Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

ЗАВОДЧИКИ БАТАШЁВЫ


Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   ЗАВОДЧИКИ БАТАШЁВЫ
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества



Баташёвы-семья рудопромышленников и заводчиков XVIII – начала XIX вв, выходцы из кузнечной тульской оружейной слободы. Родоначальник Иван Тимофеевич Баташёв (умер в 1734 г.), который будучи знатоком металлургического дела, работал управляющим на заводах Н.Д. Демидова в Туле. Первый свой завод с полным циклом металлургического производства Баташёв построил в 1728 году на земле генерала Чернышёва близ. г. Медыни.
Много старинных легенд и преданий связано с этими местами. Бескрайний лес, раскинувшийся от Оки до Клязьмы, подступает почти вплотную, а то и дело встречающие здесь диковинные названия — Ибердус, Лався, Курша, Вещур, Екшур — напоминают о тех временах, когда здешние места населяли племена мещеры, курши, муромы. А в 1446 году два татарских царевича, Касим и Якуб, бежав от разразившейся в Орде междоусобицы, поступили на службу к великому московскому князю Василию Темному и на долгие годы стали его верными союзниками и соратниками. В 1452 году Василий Темный за службу пожаловал Касиму Городец Мещерский, который с 1471 года стал называться Касимовым. Так началась двухсотлетняя история Касимовского царства — удельного татарского ханства на глухой лесной окраине Московской земли. Памятниками той поры сохраняются древний белокаменный минарет и мавзолеи касимовских правителей, в одном из которых погребен Шах-Али-хан, по русски — Шигалей, активный участник взятия Казани.
В 1681 году со смертью последней касимовской правительницы царицы Фатимы Султан-Сеитовны Касимовское царство перестало существовать. Правда, был еще один претендент на касимовский престол — придворный шут и «доверенный слуга» Петра I И.А. Балакирев, который «позволял себе много такого, за что и многих чиновных особ ссылали в Сибирь». Рассказывают, что, когда Петр в 1722 году плыл с флотилией по Оке, направляясь в Персию, Балакирев «просил у царя позволения именоваться ханом Касимовским, на что Петр и согласился». Так ли, нет, но при Екатерине I Балакирев и вправду получил во владение двор бывших касимовских царей и часть города с Татарской слободой и Старым посадом. Сам Балакирев окончил свои дни в Касимове и похоронен здесь же, у Георгиевской церкви.
А в середине XVIII века появился в здешних краях «возникший из ничтожества» тульский купец Андрей Родионович Баташев, и стали расти вокруг Касимова баташевские железоделательные заводы, работавшие на местной болотной руде. В 20 верстах от города, в поселке Гусь-Железный, устроил Баташев свою резиденцию, где до сих пор сохранились построенные им громадная белокаменная Троицкая церковь, плотина и громадный усадебный дом. В местном музее среди прочих экспонатов нельзя не обратить внимания на очень красивое чугунное литье баташевского завода.
О семействе Баташевых ходили в здешних краях предания и легенды, не раз вдохновлявшие известных писателей, в том числе А. Куприна и А. Мельникова-Печерского. Одни деяния Баташевых внесли немалый вклад в становление промышленности России и заслуживают славу и хвалу, а другие до сих пор окружены недоброй молвой, зловещими легендами и неразгаданными тайнами.
С середины 50-х годов XVIII века Баташевы, с помощью связей в Петербурге, а также, как поговаривали, путем всевозможных махинаций, стали владельцами огромных земельных наделов и железных заводов на реке Оке. Андрей Баташев приобрел огромную власть и влияние в окрестных местах, превратившись в почти безграничного хозяина здешних краев, а его имение в Гусь-Железном, в центре его колоссальных владений, получило прозвище «Орлиного гнезда». «С первого взгляда на эту массу построек на берегу огромного искусственного озера, большей частью уже превратившихся в развалины, вас поражает оригинальность этого «Орлиного гнезда», напоминающего гораздо больше жилище средневекового феодала, чем усадьбу русского помещика. Полуразрушенная теперь каменная стена, больше 2-х верст длиной, охватывает как бы крепостным кольцом площадь, где кроме огромного «барского» дома с десятком флигелей и бесконечных «служб», помещается парк, «страшный сад», грандиозные развалины театра и больше 20 оранжерей» — так описывалось баташевское имение на реке Гусь в 1923 году в касимовской газете «Красный восход».
Усадебный дом в Гусь-Железном был сооружен на рубеже XVIII — XIX веков. Его необычная длина и породила легенду о том, что Баташев построил свой дом на самой границе двух губерний и с таким расчетом, что разные концы дома выходили одна — в Рязанскую, другая — во Владимирскую губернии. Это позволяло заводчику ловко избегать администрации обеих губерний. К дому примыкал большой сад, обнесенный высокой — 5 — 7 метров — стеной и разделенной на три части, одна из которых носила характерное название «сад ужасов».
«Орлиное гнездо» представляло собой впечатляющее зрелище, и в Гусь-Железный до революции не раз специально приезжали члены археологических обществ из Москвы и Петербурга. Особенный интерес у них вызывала «подземная часть и плотина», про которую в одном из докладов в Московском археологическом обществе в 1903 году было сказано, что «равной ей по оригинальности устройства и ценности трудно найти во всей России». Что же касается «подземной части», то с ней-то и связано большинство преданий и легенд, и до сих она окружена тайнами, которые все еще ждут своей разгадки.
На строительство дворца Андрей Баташев согнал в Гусь чуть ли не весь народ из подвластных ему деревень, и меньше чем через два года на огромной, окруженной лесом поляне появилась усадьба-крепость, обнесенная сплошной каменной стеной двухсаженной высоты с башнями и бойницами, способная выдержать настоящую осаду. Три двора были окружены каменными флигелями, «людскими» и всевозможными «службами», которые еще в начале ХХ века, поражали своей величиной и численностью. За огромным, в два этажа барским домом находились парк и сад, который еще при жизни Андрея Родионовича получил в народе прозвание «страшного сада», из-за того что посредине его был устроен «позорный столб», к которому привязывали провинившегося для наказания плетьми.
Одновременно возводились и плотины, которыми были запружены речки, образовавшие огромное озеро около 30 верст в окружности. Быстро рос и чугунолитейный завод. Впрочем, своим заводам Андрей Баташев со временем стал уделять все меньше внимания, найдя, как рассказывали современники, другие источники доходов. Строительство огромного поместья с заводом и плотиной было закончено меньше чем через два года, и с этого времени начался тот загадочный период деятельности хозяина «Орлиного гнезда», который сразу вызвал удивление и страх всей округи и породил множество слухов, не доказанных, но и не опровергнутых по сей день.
Однажды вечером несколько сот рабочих были собраны заводчиком в громадном зале дворца. Что им говорил Баташев, не знает никто. В исторической памяти остались только напутственные слова, сказанные Баташевым уже на крыльце: «Коли волю мою будете выполнять усердно, — всем награда на весь ваш век, но ежели кто-нибудь слово проронит, хоть во сне, или попу на духу — то сделаю, что покойники в гробах пере- вернутся!»
На следующий день рабочие были разделены на две партии. Первая с наступлением ночи исчезла за чугунными воротами барской усадьбы и вышла из них только через сутки, когда ей на смену вошла туда вторая партия. Так продолжалось каждый день. Рабочих этих никто ни о чем не смел спрашивать — все трепетали перед грозным владыкой. Но стало известно, что каждую ночь с барского двора тянутся целые обозы с землей, которую ссыпают к озеру, а туда ввозят тесаный камень, болты да двери железные — «точно другую усадьбу строить собираются». Чугунные ворота день и ночь охранялись стражей (Баташев получил разрешение властей иметь своих «егерей числом в 800»), и любопытный глаз не мог проникнуть за стены усадьбы без воли властелина.
Днем жизнь в баташевской резиденции текла обыденно, и только с наступлением темноты начиналась загадочная деятельность, продолжавшаяся почти год. Конечно, и тогда многие в округе догадывались, что Баташев под землей «другие хоромы строит», но где в них вход, для чего они делаются — никто не знал, даже из обитателей усадьбы.
Всем живущим за стенами «крепости» было отдано строжайшее приказание — с наступлением темноты запираться в своих помещениях и не сметь отворять ни окна, ни двери до тех пор, пока утром не зазвонит колокол, повешенный над чугунными воротами усадьбы. Только несколько стражников целыми ночами стояли в карауле, охраняя тайну хозяина усадьбы.
В одну из своих частых поездок в Петербург Андрей Баташев был принят в масонскую ложу, в которой состояли членами чуть ли не все аристократы того времени, и благодаря этому завязал знакомство со множеством влиятельных лиц столицы, включая фаворита императрицы князя Потемкина. Вельможи все чаще стали превозносить ум и щедрость касимовского «орла», а некоторые приезжали даже отдохнуть от дел государственных в дальнее поместье Баташева, где пиры и гулянья длились, бывало, по нескольку дней. Но мало кто задавался вопросом — откуда берется та масса червонцев, которые рекой текли из рук щедрого вельможи?
Дворовые люди Баташева и заводские рабочие знали, что за барской усадьбой построена целая слобода для трехсот рабочих, которых барин привез откуда-то со стороны. При этом было одно странное обстоятельство: днем — дома ли, в кабаке, на гулянье — их можно было видеть только 150 человек, остальная же половина всегда отсутствовала. Заметили, что ровно в полночь 150 человек этих таинственных рабочих отправлялись к одной из башен, помещавшейся в задней стене парка, и исчезали за ее дверями, а оттуда выходила другая половина и безмолвно расходилась по своим домикам. Долгое время пытались добиться от кого-нибудь из этих рабочих — куда они ходят ночами и что делают, но ответ был один: своя голова еще не надоела, а «с вашим барином шутки плохи». Некоторые вообще отвечали угрозой «доложить самому» об излишнем любопытстве дворовых, после чего всякие расспросы прекратились.
Но однажды, рассказывает предание, один из этих таинственных рабочих на свое несчастье без памяти влюбился в заводскую девушку Грушеньку, которая условием своей благосклонности поставила то, чтобы он рассказал ей, где пропадает целыми сутками и что делает? Долго она клялась и божилась, что и попу на исповеди не проговорится, и рабочий сдался. А спустя немного времени по округе пошла глухая молва о том, что в «подземных хоромах» устроен монетный двор, где день и ночь «работаются червонцы».


Страницы: 1 2 3 #

Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru