к оружию и пожертвованиям на защиту отечества. Дворяне, купцы и меценаты обещали Каверину не щадить не только своего состояния, но и жизни для спасения отечества. На следующий день губернские власти начали сбор Калужского ополчения, который закончился в рекордный трехнедельный срок. Калужская губерния предоставила в ополчение около 15 тыс. пеших и конных ратников. И в этом была огромная заслуга Павла Никитича. Он лично возглавил созданный комитет по приему в ополчение калужан и их вооружению, организовал в губернии пограничные кордоны, караулы в селах и деревнях. Люди разных возрастов добровольно вступали в ополчение. Именно им, первым из калужан, пришлось в те суровые дни встретиться с французами лицом к лицу и вступить в боевые схватки с неприятелем.
В начале июля 1812 года к Каверину прибыл генерал Милорадович и, несмотря на болезнь, занялся формированием рекрутского корпуса из 55 батальонов пехоты, 34 кавалерийских эскадрона и 18 рот артиллерии. В конце июля Калуга по сбору войск и военным приготовлениям походила на огромный военный лагерь. В пяти верстах от Калуги был устроен артиллерийский парк для отражения возможного нападения противника, выставлены многочисленные кордоны и партизанские отряды.
11 июля стало известно о приближении армии Наполеона к Смоленску. Калуга со Смоленском была соединена почтовым трактом, всего 150 верст отделяли эти города. В эти же дни губернатор Каверин создал два комитета. Один — по приему и вооружению ополченцев, второй — по сбору пожертвований на военные нужды. Сборы шли с большим патриотическим подъемом. С каждым днем усиливался поток продовольствия, теплых вещей и денег из добровольных пожертвований граждан. Одно Калужское купечество в двое суток пожертвовало свыше 100 тысяч рублей, горожане - 240 тысяч рублей и вещей на 154 тысяч рублей. А всего для армии калужане заготовили 44 тысяч четвертей муки, 40 тысяч четвертей овса, 500 тысяч пудов сена, 710 лошадей. Не осталось чуждым служению родине и Калужское духовенство. Оно пожертвовало 10 тысяч рублей и множество серебряных и золотых вещей.
Важнейшую роль сыграл Павел Никитич в деле снабжения армии продовольствием и боеприпасами. Это по его распоряжению в предвоенной Калуге были организованы магазины и склады сухарей, зерна, хлеба и съестных припасов. Требовалось в кратчайшие сроки перевести местные Людиновский, Угодско-Заводский, Сукремлький, Дугнинский чугунолитейные заводы на производство военной продукции. Для этого в помощь губернатору главнокомандующий М. И. Кутузов командирует армейского штабс-капитана Демидова, из рода заводчиков Демидовых. В самые сжатые сроки предприятия Калужской губернии отлили 34800 ядер и 17400 гранат. Когда же Калужское ополчение было готово к выступлению, епископ калужский Евлампий привел ополченцев к присяге, произнес напутственную речь и вручил начальнику ополчения генерал-лейтенанту Шепелеву икону с изображением Калужской Божией Матери и праведного Лаврентия.
Через два дня после Бородинского сражения и марш-маневра русской армии до села Тарутина, главнокомандующий М. И. Кутузов отдал губернатору приказ об объявлении Калужской губернии на военном положении. Было приказано закрыть Присутственные места и оставить только губернское правление, казенную палату и рекрутское присутствие. Драгоценную церковную утварь из Присутственных мест городские власти спешно эвакуировали в Орел, учебные заведения - в Рязань. А вместо прежних Присутственных мест был учрежден временный военный комитет под непосредственным руководством Кутузова и губернатора Каверина. В самой же Калуге началась паника – калужане стали спешно выезжать из города, улицы опустели; ворота, двери, окна в домах были открыты и взломаны; оставленный скот ревел на улицах. Участилось и мародерство. Горожане бежали, кто куда мог; зажиточные выезжали в другие губернии. Купцы приготовили барки для отправки уцелевших товаров вниз по Оке. И лишь в калужских церквях по-прежнему не прекращалось богослужение - ежедневно совершалось соборный молебен с крестным ходом.
Не имея точных сведений о неприятеле, калужане ожидали нападения французов в конце августа и первых числах сентября. По приказу губернатора на границах Жиздринского, Мещовского, Мосальского, Медынского и Боровского уездов были поставлены кордоны из ополченцев. Вестовые немедленно доносили сведения о любом движении неприятеля. В ночь, когда французов ожидали в Калуге, стало известно, что они прошли в Москву. 40 трудных дней и ночей - с 2 сентября до 12 октября 1812 года Калуга лежала «на пороге отчаяния». Когда русская армия сосредоточилась под Тарутиным, закрывши собою Калугу, возникло серьезное опасение, что Наполеон может дойти до нашего города. Опасения калужан дошли до фельдмаршала. 22 сентября Городской Голова И. В. Торубаев получил ответ Кутузова, в котором он пишет, что «надежде на верное поражение врага нашего нас не оставляет. Недостаток в продовольствии и совершенная гибель предстоят врагу неизбежно... Город Калуга есть и будет в совершенной безопасности». Сама же кампания, по мнению Кутузова, должна была прекратиться в скором непродолжительном времени. Ответ Кутузова успокоил калужан. 30 сентября 1812 года Кутузов вновь обращается к жителям нашего города: «в настоящее время мы видим в изобилии к нам милость Божию: злодеи наши со всех сторон окружены, свободный выезд из стана партиями, от нас везде посланными, совершенно воспрещен, люди и лошади изнуряются голодом, и каждый день во всех местах убитыми и пленными теряют они до 500 человек, что подтвердить могут и граждане ваши гг. Елисеев и Лебедев».
Тревожные предчувствия и беспокойство калужан за судьбу города были небезосновательны. 7 октября 1812 года Наполеон начал выступление из горящей Москвы на Калугу. Он заявил, что горе тому, кто осмелится преградить ему дорогу и что “главная ставка будет перенесена в преддверие Калуги, где армия станет на бивуаках ”. Но разгром под Тарутиным боевого корпуса Мюрата развеял эти обещания Наполеона. Русские войска преследовали бегущего неприятеля 7 верст, до села Спас Купля. На поле боя французы оставили около двух тысяч убитыми, в том числе двух генералов Фишера и Дери. В плен было взято 1100 солдат и офицеров. Попал в руки русских и личный обоз Мюрата с множеством драгоценностей, похищенных французами в Москве.
12 октября 1812 года, в самый разгар сражения за Малоярославец и последующие дни, когда город переходил из рук в руки и артиллерийская канонада долетала до окрестностей Калуги, а ночью небо озарялось заревом, калужане переправились на противоположный берег Оки и разместились в близлежащих селениях. Сидя ночями у наспех сложенных костров, калужане со страхом ожидали участи города. Тревога возросла, когда прошел слух об отступлении Кутузова до села Детчина. Губернатором Кавериным туда был отправлен дворянский заседатель Михайлов. В Детчине он и встретил Малоярославецкого городничего Быкова и исправника Радищева, которые объяснили, что город пока — в руках французов, а штаб Кутузова — в соседнем селе Леташевке, в имении князя Волконского. Русская же армия перекрыла дорогу к Калуге, заняв выгодные позиции.
Когда Наполеон 14 октября 1812 года оставил Малоярославец, отведя армию к Боровску, в разоренный город, улицы которого были устланы трупами тысяч солдат и коней, приехала целая делегация калужан во главе с вице-губернатором Хитрово, правой рукой губернатора Каверина. Они-то и организовали очистку города от развалин, создав спасательные команды по транспортировке раненых и захоронению падших. Помощниками губернатора в эти фронтовые дни стали епископ Калужский и Боровский Николай, губернский предводитель дворянства Чаплин, представители уездного дворянства, городские головы и многие офицеры и солдаты Калужского ополчения. Прошел крестный ход вокруг сильно пострадавшего от вражеских снарядов Никольского монастыря. Тут же был проведен и сбор пожертвований для пострадавших семей - более 2000 рублей.
Сама Калуга в те дни, когда вслед за армией в сторону Вязьмы и Смоленска двинулось и ее ополчение, походила на большой лазарет. Для тысяч раненых и военнопленных не хватало места. Все корпуса Хлюстинской и других больниц были переполнены. Раненые направлялись в отданные под госпиталь дома купцов, помещиков и заводчиков, в том числе дома купца Торубаева, дворянина П. А. Чирикова, владельца Полотняного Завода Гончарова, предводителя Малоярославецкого дворянства Белкина и др.


Страницы: 1 2 #

Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru