Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

Свет мерцающей звезды


Н.Ф. Иванова – адресат лирики Лермонтова. О ней лет 60 назад, рассказал И.Л. Андроников в публикации «Загадка Н.Ф.И.». Автор статьи исследовал корни ее родословной. Оказалось, что у Лермонтова и Н.Ф.И. по женской линии один родословный корень.

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   Свет мерцающей звезды
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества

Автор статьи: Станислав Коржов
Первоисточник: ж-л
Страницы: 1 2 3 4 #


Станислав Коржов

Свет мерцающей звезды

(Родословная Н.Ф.И.)


Когда я буду прах, мои мечты,
Хоть не поймет их, удивленный свет
Благословит; и ты, мой ангел, ты
Со мною не умрешь: моя любовь
Тебя отдаст бессмертной жизни вновь;
С моим названьем станут повторять
Твое: на что им мертвых разлучать?

(М. Ю. Лермонтов "1831-го июня 11 дня")



I

Здесь пойдет речь о родословной той самой Н.Ф.И., загадку которой столь блистательно разгадал Ираклий Лаурсабович Андроников. Повествуя о коллизиях своей героини, он познакомил читателей с родословной Натальи Федоровны Ивановой по нисходящей линии. Восходящую автор ограничил сдержанным упоминанием о ее родителях. К сожалению, даже имя ее матери не было названо. Возможно, развернутый рассказ о предках Н.Ф.И. не входил в планы И. Л. Андроникова. Хотя, на наш взгляд, ее восходящая родословная представляет несомненный интерес.
Анна Петровна Керн вдохновила Пушкина на создание лишь одного стихотворения и тем обессмертила свое имя. Самозабвенная юношеская любовь Лермонтова к Наталье Федоровне Ивановой побудила его создать цикл стихотворений, и потому нас не может не интересовать все, что связано с именем этой женщины.
Но прежде, чем раскрыть основной сюжет, повествующий о родословной Натальи Федоровны Ивановой, необходимо сделать небольшой экскурс в родословную М. Ю. Лермонтова по материнской линии. Мать великого поэта Мария Михайловна, урожденная Арсеньева. Ее отец Михаил Васильевич был в XIV колене потомком Аслан-Мурзы Челибея, прибывшего из Золотой Орды с воинами и своим знаменем на службу к Дмитрию Ивановичу Донскому. Аслан-Мурза Челибей принял православную христианскую веру и получил имя Прокопия. При крещении Челибея, в 1389 году, его восприемником был сам Дмитрий Донской. Вскоре после крещения он выдал за Прокопия дочь своего сподвижника Житова - Марию.
Верой и правдой служил своей новой родине выходец из Золотой Орды Прокопий и его многочисленные потомки. Один из сыновей Прокопия - Арсений, по прозвищу Юсуп, явился родоначальником фамилий Юсуповых и Арсеньевых. Вся история Руси, как в зеркале, отражалась в шеломах и доспехах рода Арсеньевых. К этому славному древу и принадлежал через свою мать Михаил Юрьевич Лермонтов, являясь представителем рода в XVI колене.
Чтобы достичь цели, во имя которой ведется рассказ, необходимо проследить родословные связи нескольких фамилий, вступавших в разное время на протяжении столетия в родственные отношения. Интересное и трудное - всегда рядом. Покажется мудреной вязь генеалогических переплетений. Непросто будет удержать в памяти вековые родословные наслоения. Автор постарается в вопросах родословных связей быть предельно лаконичным, но следует набраться терпения и, со вниманием, следить как раскладывается генеалогический пасьянс.
В конце XVII века жил в Москве и преданно служил царю Алексею Михайловичу стольник Михаил Афанасьевич Арсеньев. Его дочь Дарья была комнатной барышней у царевны Натальи Алексеевны. Близость ко двору определила дальнейшую судьбу Дарьи Михайловны. Несколько позднее, уже у царя Петра Алексеевича появился денщик Алексашка. Проявив редкую энергию, трудоспособность и незаурядный ум, он обрел доверие и дружбу царя. Это обстоятельство тщеславный Алексашка, он же Александр Меншиков, не преминул использовать как ступеньку для достижения новых высот. В ход шло все - и личные достоинства, и слабости царственного друга. Нередко, под покровом ночи, двое мужчин, кутаясь в плащи и стараясь быть неузнанными, навещали Немецкую слободу. Петра Алексеевича неудержимо влекла туда страсть к дочери виноторговца Анне Монс. Являясь доверенным в амурных делах патрона, Меншиков обеспечивал безопасность и бесконфликтность встреч Петра с Анной Монс в Немецкой слободе. Вместе с тем, сам Алексашка всеми помыслами оставался в тереме царевны Натальи Алексеевны, где среди барышень, окружавших царевну, была его сердечная привязанность - Дарья Михайловна Арсеньева.
Существует устойчивое, расхожее мнение о порочности морально-нравственных принципов Меншикова. Основываясь на опубликованных и архивных письмах, между Меншиковым и Дарьей Михайловной, справедливости ради, следует отметить искреннюю теплоту и взаимную привязанность в их отношениях с юношеских лет и до конца жизни. Исходя из этого, следовало бы под другим углом взглянуть на ставшую хрестоматийной цепь его безнравственных похождений. К сожалению, раскрытие этой чрезвычайно интересной морально-этической темы уведет за рамки нашего рассказа. И потому, приблизимся к ней лишь в объеме, необходимом для дальнейшего развития сюжета.

II

В августе 1702 года фельдмаршал Борис Петрович Шереметев штурмом взял Мариенбург. В числе пленных жителей города оказалась семья пастора Глюка и его воспитанница Марта. Пастору Глюку суждено было вписать страницу в историю культуры и просвещения в России. В Москве на Покровке он основал школу, ставшую важным образовательным учреждением Петровской эпохи. В области поэзии заслуга пастора Глюка в сочинении первых русских тонических стихов. Для Тредиаковского они послужили основой при реформировании теории русского стиха. Воспитанница Глюка Марта тоже вписала страницу в историю России - "мариенбургская пленница" стала русской императрицей Екатериной I.
К тому времени, когда Марта после пленения попала к фельдмаршалу Шереметеву, Меншиков почувствовал угрозу своему благополучию со стороны Анны Монс. Степень ее влияния на царя стала преобладать над его влиянием. Искушенный царедворец, он готов был потерять все, но только не место рядом с царем. Чтобы упрочить свое пошатнувшееся положение, следовало охладить пыл Петра Алексеевича к Анне Монс. Хорошо узнав за прошедшие годы своего патрона, Меншиков понял, что в сложившейся ситуации клин - вышибить можно только клином. Следовало найти достойную замену Анне Монс. Царедворцу повезло, именно в это время Александр Данилович увидел у фельдмаршала Шереметева молодую и красивую, веселую и статную Марту. Такая, не могла не понравиться государю, и Меншиков пошел "ва-банк". Договорившись с Шереметевым, "амурных дел мастер" отправил Марту в дом своей сестры Анисьи, где жила и Дарья Михайловна Арсеньева. Спустя некоторое время Катерина Трубачева, как теперь стали ее называть, в обществе все той же Дарьи Михайловны появилась при дворе сестры Петра - царевны Натальи Алексеевны.
Прошло не так много времени, и царь Петр Алексеевич капитулировал перед "мариенбургской пленницей". Она прочно и навсегда овладела его сердцем. До конца дней, на всех ступенях своего возвышения Екатерина Алексеевна относилась к Дарье Михайловне дружески и с чувством глубокой приязни, взаимностью платила ей и Дарья Михайловна. Навсегда сохранила Екатерина I уважение и признательность за свое возвышение и к Меншикову. Даже беглый пересказ обстоятельств знакомства Меншикова и Екатерины позволяет усомниться в незыблемости хрестоматийной версии, согласно которой "мариенбургская пленница", прежде чем попасть к царю, ублажала неотразимыми прелестями, якобы, похотливого Александра Меншикова.
"Мы можем, наконец, бить шведов!", - воскликнул царь Петр, узнав об Эрестферской победе. Победитель, столь грозного противника, Б. П. Шереметев был награжден орденом Андрея Первозванного и первым из русских военачальников пожалован чином фельдмаршала. Было это в 1702 году, незадолго до пятидесятилетия полководца. Тому минуло десять лет бесконечных походов и битв во славу русского оружия. В 1712 году утомленный ратной жизнью, шестидесятилетний фельдмаршал Шереметев решил отгородиться от мирской суеты стенами Киево-Печерской лавры. Но царь Петр распорядился его судьбой по-своему, повелев продолжать службу и ... жениться. Более того, лично подыскал ему невесту - 26-летнюю вдову брата своей матери Льва Кирилловича Нарышкина - красавицу Анну Петровну. Эта женитьба сделала фельдмаршала свойственником царя по женской линии. А по мужской - Б. П. Шереметев и царь Петр Алексеевич были девятиюродными братьями, так как вели свое родство от Андрея Кобылы и являлись представителями его рода в XI колене.
В остывшем очаге вдовца вновь вспыхнул огонек семейных радостей и печалей. Как и положено - после свадьбы пошли дети. 17 января 1714 года у четы Шереметевых вторым ребенком родилась дочь Наталья. Казалось бы, что может омрачить ее будущее? Его незыблемость гарантирована богатством родителей и родственными связями с царской фамилией.
Шли годы... В кругу интересующих нас людей заключались браки, рождались дети. Воспитанница пастора Глюка Марта, став женой русского императора, а затем императрицей не оставила без монаршего внимания детей человека, давшего ей в трудные годы приют и воспитание. Дочь пастора Глюка - Маргариту императрица выдала замуж за Иродиона Михайловича Кошелева, генерала, кавалера ордена Александра Невского. Этот брак был счастливым и многодетным. Первенца - дочь Марию императрица, сразу по рождении, пожаловала фрейлинским шифром.
Заключались другие браки, рождались другие дети. Во имя их будущего родители праведными, а чаще неправедными путями наживали богатство и неутомимо рвались к вершинам власти. Рвались, рискуя всем - богатством, здоровьем, жизнью, детьми... Ближе всех к вершине богатства и могущества был Александр Данилович Меншиков. В начале 1725 года умер Петр I. Едва император испустил последнее дыхание, как между старой знатью и "беспородными людьми" вспыхнуло яростное противоборство за преемника на императорский престол. События развивались стремительно... Но вдруг оглушительно зазвучала барабанная дробь, у дворца, по воле Меншикова, выстроились гвардейские полки. Это отрезвляюще подействовало на разгоряченные головы князей Долгоруких и Голицыных... На престол села "мариенбургская пленница". Подчинившись силе и обстоятельствам родовая знать - смирилась, не теряя между тем надежды, что их звездный час не за горами. И он пришел... Спустя два года Екатерина I умерла и родовая знать, стремившаяся посадить на престол внука Петра I - Петра Алексеевича добилась своего. Впрочем, теперь Меншиков этому и не препятствовал. Его неудержимо влекло наверх. И он, по выражению А.С. Пушкина "полудержавный властелин", вдруг увидел, что находится в двух шагах от вожделенной мечты - стать в полный рост на вершине земной власти и богатства. Светлейший князь рассчитал эти шаги - сначала нужно стать тестем малолетнего императора, а затем правителем России при нем. От грандиозности планов захватывало дух, но Меншиков верил в их осуществление. Ветер дул в его паруса и ничто не предвещало осложнений в реализации честолюбивых замыслов. Оставалось сделать одно последнее усилие... но даже металл не выдерживает постоянного напряжения: "полудержавный властелин" надломился и на пять недель слег в постель.


Страницы: 1 2 3 4 #

Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru