Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ ГЕРАЛЬДИКИ


Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ ГЕРАЛЬДИКИ
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества



В русский язык слово «герб» проникло из польского языка; польское «herb» происходит от чешского «erb», в основе его — немецкое слово «Erbe» — «наследство». Гербами называют графические знаки — символы, эмблемы отдельных лиц, семей, родов, корпораций, территорий и государств, составленные по определенным правилам.
Подобные эмблемы известны с глубокой древности. В Египте, Персии и Греции устойчивыми эмблемами некоторых территорий были изображения животных, символизировавших богов-покровителей; например, на афинских монетах чеканилось изображение совы — спутницы богини Афины. Существовали и личные, «владельческие» знаки; они изображались на печатях, клеймах. Такие родовые знаки — тамги — известны у многих кочевых народов.
Зарождение системы родовых гербов, составляемых по определенным правилам, обычно относят к эпохе крестовых походов (1096—1270). Вначале изображения на знаменах и щитах рыцарей, закованных с ног до головы в железные доспехи, были прежде всего опознавательными знаками. Они позволяли отличить врага от союзника, труса от храбреца. Довольно скоро эти изображения, избираемые произвольно, стали передаваться от отца к сыну и превратились в родовые эмблемы. Потомки гордились заслугами предков и уже не могли произвольно менять свой герб. Каждый его элемент получил определенное значение, и специальные должностные лица — герольды — следили на рыцарских турнирах, чтобы никто не мог незаконно использовать чужой герб. Изменить герб могли лишь выдающиеся отличия или, напротив, совершенные владельцем герба поступки, недостойные рыцарской чести. Так, например, за проявленную трусость в бою у рыцарского щита срезали правый угол, а за убийство военнопленного укорачивали щит снизу. За то, что рыцарь Жан д'Авен оскорбил свою мать, французский король Людовик IX Святой (1226—1270) повелел, чтобы на его гербе лев был лишен языка и когтей. За более значительные преступления рыцаря возводили на эшафот, где на его глазах ломали его доспехи, со щита снимали герб, а затем щит привязывали к хвосту кобылицы и протаскивали по городу, и при этом герольд осыпал рыцаря обвинениями и оскорблениями. После погребальной службы духовенство произносило проклятия 108-го псалма, три раза спрашивало имя разжалованного, три раза герольд отвечал, что имя обесславившего себя человека ему неизвестно. Затем выливали несчастному на голову чашу теплой воды, сводили на веревке с эшафота, клали на носилки, накрывали с головой, как покойника, и переносили в церковь, где его отпевали. Так церковь, благославляя рыцаря на подвиг чести, наказывала и кляла его за то, что он не исполнил данного им торжественного обещания, а у щита отнималось лучшее его украшение — герб, эмблема доблести.
В Западной Европе долгое время герб наследовал без изменений только старший сын; младшие братья должны были внести в рисунок некоторые дополнения. Напротив, в Польше рыцари, собиравшиеся во время войны под общее знамя, составляли один «геральдический род» и имели один, общий для всех герб; польские гербы имели собственные «имена». Их названия повторяли иногда боевой клич, иногда — название родовой земли; услышав «имя» герба и зная польскую геральдику, легко представить себе его рисунок.
Разработкой и учетом гербов занимается геральдика. Ее правила и законы первоначально вырабатывались на рыцарских турнирах, где судьи и герольды вели наблюдение за строгим выполнением обычаев рыцарства. Французское название герольдики «blason» происходит от немецкого «blasen» — трубить в рог и объясняется тем, что когда рыцарь подъезжал к барьеру, ограждавшему место турнира, то трубил в рог, чтобы известить о своем прибытии. Тогда являлся герольд и вслух описывал герб рыцаря в доказательство его прав на участие в турнире. Впоследствии право составления гербов взяло на себя государство, создав специальные геральдические учреждения.
Геральдика в России имеет многовековую историю, и хотя дворянские гербы появляются в России только в XVII веке, возникновению русской дворянской геральдики общеевропейского типа предшествовали попытки создания собственной геральдической системы.
Ещё в древней Руси правящие князья Рюриковичи использовали собственную геральдическую эмблему. При великом князе Святославе Игоревиче это был стилизованный двузубец, при Владимире Святославиче превратившийся в трезубец.
Преемники Владимира усложняли эту эмблему, каждый из них вносил в нее что-то свое, дополнял новыми элементами. Значение геральдического знака Рюриковичей расшифровывают по-разному. Некоторые исследователи видят в ней стилизованное изображение сокола, другие отмечают, что трезубец был известен еще у скифских царей в качестве знака власти. Эти и другие знаки, напоминающие тамги кочевых народов, являлись не только знаками собственности. Изображенные на печатях великих князей, их монетах, перстнях, вручаемых послам в знак их полномочий, они выполняли функции государственного герба.
Уже в XII—XIII вв. на Руси известны и другие геральдические символы, аналогичные символике западноевропейской геральдики. Считается, что уже в XIII в. эмблемой князей Владимирской земли становится стоящий лев. Позже возникают и другие устойчивые эмблемы отдельных княжеств. Так, в Московском княжестве на рубеже XIV—XV вв. утверждается в качестве основной эмблемы изображение всадника с копьем, поражающего змия. При Иоанне III Васильевиче, в конце XV в., второй государственной эмблемой Русского государства становится изображение двуглавого орла, привезенного из Византии (такой же орел помещался ни печатях императора Священной Римской империи). При его преемниках этот орел становится главной государственной эмблемой, а прежний московский герб — всадник, разящий змия, был помещен в щитке у него на груди. По печатям Иоанна IV Грозного и его преемников известны многие земельные гербы, ставшие впоследствии гербами городов и губерний.
Государственная и земельная геральдика развивались, но родовые гербы долгое время практически не существовали.
Беглый подьячий Посольского приказа Григорий Котошихин, описывая для шведского короля обычаи России в царствование царя Алексея Михайловича, отмечал, что даже знатные лица не имеют гербов и используют на печатях произвольные изображения. Но именно в этот период, после присоединения к России Украины и многолетней войны с Польшей, русское дворянство испытывает заметное влияние польских обычаев, и постепенно распространяется мнение о том, что герб является необходимым атрибутом знатного рода. Как писал видный русский историк Н. П. Лихачев («Известия Русского генеалогического общества», СПб., 1909, вып. 3, стр. 367), «идея, что у всех дворян должны быть родовые гербы, утвердилась ... перед Петром Великим, и дворяне кинулись было их сочинять, но были остановлены как раз Петром, которому в то время было не до гербов».
Петр I запретил дворянам присваивать себе гербы самовольно. Учреждая в 1721 г. должность герольдмейстера (на эту должность был назначен стольник Степан Андреевич Колычев), царь поручил ему прежде всего составление списков служащих дворян, «перво знать надлежит дворян всех и их детей, и когда кто к какому делу спрошен будет, то б мог несколко человек к тому достойных представить; также кто умеет или у кого дети родятся».
Практическая работа по созданию гербов была возложена на помощника — «товарища» герольдмейстера графа Франциска Санти, назначенного на эту должность по личному указу Петра I 12 апреля 1722 г. Но основной его задачей стало составление гербов для городов и провинций (их изображения помещались на знаменах петровских полков, и именно это интересовало государя в первую очередь). Гербы жаловались дворянским родам от случая к случаю, но иногда, пожалования носили и массовый характер. Так, после вступления на престол дочери Петра I — императрицы Елизаветы Петровны — дворянство и гербы были пожалованы всем солдатам лейб-гренадерской роты, осуществившей переворот в 1741 г. Герольдмейстерской конторе предстояло составить более 300 индивидуальных гербов (эта работа продолжалась несколько лет и так и не была закончена).
Роскошно оформленные гербовые дипломы изготовлялись для вельмож, удостоенных графского или баронского титула. Но возможности государственной геральдической службы были ограниченны, и дворяне, несмотря на петровский запрет, продолжали составлять себе гербы. Некоторые семьи, чьи предки попали в Россию из Польши, Германии, Шотландии, Франции и других стран, сохраняли старые родовые эмблемы. Польские гербы и собственные геральдические знаки, созданные по польским мотивам, использовала украинская казачья знать. Сохраняло собственную средневековую геральдику немецкое дворянство Прибалтики. После разделов Речи Посполитой (1772—1795) и присоединения к владениям Российской империи белорусских и литовских земель местная шляхта, разумеется, сохраняла свои прежние родовые гербы.
Попытку окончательно упорядочить геральдическую систему Российской империи предпринял император Павел I, распорядившись начать составление «Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи». В манифесте 1797 г. об издании первой части гербовника государь упоминал и о том, что «прежде сего, за неимением такового собрания, многие гербы или вовсе утратились, или же по временам переменялись» и повелевал «все гербы, в Гербовник внесенные, оставить навсегда непременными так, чтобы без особливого Нашего или преемников Наших повеления ничто ни под каким видом из оных не исключалось и вновь в оные не было ничего прибавляемо»; внесение герба рода в гербовник и сообщенные в нем сведения приказано было «принимать вернейшим доказательством» дворянства.
Уже в 1798 году вышел первый том «Общего Гербовника». Всего же до 1917 года было составлено двадцать томов. Первые десять были напечатаны (в 1798—1870 г.) с гравированными изображениями гербов (цвета переданы условной штриховкой, принятой в геральдике). Начиная с XI тома было принято решение, что «...по утверждению Его Величества отдельных томов Гербовника не издавать...», а копии выдавать по требованию лица, получившего герб. Параллельно с этим Герольдией выдавались и дипломы на гербы, многие из которых не были внесены в «Гербовник». Позже эти гербы были собраны и составили в архиве Герольдии отдельные тома так называемых «дипломных гербов».


Страницы: 1 2 3 4 5 #

Текущий рейтинг темы: 7.0000



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru