Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

Аким Чепухин из рода Чепы


О станичнике г. Волуйки и происхождении его фамилии. Генеалогическое исследование по документам XVII века.

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   Аким Чепухин из рода Чепы
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества

Автор статьи: А.Г. Чепухин
Первоисточник: Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника
Страницы: 1 2 3 4 5 6 #


Последняя редакция 03.2016 г.

Аким Чепухин из рода Чепы.
О станичнике г. Волуйки и происхождении его фамилии.
(Генеалогическое исследование по документам XVII века)


Предисловие
Что означает моя фамилия? Когда и кому она впервые была дана? Где жили мои предки и чем занимались? Подобные вопросы задают себе многие люди. И дело не только в праздном любопытстве. Возрождение исторической памяти – это признательность прошлым поколениям за нашу жизнь. В редких семьях ведётся летопись рода. Познания в области собственной генеалогии ограничиваются в лучшем случае именами дедов и прадедов. Кто были родители последних, знают уже немногие. Кажется, что время начисто стерло всю информацию о наших далёких прародителях. Но отчаиваться рано, сведения о некоторых из них не потеряны окончательно, они спрятаны на архивных полках: в первых переписях населения, списках воинских учетов, челобитных, купчих, наградных, судебных делах.
Небольшое село Чепухино на Белгородчине прославилось тем, что в нём родился и провёл детство герой Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. генерал армии Н.Ф. Ватутин. Из истории села стало известно, что в конце XVII в. его основал некий Аким Чепухин, служилый человек Валуйской крепости. Кто такой был этот Аким, за что получил землю, была ли у него семья? И, в конце концов, кем приходится мне Аким, однофамильцем или родственником? Так началось знакомство с историей города Валуек Белгородской области – форпоста защиты южных рубежей России от набегов крымских татар в XVII-XVIII веках. Желание узнать больше о своей фамилии привело меня в Российский государственный архив древних актов (РГАДА) в Москве.


1. Аким Чепухин в документах о службе.

В съезжей избе города Волуйки (современный Валуйки Белгородской области Российской Федерации) всегда находился именной список служилых волуйчан, выписанный из «росписи» или «разбора». «Росписную книгу» (или «роспись») составляли при приеме города новым воеводой. Именной список включал следующий минимум данных: чин службы, имя, отчество (не всегда) со словом «сын», фамилия ратника, перечислялись его сыновья, братья, свойственники и сколько каждому из них лет. Как правило, в список заносили не всех сыновей и родственников, а только достигших призывного возраста и помогающих по службе. «Разборные книги» составляли по результатам воинских смотров, устраиваемых у съезжей избы думными дьяками и стольниками, назначенными для этой цели из Москвы. В эти книги вносили ту же информацию, что в «росписные», но добавляли: с какого года служит ратник, пеший или конный — на мерине или на коне, состоят ли его дети и братья в службе, количество поместной земли. Туда же записывали сбежавших, отставных, больных, увечных, умерших. Учёт воинского резерва вёлся тщательно. Если кому-то и удавалось умолчать о своём племяннике, то «добрые» соседи напоминали о нём на смотре. Подавая о себе сведения, ратник клялся под страхом строгого наказания, что никого не утаил в своём доме, «мужеска полу от старости и да младенства». Возраст служилого человека никогда не указывался. Узнать его можно только из более ранних списков, когда его записали как чьего-то сына, брата, зятя. Срок службы не ограничивался.
Наиболее полные и достоверные сведения о служилых людях содержатся в «сказках», которые писали со слов самого ратника. В конце сказки делалась приписка — служилый клялся в правдивости поданной информации. В случае обмана его могли лишить поместной земли и всего имущества в пользу государя. В 1697 г. служилые люди на съезжем дворе города Волуйки подавали сказки о службе, семейном составе и имущественном положении стольнику Т.А. Ляпунову. «Валуиченин» станичник Аким Васильев сын Чепухин о себе сообщил: «Вправду у меня шесть сынов: Петрушка да Сенька, Ивашка возросте, Гришка девяти лет, Терешка шти лет, Пронька дву лет. А опричь того, иных никаких свойственников, крестьян и бабылей, и пришлых гулящих людей, и оброчных статей, и промыслов, и угодей нет. Помесной земли за мною сорок чети, сенных покосов двесте капен. А будет, я сказал ложно, и за ту мою ложною скаску, чтоб великий государь указал помесною землю и всякия мои пожитки отписать на себя, великого государя. То моя и скаска» . Для сравнения, в «росписной список» того же года внесены неполные данные ездока 1-ой станицы Акима Васильева сына Чепухина: «У него два сына – Петрушка 22, Ивашка 19 лет» .
Как выяснилось, Аким служил ездоком в 1-ой станице. Проследим историю этой станицы за предыдущие годы. В «разборе» 1675 г. в 1-ой станице обращает внимание: «Кирила Иванов сын Санеев. По скаске, какову подал у розбору, служит со 174 (1665-66)-го году. У него сын Федка мал, да зять Якимка Василив тритцати лет, не в службе. А иных свойственников нет. Пашенной земли за ним на Волуйке в гороцких полях пятдесят четыре чети. Мелниц и никаких угодей нет» . Вычисляем год рождения «Якимки Василева» — 1644 или 1645.
В «росписном списке» 1679 г. у Кирилла Санеева: «У него сын Федка 9, да зять Екимка Василев 35 лет» . Без изменений в 1682 г.: «…зять Акимка Василев 35 лет» ; в 1683 г.: «… да зять Акимка 36 лет» . Зятьёв и родственников ратников вносили в списки по-разному: одно имя, имя и отчество со словом «сын», имя – отчество – фамилия. Интересно, «Василев» — это отчество или фамилия?
Далее в списке 1688 г. у ездока 1-ой станицы Кирилла Иванова сына Санеева: «У нево сын Федка 15 да зять Акимка Василев сын Чепычин (выделено нами. – А.Ч.), у Вокимки сын Петрушка 13 лет» . Затем в 1692 г. у Кирилла Санеева: «У него сын Федка 19 лет да зять Акимка Василев сын Чепучин, у Окимки сын Петрушка» . В «росписном списке» 1694 г. мы уже не находим Кирилла Санеева, на его место в службе записан, не трудно догадаться, зять, теперь уже ездок 1-ой станицы «Аким Василев сын Чепухин. У него сын Петрушка 19 лет» . Вот он, наш Аким!

В 1625 г. в Волуйке была организована станичная служба, состоящая из 24-х станиц: один атаман и пять ездоков в каждой, всего 144 человека. Разведывательно-сторожевая служба станичников заключалась в разъездах по степи, выявлении и отслеживании движения «неприятельских воинских людей». Вблизи Волуйки проходили Кальмиусская, Изюмская и Савинская сакмы – пути следования крымских и ногайских татар в глубь страны для разорения и грабежа мирного населения. Дороги волуйских станиц пересекали эти сакмы и доходили до реки Северского Донца на юге и до города Усерда на севере. Нередко разъезды русских разведчиков сталкивались с отрядами ордынцев и вступали с ними в неравный бой. Плен, ранения и гибель от вражеской стрелы делали станичную службу одной из самых трудных и опасных. Помимо основной службы станичникам поручали сопровождать царских посланников на Дон, в Белгород, Курск, полевые полки. Они же проверяли сторожевые посты и караулы, полевые крепости на подступах к городу, ходили с воеводой в походы. Станичники выделялись среди других категорий служилых людей «по прибору» и по положению приравнивались к «детям боярским». За службу станичники получали жалование: атаман - 100 четей земли и 10 рублей в год, ездок – 50 четей земли и 6 рублей, на всех выделялись сенные покосы. Служба являлась преимущественно наследственной и переходила от отца к сыну или брату. На места умерших одиноких ратников «прибирали» из казаков, стрельцов и пушкарей. После создания в первой четверти XVIII в. регулярной армии необходимость в людях, несших дозорную и сторожевую службу на южных рубежах государства, отпала. Станичники перешли в другие службы, подались в вольные донецкие казачьи городки, превратились в одну из категорий государственных крестьян России, именуемых «однодвор¬цами».

При знакомстве жениха или невесты в старину принимались во внимание вероисповедание, национальность, социальное положение. Многие служилые волуйчане роднились с семьями своих же сослуживцев. О том, где жил и чем занимался Аким до появления в доме станичника Кирилла Санеева, никаких сведений нам найти не удалось. Отец и братья Акима в списках волуйчан XVII в. не встречаются. В ряде русских городов по Белгородской черте представители фамилии также не обнаружены. Попытки найти хотя бы одного представителя фамилии Чепухин в городах России того времени не привели ни к какому результату. Санеевых же в Волуйке знали хорошо и уважали:
Осип Санеев, пушкарь, двор в Царегородской слободе, 1626 г.; целовальник в 1665 г. в хлебной житнице.
Артем (Артемий) Санеив, пушкарь, 1637 г.
Григорий Санеив, пеший стрелец в 1637 г., казак в 1660 г., у него брат Кирилл.
Кирилл Иванов сын Санеев, ездок 1-й станицы. В 1673 г. по указу царя Алексея Михайловича и отписке князя Г.Г. Рамодановского станичникам Кириллу и Акиму Санеевым были выделены во владение земли по 60 четий в верховьях речки Мосея .
Яким (Аким) Григорьев сын Санеев, ездок 22-й станицы, служил целовальником на кружечном дворе в Чугуеве, сын Ивашка 5 лет, земли 54 чети в городских полях, 1674 г. Иван Акимов сын Санеев, ездоцкой службы, 59 лет, сын Никон, с. Хмелевец, 1722 г.
Федор Артемьев сын Санеев, пушкарь, 1679-97 гг., у него племянник Ивашка Матвеев сын Санеев.
Происхождение фамилии: Саня, Саша, Санёк, Саной, Саней — всё это просторечные формы имени Александр.

За годы семейной жизни Аким стал отцом шести сыновей. Последний из них родился, когда ему было под 50 лет. Кто знает, сколько ещё росло дочерей? Имена женщин редко попадали на страницы грамот, их можно было узнать, например, из списков убитых или взятых в плен. Первый сын у Акима появился на свет в 1675 году. Можно предположить, что примерно за год до этого Аким женился. Какие политические события происходили в то время? Территория Малороссии к востоку от Днепра, включая Киев, с 1654 г. входила в состав России. Земли западнее Днепра находились под властью «изменника Петрушки», гетмана Дорошенко, которого поддерживали турки и татары. В 1672 г. турецкие и крымские войска вторглись в Правобережную Украину, опустошая и сжигая всё на своём пути. Русские войска под командованием Ромодановского и Самойловича выступали против Дорошенко. В 1674 г. они перешли Днепр, взяли Черкасы и подошли к Чигирину. В 1675 г. войска возобновили поход. В этот раз турки и татары больше не стали поддерживать Дорошенко, он вынужден был сдаться и перейти на сторону Москвы. В обоих походах русской армии в Малороссию принимали участие волуйские рейтары.
В книге Д.И. Багалея говорится, что «усманцы, ольховчане, звенигородчане, бугославцы, колниболотене, межиборцы, збаражане, зеславцы, тернопольцы и иных заднепрских малороссийских городов жители, которые от войны турецкого султана и крымского хана со 183/1675 года собираются обозом в районе новопостроенного Полатовского вала, на реке Валуе и малого Валуйца». Царь Федор Алексеевич и Боярская дума приговорили разрешить выходцам из Малороссии селиться и строиться между Полатовом, Валуйкой и Новым Осколом, около Усерда в верховьях Сосны. Воеводам, приказным людям и полковникам было велено, чтобы беженцам из заднепровских малороссийских городов, которые пойдут мимо них к Полатовскому лесу и к Валуйке «задержанья никакова и тесноты не чинили, пропускали их в те места недосаждая им ничем, <…> пропускали и держали к ним во всем совет добрый и ласку» . Таким образом, правительство приветствовало процесс малороссийской колонизации и поощряло переселенцев, давая им льготы на 15 лет. Планомерная организация обороны и совместное заселение Поля русскими и украинцами в конечном итоге ликвидировало крымскую опасность для Российского царства.
Возможно, Аким вместе с другими жителями Украины вынужденно покинул свои родные места и искал убежища в России. Лесные дворы Кирилла Санеева как раз находились в верховьях речки Мосея, недалеко от Полатова. Аким нанялся работником к Кириллу и так познакомился с его дочерью.
Своё место в службе и поместную землю служилые люди, уходя в отставку, просили передать «сынчишке» или близкому родственнику, который до этого был у него в помощниках. Так в уже известной нам 1-й станице место атамана Терентия Корякина занял его сын — Семён Терентьев сын Корякин. Вместо ездока Ивана Сидорова сына Носатого заступил его брат Сергей Сидоров сын Носатого. Кирилл Санеев передал службу своему зятю, который до этого 19 лет добросовестно помогал ему по службе и в хозяйстве. Наверное, Кирилл посчитал, что служба многодетному зятю более необходима, чем одинокому сыну. Акима зачислили на официальную службу, когда ему исполнилось 48 лет.

Пашенные земли вокруг города были защищены от татарских набегов надолбами и засеками – системой полевых охраняемых укреплений. С увеличением населения земли под городом стало не хватать. В конце XVII в. в Волуйке возросло число прошений от небольших групп служилых людей о выделении им поместной земли не в общих, а в отдельных полях. Служилые люди сами приискивали пустующие земли в уезде и просили дать их в поместье. Находились они на удалении 10-15 и более вёрст от города. На дорогу до поля и обратно уходило много времени, поэтому вместе с пашней челобитчикам давались места под усадьбы. Таким образом, людям впервые официально разрешалось селиться не в городе и близлежащих слободах, а в уезде, рядом со своими полями. Владения эти были обыкновенно временные, пока ратник находился на государевой службе. Многие деревни и сёла современного Валуйского района были основаны служилыми людьми крепости на рубеже XVII-XVIII веков.
Летом 1693 г. волуйчане «Игнатка Акимов сын Безготков да Окимко Восилев сын Чепухин, Петрушко Тимофеев сын Путилин с товарыщи», всего 21 человек, подали челобитную на имя царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича с прошением о выделении им поместной земли и места под усадьбы . «Великих государей службу они служат по Волуйкам розные, а помесными оклады не верстаны и поместья за ними нет нигде», - просил за них волуйский воевода С.И. Иевлев. Челобитье в Москве в Поместном приказе было рассмотрено и решено положительно. В Волуйском уезде вдоль рек Волуя и Полатовой свободную землю вначале им сыскали и обмерили со свидетелями, так полагалось по закону того времени . Затем 15(26) мая 1694 г. по царскому указу и по грамоте из Приказа пашенные земли (370х3 чети) и место под усадьбы (50х3 чети) челобитчикам отмежевали, по 20 четей «в поле, а в дву потому ж» . Дополнительно были выделены сенные покосы, на всех 2000 копён по первой Полатовской россоше. Вместе с Акимом получили землю его старший сын Пётр, как помощник, и свойственник Фёдор Санеев. В скором времени Аким Чепухин с семейством поселился на правом берегу речки Полатовой и основал «село Чепухина». Первые деревни и сёла в уезде обычно получали названия по фамилии основателя и землевладельца.
Однако, спокойная жизнь на своей желанной и законной земле у них продолжалась недолго. Аким оказался втянут в долгую и досадную тяжбу. В 1696 г. волуйские черкасы подали царю челобитную, в которой жаловались: «… теми сенными покосы по речке Полатовой полковые казаки Аким Чепухин с товарыщи владеть нам, холопем твоим, не велят, и четвертную ищут землю розные чины, пашут и насильно отнимают, потому что у нас, холопей твоих, на те сенные покосы и на четвертную землю крепости утерялись, и оттого мы, холопи твои, разоряемся напрасна».
Данный спор рассматривался в Разрядном приказе и продолжался почти пять лет. Аким – центральная фигура спора, в самом процессе не участвовал. По-видимому, его документы на землю не вызывали сомнения и в ходе следствия даже не привлекались. По чьей-то доброй воле дело повернулось так, что черкасам пришлось вести судебные разбирательства не с Акимом, а с мощной и авторитетной в Волуйке силой - полковыми казаками. Их земли и покосы соседствовали с владениями Чепухиных. Писцы в старину межевали пашни и отделяли друг от друга естественными урочищами, природными ориентирами — оврагами, реками, ручьями, дорогами, лесами, курганами, зарослями кустарника, отдельно стоящими деревьями. Из-за отсутствия чётких границ нередко возникали конфликты о захвате земли.
Первых служилых черкас перевели в Волуйку «на вечное житье» из Тулы и Тамбова в 1639 г. с денежным и хлебным жалованием. В 1646 г. им были даны во временное пользование сенные покосы по речке Полатовой. Черкасы неоднократно жаловались властям о скудости и бедности и просили уравнять их в службе с русскими людьми. В 1651 г. украинским казакам выделили поместную землю по речке Мосея и сенные покосы по Россоши Нагольной и Самострельной. Новое жалованье им давалось взамен, а не в дополнение к предыдущему. Черкасы скрыли и оставили за собой покосы, полученные ранее. А по закону о землевладении того времени за сокрытие используемых земель при получении новых преследовали и строго наказывали. Долгие годы черкасы пользовались покосами по Полатовой, пока в 1694 г. их не отдали Акиму Чепухину с товарищами.
Несовершенные законы, большое количество статей и наказов провоцировали отдельных людей использовать их недостатки в своих целях. Вероятно, этим воспользовались волуйские черкасы, которые придумали ход с потерей документов и представили дело так, что землю и сенные покосы у них насильно захватили. Пострадавшие черкасы обратились за разрешением конфликта к властям. Они просили государя дать новую грамоту и вернуть ранее принадлежавшие земли.
Спорное дело о сенных покосах и четвертной земле рассматривалось в Разрядном приказе в соответствии со статьями № 23 и № 24 писцового наказа для городов Белгородского полка 1686 года. Захват чужой земли расценивался как уголовное преступление. Захватчик должен был вернуть землю прежнему владельцу с крестьянами, строениями, хлебом. Черкасы хотели, чтобы им вернули земли на речке Мосее, которые будто бы захватили станичники Кирилл и Аким Санеевы. В ходе следствия были найдены документы на землю, проведен «сыск» со свидетелями и допрошены спорщики. Выяснилось, что станичникам в 1673 г. землю на Мосее дали по указу, на законных основаниях. Земля, которой они владели ранее, отошла к новопостроенному городу Полатову. Новые пашни им выделили в дачах черкас, которые перераспределили вследствие уменьшения численности людей в службе. Описывать и мерить спорные земли по наказам предписывалось согласно ранее выданным документам на право владения и старым писцовым книгам, излишки отписывали на государя. Дачи полковых казаков и черкас пересчитали на фактическое количество людей. В конечном итоге черкасы спор проиграли. Разрядный дьяк, производящий пересчёт, явно был не на стороне последних. По его мудрёному раскладу казакам поместной земли не хватало, а у черкас она образовалась даже лишняя: «…а за тем доведетца той черкаской земли быть в остатке 1060 чети». Землю черкасам почему-то посчитали без учёта трехполья, то есть площадь уменьшили в три раза.
Волуйка, в отличие от других городов «на Поле», так и не стала «черкаским», украинским городом. В 1707 г. волуйских служилых черкас перевели в Изюмский полк в ведение бригадира Ф. Шидловского. Черкаская слобода за рекой Волуем в память о прежних жителях ещё долгие годы носила название «Панская».
Обращает внимание, что на нескольких листах спорного дела о сенных покосах вместо «Чепухин» записан «Чюпахин». «Чупаха» — это грязнуха, чумичка, неряха, замарашка, образно — грязный; «чупахать» — грязниться, мараться. Возможно, это была шутка разрядного писаря. А может он просто ошибся, когда писал под чью-то диктовку.
Как оказалось, это не единственный случай неправильного написания фамилии Акима. В августе 1699 г. на съезжем дворе дьяк С.Я. Ступин вносил дополнения в личные данные служилых людей . В списке станичников есть Шапухин, так записали нашего Акима. Вероятно, фамилию называл человек с южнорусским говором, для которого характерно «ч» как среднее между «ч» и «щ» и мена «е» на «а». В этом же документе встречаются и другие «неправильные» фамилии: Некрахлов (на самом деле Некрылов), Хордаков (Колтаков), Боров (Бобров), Лутсин (Луншин) и другие, что указывает на невнимательность писаря.
Последняя запись об Акиме найдена в «Годовой сметной книге городов, ведавшихся Белгородским столом 1699 года». В 1-й станице — «ездок Аким Василев сын Чепухин. У него пять сынов: Петрушка 24, Ивашка 21, Сенка 18, Гришка 10, Терешка 7 лет» . По сравнению с 1697 г. отсутствует младший Пронька. Акиму в это время 54 года, на службе он 6 лет.
Что стало в последующие годы с Акимом — неизвестно. В феврале 1701 г. по указу царя Петра Алексеевича для «государева дела» в Троицкий на Таганроге выслали большинство служилых волуйчан. В первой станице вместо Акима Чепухина записан его старший сын Пётр. Помечено, что списки составлялись на основании переписных и разборных книг 1700 года . Значит, в тот год Аким по каким-то причинам передал свою службу сыну. Возможно, он получил отставку по болезни и скоропостижно умер. Может, погиб в бою с татарами, от рук разбойников или сгинул на тяжёлых работах. Похоронен ли Аким в своём селе? Ничего об этом узнать нам не удалось.
В начале 1702 г. в Волуйку к воеводе Г.И. Дубасову пришли грамоты от воеводы Азова С.Б. Ловчикова со списками беглецов из Троицкого. Воеводе Дубасову велено беглецов в Волуйке и уезде «сыскать, а сыскав и учиня им наказанье, бив батоги, выслать в Троецкой» . Среди таковых оказался Пётр Акимов сын Чепухин. В апреле 1702 г. воевода Дубасов отчитался в Разряде, что все беглецы найдены, наказаны и высланы обратно на строительство южного города. Можно предположить, что за совершенную провинность Петра Чепухина лишили службы и поместной земли. Следовательно, он и всё семейство остались без средств существования, что вынудило их покинуть Волуйку.
В начале XVIII в. происходил массовый исход служилых людей из Волуйки в донецкие казачьи городки. Причины бегства - недовольство реформами царя Петра, ущемление в правах служилых людей, произвол и разорение алчным и жестоким воеводой Дубасовым. В «смотре и разборе» 1705-1706 гг. людей пешего строю всяких чинов города Волуйки из семьи Акима Чепухина никто не обнаружен. В списках 1706-1707 гг. волуйчан, уклоняющихся от службы, откупщиков, беглецов в донецкие казачьи городки, льготников, обедневших, больных и умерших их также не находим.
В последующие годы поместная земля Акима Чепухина несколько раз переходила из рук в руки. Уже в 1702 г. волуйчане Иван Маринов, Кондратей Лукьянов, Филат Булавин, Степан Потапов просили дать 100 четей поместной земли в урочищах, ранее данных Игнатию Безготкову, Акиму «Чапухину» с товарищами. Воевода Г. Дубасов получил грамоту из Поместного приказа с разрешением отмежевать её челобитчикам .
Село Чепухина и рядом расположенные хутора по речке Полатовке иногда объединились в одно общее название – село Полатовка. В 1713 г. во время нападения татар и некрасовских казаков на уезд существенно пострадало село Полатовка Валуйского стана - взято в полон 341 (167 взрослых и 174 малолетних), убито 6 человек. Тихона Некрасова мать вдова Марина 58 лет «срублена», Емельяна Шацкого жена Федора 48 лет «срублена», Ивана Грязного мать, вдова Евдокия 83 лет «срублена». Фамилии полоняников: Дементьев, Хромцов, Лабынцов, Анисимов, Фаустов, Сафонов, Салков, Дракин, Титов, Трускавин, Потапов; из городовых — Дмитриев, Базаров, Пьяного, Шумский, Чюконов, Елизаров, Белозеров, Распопов, Иванов, Авчинников, Карпов, Косов, Зиборов, Звегинцев, Семенов, Русанов, Романов, Чюркин; крестьяне помещика Ивана Старова – 6 человек; из казаков — Ананьин, Колесников, Лихвенцов, Назин; церковный причет — Распопов, дьячок Попов; новоприходцы — Метальников, Звягинцев, Рощупкин… Состав населения деревни показателен - в начале XVIII в. уезд осваивали волуйчане, солдаты и русские вольные люди из разных городов.
В городе «Валуйка», «селе Чепухина», других деревнях и сёлах уезда по 1-й ревизии никто с фамилией Чепухин не жил. В селе Чепухина в 1719 г. проживали 43 человека городовой, рейтарской и казацкой служб. В переписи указаны сведения о возрасте и годности мужчин к военной службе. Самому пожилому жителю, Фёдору Чекрыгину, было 100 лет, его сыну — 30. Если в семье главу семьи некем было заменить в работе, росли малолетние дети, то ставилась приписка: «За бесчеловечеством в службу негоден». В селе жил поп, следовательно, была церковь или приход. Во дворе попа Васильева нашёл приют мальчик-сирота Аврам. Фамилии жителей села: Анисимов, Бозаров, Дяблов, Левин, Маленков, Назин, Жаворонков, Праселков, Пруцкой, Чуркин . В 2013 г. при изучении фамилий на памятниках сельского кладбища нами установлено, что потомки первых жителей проживали в Чепухино вплоть до конца XX века.
В XVIII в. село называлось «Полатово Чепухина тож». Двойное название села говорило о равноценности обоих именований: первая половина — современное, основное, а вторая — старинное. Смена старого названия объяснялась тем, что настоящая жизнь села уже никак не была связана с именем его основателя и прежнего владельца. Сложная и неудобная форма подобных названий не соответствовала общепринятым российским стандартам. С середины XIX в. селу возвратили его прежнее название, «Чепухино». В 1958 г. село вновь переименовали. Никому неизвестное, затерявшееся на Белгородчине небольшое село прославилось тем, что в нём родился и провёл детство герой Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. генерал армии Н.Ф. Ватутин. В настоящее время село носит его имя — «Ватутино». В нём есть музей, на кладбище похоронены мать и близкие родственники генерала.
В 1859 г. в селе Чепухино было 59 дворов, церковь православная, население - 400 человек; в 1900 г. – 78 дворов, 511 селян, церковь, земская школа, винная лавка, в 1932 г. – 862 человека, в 1994 г. в селе Ватутино – 42 двора, 110 человек; в 2009 г. - 40 жителей.

Но никогда нельзя заранее сказать, к чему могут привести архивные поиски. Совершенно случайно в казачьей службе города Чугуева 1719–1720 гг. обнаружились Иван и Давыд Чепухины . Иван — второй сын Акима, Давыд — наверное, внук. Таким образом, один из сыновей Акима перебрался в Чугуев и продолжил военную карьеру.
Прошло три столетия, сменилось десять–двенадцать поколений. Известно, что фамилии путешествуют вместе со своими носителями. Потомки Акима разъезжались по стране, теряя между собой связи. Кто знает, возможно, многие Чепухины приходятся друг другу родственниками и ведут свой род от Акима Чепухина — станичника города Волуйки.


2. Происхождение фамилии.

2.1. Чепыч.

2.1.1. Фамильное окончание «–ич(-ыч)».
Фамильные окончания или фамильные (патронимические) суффиксы – элемент фамилии, способный дать информацию о происхождении его носителя.

С 1675 по 1688 гг. Акима при военном учёте записывали по имени-отчеству. Почему писцы так долго не хотели вносить в списки его фамилию? Фамилии Чепычин, Чепучин, Чепухин мало похожи между собой, как по звучанию, так и по написанию. В грамотах они написаны отнюдь не небрежно, но очень даже разборчивым почерком. На оплошность писца это никак не походит.
«Чепычин» образовано из базовой основы «Чепыч» и фамильного окончания «-ин». В свою очередь, из имени обеспеченного «Чепыч» выделяются корень «чеп» и суффикс «–ыч». Древние патронимические суффиксы «–ич/–ыч» характерны для белорусской антропонимики, встречаются на Украине, особенно в северных землях и в Закарпатье, в северной Польше, широко распространены у сербов и хорватов. Фамилии данного типа обозначают принадлежность к роду. Представителя рода Чепы именовали Чепыч (Чепич). Аналогично: Бабич, Савич, Смолич, Налич; Жарыч, Зварыч, Ганыч, Кулиныч, Мариныч, Юдэныч, Яглыч.
После большинства согласных буквы «ы» и «и» отражают явление смягчения согласных. Употребление в словах «ы» и «и» по смыслу слабо различимо: «бити – быти», «мити – мыти». Буква «ы» есть в русском и белорусском алфавите. Из сербского и болгарского она исключена относительно недавно, в XIX веке. В других национальных славянских кириллических алфавитах она отсутствует. В большинстве малорусских говоров звуки «ы» и «и» совпали в одном звуке, который произносится ближе к «ы», чем к «и», в орфографии вместо пары «ы/и» используется «и/i».
Фамилии на «–ич/-вич» считаются наидревнейшими. Суффиксы «–ич», «-вич» известны ещё со времен, когда существовали родовые отношения. Они присутствуют в названиях племён: Кривичи, Дреговичи, Радимичи, Уличи, Вятичи, Русичи. Племенные названия с окончанием «–ич-и» воспринимались как родовые имена; они применялись ко всем сынам (или потомкам) семьи, рода или племени, восходящим к одному эпониму. Эпоним – божество, реальный или легендарный человек, или герой, в честь которого получил своё название какой-либо географический объект - город, река, гора и т.д., народ, племя. Эпонимами называют имена собственные, ставшие именами нарицательными. Местности с названиями на «–ич-и» считаются очень старыми и обозначают Отечество рода. Распространены в Белоруссии, Украине и Югославии.

2.1.2. Русификация «иностранных» фамилий на Руси.
Власти относились к выходцам с западных территорий, имеющих фамилии на «-ич/вич», неоднозначно. Всё дело в том, что отчества на «–ич» являлись на Руси уважительным обращением к важным и влиятельным особам. Так именовались лишь те, кто принадлежал к княжеской и боярской аристократии. Эти отчества выражали именитое происхождение, знатность, были престижны. Русификация «иноземных» фамилий происходила вследствие административной и образовательной политики властей. В XVII в. фамилии, хотя и становились важнейшей частью именования, ещё не приобрели юридического статуса, который бы гарантировал устойчивость их форм. Адаптация фамилий к той или иной социальной норме не вызывала особого удивления и сопротивления у самих носителей фамилий. Иногда власти ставили и такое условие: «Хочешь служить, соглашайся на новую фамилию». Документальная запись фамилий правильно «по-русски» производилась простым добавлением национальных форм «-ов/ев», «–ин» (Савич – Савичев, Чепыч - Чепычин), или путём усечения неугодного патронима (Иваныч — Иванов, Петрович — Петров, Федорович — Федоров). В этом проявлялось стремление к единому стереотипу, стандартизации, так как большинство русских фамилий имело эти окончания. Причём тогдашние писари глубоко не задумывались о значении базовой основы и какого она рода, прибавляя в одном случае «-ов/-ев», в другом «–ин», а иногда и оба окончания одновременно: Немич–Немичев–Немичин–Немичинов. В некоторых случаях «-ич/-ыч» заменяли на продуктивный суффикс «–ух-а» («-их-а»). Суффикс «–ух-а», присоединяясь к непроизводной и производной основе, прида¬ет значению, выраженному основой, предметный характер (объекта или субъекта): голодуха от голод-, краюха от край-, веснуха от весн-(а), стряпуха от стряп-(ать) и т. д. Или образует стилистически сниженные синонимы мотивирующих имён существительных — личных имён и нарицательных существительных: Петруха, Гришуха, Ропуха, Рябуха, Чируха, Шаруха, Шелуха, Шепетуха, Шипуха, братуха, клетуха, комнатуха. Та¬кие образования произносятся с ударением на суффиксе «-уха». О проведённых когда-то чиновничьих правках говорят варианты фамилий: Кудрич-Кудричев, Сарыч-Сарычин-Сарычев; Булич-Буличев-Булухов, Шевич-Шевичев, Раич-Раичев (сербско-русские фамилии); Горич-Горичев-Горичин-Горухин, Жарыч-Жарычев-Жарухин; Бабич-Бабичев-Бабичин-Бабученко-Бабухин, Ганыч-Ганычев-Ганичин-Ганухин, Любич-Любичев-Любичин-Любухин, Зварыч-Зварычев-Зварухин, Маревич-Марух-Марухин-Марухов, Маринич-Мариниченко-Мариничев-Маринухин, Жданович-Ждановиченко-Жданухин, Галич-Галичев-Галичин-Галухин, Федорович-Федоровичев-Федорухин; Чепычин – Чепучин – Чепухин.
Удивительно, но фамилии на «-ычин», «-учин» в Волуйке и ряде украинных городов в XVII в. кроме Акима ни у кого не встречаются. Фамилии служилых волуйских черкас не имеют выраженного украинского происхождения: Антонов, Андреев, Белая Рукавка, Богдашенков, Бушунской, Васильев, Волошенин, Данилов, Гаврилов, Жердев, Иванов, Иваницкой, Кортавой, Красноягодкин, Лисовской, Ляхов, Масленок, Пашинской, Теребунской, Хохлов, Тишаков, Чаплин, Шеховцов и др. Не исключено, что некоторые из них появились после суффиксальных правок, то есть в результате русификации.
Порой у человека было две фамилии – одна, которую сам использовал, другая, которую знала власть. «Звались» одной, а «писались» другой. Со временем, однако, эти последние написанные «правильно» фамилии взяли вверх. Владельцы их, для своих же интересов, решили эти письменные фамилии помнить.

2.1.3. Топонимы с корнем «чеп».
Множество фамилий произошло от названий географических объектов. В то же время, немало сёл и деревень, оврагов, лесов, полян было названо по имени/фамилии основателя населенного пункта и владельца земли.

Чепич – название леса, который затерялся где-то в районе села Лески (Лiски: укр., район Львова). В раннем средневековье это места проживания Белых Хорватов. Белые хорваты с издревле известны на Руси. Они аналогичны другим группам славян, упоминаемых в «Повести временных лет»: полянам, древлянам, уличам, словенам, радимичам и т.д. Правитель Византии Константин Багрянородный, живший в Х ст., сообщал, что крещёные хорваты происходят от некрещёных хорватов, называвшихся «белыми». Они обитали за Венгерскими горами, то есть в северном Прикарпатье и граничили со славянами – некрещёными сербами. После распада в X веке единого хорватского объединения в Прикарпатье одни хорваты переселились на Балканский полуостров и осели в Далмации, где проживают до наших дней. Другая группировка хорватов продвинулась на северо-запад и осела в Чехии, Польше и Германии, где постепенно растворилась в западнославянских народах. Последняя часть хорватов осталась в Прикарпатье и вошла в состав Киевской Руси, став в дальнейшем основой для населения Галицкой земли. Происхождение Львовского топонима, возможно, связано с названием общины, некогда там жившей, или с фамилией землевладельца.

В Хорватии на юго-востоке полуострова Истрия недалеко от Лабина расположена деревня Чепич (Stepaći- хорв.), находящаяся у края одноименного поля. Поле возникло на дне высохшего некогда красивого озера. Происхождение деревни Чепич, расположенной на травянистом склоне глинистого горного хребта, кажется, потеряно во времени. Согласно старым легендам Čepić, или Ceppici, или Ceplia, или Cepliano относится к доримскому периоду (177 г. до н.э.): тогда это была территория кельтов Secussi. Историки Хорватии полагают, что имя Чепич перепутали с Фелисией Felicia, старым римским названием деревни. С 1278 г. у озера действовал монастырь Paolini. На протяжении веков землями Чепич владели: монахи, местные князья, бароны, знать из Венеции и Австро-Венгрии. Деревня неоднократно разорялась и меняла свои названия. Подлинных доказательств, когда возникло и что означает название Чепич не найдено. Многовековое проживание бок о бок романских и славянских народов, их взаимное влияние на язык и культуру друг друга, а также многочисленные миграции народностей привели к появлению здесь уникальной неповторимой лингвистической композиции. Ещё около ста лет назад люди в этой местности говорили на хорватском, итальянском, словенском, немецком, истророманском и истрорумынском языках. В деревне Чепич в 1910 г. было много фамилий, оканчивающихся на «–ич»: Бабич, Белич, Милетич, Прусич, Влачич и др. (Из материалов сайтов по истории Истрии. Carlo De Franceschi «L'Istria, note storiche», стр. 47-48.)

Чепа Czepa – село на берегу Тиссы в Закарпатье, Виноградовский район. Первое упоминание о селе относится к 1320 году.
Недалеко от этого села на границе Украины, Венгрии и Словакии есть городок Чоп (Чёп), 1281 год.
В Мукачевском районе Закарпатской области Украины – село Чоповцы Чопiвцi (мадьярск. Czapoczka, Угрия, жители русские). Угорская Русь – часть Угрии или Угорской державы (Венгрии). Расположена в Закарпатье между Галичиной и Буковиной. Жители – Верховинцы (жители гор и верховьев) и Долиняне (жители долин). Входила в состав Червонной Руси. В 1526 г. в Угрию вошли турки, после чего она попала под власть Австрии. Народности Угорской державы: мадьяры, румыны, немцы, словаки, сербы, русские, хорваты, словенцы, евреи, цыгане. Вероисповедание: римско-католики, лютеране, православные, униаты, иудеи и др. Соседи называют угорцев: русские, русняки, русины, бойки, гуцулы, словены, словяки, угро-руссы, лемки, лишаки. Угорско-русские наречия понятны жителям южной России.

В Малинском районе Житомирской области есть село Чоповичи Czopowiczi (ж.д. станция Чеповичи). Село находится как бы на островке трёх речек – Перегорш, Чопiвка и Славута. Название села происходит от казака «окольничей русской шляхты» Великого княжества Литовского (далее ВКЛ) Игната Чопа, получившего здесь земли за военные заслуги на рубеже XV-XVI столетий. Дворяне Чоповские (потомки Игната стали именоваться Чоповские) имели грамоты на земли, пожалованные им от князей русских, литовских и от королей польских. Во времена смут эти документы были истреблены. В 1682 г. соседи подтвердили аттестацию о праве владения Чоповскими землей. С этой аттестацией Самуил, Андрей и Тимофей Чоповские отправились отыскивать копии своих документов в метрике коронной. Поиски оказались успешными. В 1683 г. король Иоанн III выдал подтвердительную грамоту Чоповским. Король подтвердил все выданные ранее документы, и возобновил их право на владения принадлежавшими им землями. В 1685 г. на сеймике Киевского воеводства Чоповские предоставили доказательства о дворянском происхождении своего рода. Но сейм не состоялся.

В Житомирской области (Украина) находится село Чеповице.
В Смоленской области в Рославльском районе есть деревня Чепице. Окончание –ice(-«ице», «-иц», «-ис») балтского происхождения, встречается у поляков, чехов, лужицких сербов. В один лингвистический ряд вместе с фамилиями на «–ич» выстраиваются фамилии, оканчивающиеся на «-ис» (Чепис), «-иц» (Чепиц). Фамильные образования формировались под влиянием национальных традиций и социальных норм.
В Брянской области есть пограничный сторожевой город Почеп.
В Курском крае - село Почепец.
В переписи 1710 г. Сибирской губернии Вятского уезда Каринской волости записано: «Починок Чепыч. Во дворе Байсар Куйшев сын Юлышев, 40 лет» . Население волости иноверческие дворы: «тотары», «бесермяне», «отяки». Название починка - небольшого населенного пункта, вероятно, связано с рекой Чепца (Чепец), на которой он расположен. Другого объяснения происхождению этому необычному топониму просто не находится. В той же волости: Чепецкоя доля, Чепцы, Чепецкой стан. В Удмуртии существует схожее название - деревня Сепыч на реке Сепыч.

2.1.4. Чепич – разновидность обуви.
Все гагаузы в холодную погоду носят ботинки, так называемые «чепич». Это одно из самых популярных названий обуви. Слово в данном значении активно употребляется в гагаузском языке. В болгарском языке слово «чупицы» означает башмаки. Слово в различных фонетических вариантах бытует во многих славянских языках. В значении ботинок слово в форме «чупичь» функционирует в молдавском языке (МРС, 596), и в форме «кепич» в турецком языке (БТС, 627). Возможно, молдаване заимствовали этот славянизм у гагаузов. «Ич» – внутренняя часть, нутро. Гагаузы – тюркоязычная народность, исповедующая христианство, живущая на юге Молдавии, в Одесской и Запорожской областях Украины, в Болгарии, Румынии, Турции, Греции; общая численность до 0,5 млн. человек. (Гюллю Каранфил, «Лексика гагаузского языка»)

2.1.5. Историческая этимология имени Чепа.
Павел Чучка в книге «Прозвища закарпатских украинцев: историко-этимологический словник» (Львов: Свет, 2005. С.XXXII, 601) приводит распространенность антропонима Чепа в Закарпатье: на Иршавщине (Иршава), Свалявщине (Свалява), Виноградовщине (Виноградов). Встречается в Будапештских летописях 1213 г. - Chepa, 1574 г. – Czyp, 1575 г. – крипак Nic. Chepa (Thepey); во Львовских поземельных кадастрах 1787 г. и 1819 г. – Czepa. Автор объясняет происхождении Чепа от сербского или хорватского личного имени Ћeпa Чепа (в сербской кириллице Ћ – мягкое ч), походит на Ctjeban, Стефан, укр. Степан, Степа или угорский эквивлент - Csepa. У сербов есть имя Šćepan Шчепан Степан, сокращенно Šćepa Шчепа Степа. Этимология прозвища, полагает П.П. Чучка, может также восходить к чепа – «предмет, за який може щось зачепитися»; или к румынскому cep – «затичка», «чiп». О популярности имени Чепа в Закарпатье можно судить по множеству вариантных фамилий: Чепак (Чепа+ак), Чепан (Чепа+ан), Чепей (Чепа+ей), Чепка (Чепа+ка), Чепканич, Чепакун (Чепа+кун), Чепинец (Чепа+инец), Чепченят (Чепа+енят), Чепчан, Чепчинич. Не менее распространены там родственные имена Чоп и Чопа: 1. «чiп», «затычка для бочки», «клин»; «розява»; 2. от сербско-хорватского hoпа - «кульгава людина». Фамилии: Чопак, Чопей, Чопенок, Чопик, Чопий, Чопко, Чопов, Чопович, Чоповский, Чопюк. В описании патронимических суффиксов автор книги добавляет, что закарпатские фамилии на «–ич» имеют преимущественно сербско-хорватское происхождение.

В Испании есть личные имена: Чепа (Chepa) – форма имени ж. Josefa/Josefita (Хосефа), Чепе (Chepe) – форма имени м. Josef (Хосе). Оба имени являются вариантами древнееврейского имени Йосеф (Иосиф, Осип, Йозеф, Жозефина), означающего «Яхве воздаст». В христианстве почитается несколько святых с этим именем. Наиболее известный из них – Иосиф Обручник, муж девы Марии.
Во времена турецкого владычества на Чёрном море в Крыму процветал рынок торговли рабами. Пленников свозили туда из многих стран Европы. Кто-то из них оставался в неволе надолго, менял веру, создавал семью. Кого-то выкупали родственники или обменивали на пленных татар.
Чапичев Яков Иудович (Иегудович) – 1909-1945 гг., крымчак, Джанкой, Герой Советского Союза, писатель. Крымчаки – еврейская этнолингвистическая группа (община) на Крымском полуострове. Старое название – срэл балалары, бени Исраэл - сыны Израиля. Полагают, что фамилии крымчаков указывают на их связь с тюркоязычными странами, с малой Азией, Италией, Испанией (Чепиче).
Корень «чеп» присутствует даже в англоязычной фамилии Чепмен.
Фамилия Чепич в настоящее время встречается в Израиле, Испании, Сербии, Словении, Белоруссии и Украине (17 чел.). На Украине живут люди с фамилиями: Чепа (1300 чел.), Чепович, Чеповский, Чопа, Чопич, Чоповский. К редким можно отнести Чепичин и Чепичев, среди их носителей - еврей, татарин, русский. Чепыч, Чепычин, Чепучин по различным поисковым системам нами не обнаружены.
Как выяснилось, существует большое количество вариантных фамилий с корнем «Чеп-а». Вероятнее всего в основе фамилии лежит не редкое, специфическое прозвище, а распространённое в старину личное имя, причём, церковное.

2.1.6. Отдельные версии происхождения прозвища Чеп-а.
1. Известны польские: сzерiаć, сzерić sie "цепляться", сzерić "хватать"» (польск. «cz» – ч, хорват. «ć» - ч). От того же корня чеп- образовано русское чепать «зацеплять», укр. чепляти, «прицеплять», «цепляться», бел. чепаць, чепацьца «трогать», «цеплять», словенск. čep, čapa «виноградный сук», болг. чеп «сук», чепка «ветвь», др.-русск. чепь «цепь». Эти данные свидетельствуют, что значение корня чеп- «закорючка», «крюк», словом, «что-то цепляющееся». Чепа - тот, кто ко всему чепается «цепляется». Родился ребенок и не дает матери шагу ступить, прицепится за юбку и всюду за ней. А без неё – крик, слезы. Вот и дали ему имя Чепа, то есть Прилипала. Прозвище могли дать и уже взрослому человеку по качеству чепать. Чепкий - значит цепкий, хваткий, держкий или ловкий. В одно время с Акимом Чепухиным в Волуйке жили черкасы Чепляевы.
2. По другой версии чепа образовано от «щепа», чепка «щепка» – стружка, сор, мелочь. Слово чепа, как и щепа, восходит к индоевропейскому *(s)kep-/(s)kop- «резать, чистить». Буквы ч, ш, щ - относительно молодые и заменили более древнее сочетание ск. «В древних памятниках нашей письменности вместо щепать употреблялось скепать». (Ф. Шимкевич «Корнеслов русского языка») «Поскепати (XIV в.) - расколоть, расщепить. Поскепать – пощепать». (Даль) Причем, старославянской букве «щ» в русском соответствует «ч», пещера – печера. Чепа – это скепа, то есть щепа, то, что отщепили. Прозвище Чепа «щепа» мог получить человек «худой, тощий, сухой, высохший», «с худыми, высохшими руками или ногами». Известны выражения: «высох как щепка», «унести как щепку», «бросать, швырять как щепку», «разбивать, крушить, разламывать на щепки, на мелкие части, вдребезги». Прозвища давались людям их родственниками, соседями, знакомыми и окружающими. Как правило, в прозвищах отражались какие-то характерные черты, присущие именно этому человеку, а не другому.
3. Чеп – цеп, молотило, орудие для обмолота зерна. Чеп боевой – холодное оружие ударного действия, происходит от сельскохозяйственного чепа, аналог - японские нунчаки.
4. Чепь, чепочка - стар. церк. и ныне цепь, цепочка. | Чеп и чоп - кур. гвоздь в бочке, затычка; | железный шип мельничного вала. (Даль) В некоторых случаях древнее «е» после шипящих под влиянием западно-русского и белорусского наречия переходит в «о»: чоловек, чорный, чобот, ничого. Известны случаи и обратного перехода, «о» в «е»: озеро – езеро, осень – есень, Олена – Елена.

2.2. Какая связь между Чепычиным в Чепучиным?
Фонетические чередования «-ыч-уч»(-оч-ач–ич) появляются в местных говорах. Гласный, обозначаемый буквой «ы», существовал еще в праславянском языке. Часто происходит из долгого звука «и», чем объясняется чередование «ы/у»: слышать – слушать; бувать – бывать. Аффикс «–уч» иногда встречается в словах тюркского происхождения (папуч, бабуч – гагауз.). Но однозначно нельзя сказать, исконно ли он тюркский или заимствован из славянских языков. Буква «ы» в латинице обозначается «у». Между «ы» и «у» не такая уж большая разница. Бабыч-Бабычев-Бабучев.
Что означает выделенное из фамилии слово чепуча (чепучь) неизвестно. Найдено «чепучина» - тесная деревянная камера, которую устраивали в древней русской бане («козацкий метод») для профилактики и лечения простуды, ревматизма, инфекционных заболеваний. В ней находился больной и дышал целебными парами лекарственных трав. В Кольской крепости находилась Чепучинная башня. (В.В. Косточкин. «Деревянный «город» Колы»)
Чепыга (чепыж, чепижник) – чаща, в лесу или в болоте заросшее кустами место, происхождение от чепать «цеплять»; чипуга – дереза, колючий кустарник, по-видимому, также от чепать, т.е. «цепкая растительность». Чепыгин, Чепугин, Чапыгин, Чапугин.
[Захарий Алексеевич Чепега (он же в разных документах - Чепига, Чапега, Чепуга) – род. 1726 г., атаман Черноморского казачьего войска, генерал-майор русской армии, службу начал в Запорожской Сечи. Участвовал в штурме Измаила, воевал с Кутузовым против турок. Фамилия предположительно от «чепига» - деревянная рукоятка плуга. Точное место рождения неизвестно, одни библиографы называют селение Борки Черниговской губернии, другие не исключают Балканское происхождение. Умер в 1797 г., погребен в Екатеринодаре около соборной церкви.]

2.3. Чепухин – окончательный вариант фамилии.
Происхождение слова «чепуха» исследовал А.С. Львов . Интересующее слово, по его мнению, относится к таким, этимология которых признается до конца неясной. В русском языке известны два толкования: чепу¬ха — «вздор», «нелепость», «небы-лица» и чепуха – «сопуха» (ряз., сажа из трубы). Слово чепуха в значении «нелепость» относительно молодое. В памятниках письменности, по данным картотеки словаря древнерусского языка оно отсутствует. Слово не имеет соответствий в других славянских языках, кроме русского. Своё современное значение, ставшее общенародным, слово «чепуха» приобрело в результате развития семантики: «терновник, или корявый, негодный кустарник»> «ненужная бесполезная вещь»> «нелепость». В последнем значении слово начало фиксироваться в словарях с последней четверти XVIII века. Фамилия же Чепухин впервые отмечена в документе 1693 года. То есть примерно на 100 лет раньше. Вероятность происхождения фамилии от второго толкования – «сопуха, печная сажа» - невелика по причине ограничения употребления слова местным рязанским диалектом. Среди жителей рязанских населенных пунктов XVII-XVIII вв. (по данным историка, генеалога, краеведа М.Б. Оленева. – А.Ч.) не встречается ни одного Чепухина или Сопухина. Возможно, что человека с именем или прозвищем Чепуха никогда даже не существовало на свете!

Подведём итог нашим рассуждениям о происхождении фамилии. В списках учёта служилых людей города Волуйки XVII в. фамилию станичника Акима Васильева сына была вначале записали как Чепычин, затем Чепучин и позже Чепухин. Суффиксальные изменения в словах, по нашему убеждению, не случайны и являются ничем иным, как процессом последовательной чиновничьей русификации - приведения иноземной фамилии к стандартному русскому виду. Первая фамилия образована из выраженной базовой основы Чепыч и русского форманта «-ин». Из Чепыч, в свою очередь, без труда выделяются корень «Чеп-а» и патронимический суффикс «-ыч». Существует мужское сербскохорватское или угорское имя Чепа, сравнимое с Степа, Степан. Фамилии с суффиксом «-ыч» (в современных вариантах «-ич») распространены на Балканах, западной Украине, Белоруссии. В этих областях и ныне можно встретить людей с фамилией Чепич. Там же находятся одноимённые топонимы. Отсюда можно предположить, что Аким Чепычин-Чепухин имеет западное происхождение. Миграционные процессы во второй половине XVII в. из Украины в Россию, вызванные гражданской войной и турецкой оккупацией, объясняют причину его появления в южнорусском городе Волуйке. В один ряд с Чепухиным (Чеп+ух+ин) можно поставить фамилии: Степухин, Петрухин, Карпухин, Гришухин, Жданухин. После ряда преобразований форма фамилии Чепухин стала полностью соответствовать русскому виду, устроила, по-видимому, как власти, так и владельца, и в последующие годы больше не изменялась. Фамилию Акима унаследовали его сыновья и внук.
Однако имеют право на существование и другие версии происхождения фамилии. К примеру, в «Списке с Воронежских книг письма и дозору Григорья Киреевскаго с товарыщи лета 7123 году» (1615 г.) в переулке от Беломестной слободы к торгу «во дворе Куземка Чипух» . Обращает внимание прозвище Чипух. Теоретически внука Куземки должны были называть «Чипуховым». Но из-за невнимательности писаря его фамилия могла превратиться в «Чепухов» или «Чепухин». Подобные явления в рукописном делопроизводстве XVII в. происходили нередко. Но эта версия кажется нам недостаточно убедительной, верится в неё с трудом.

г. Тольятти, 2009-2016 гг.

Использование материалов статьи без ссылки на автора запрещено!

Список использованных источников:
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. Д. 1599. Л. 76, 76 об.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Дела разных городов. Д. 22. Л. 544 об.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Книги Белгородского стола. Д. 87. Л. 221.
Там же. Д. 94. Л. 315.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Дела разных городов. Д. 22. Л. 222.
Там же. Л. 295.
Там же. Л. 323.
Там же. Л. 383 об.
Там же. Л. 460.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. Д.1528. Л. 29-33.
Багалей Д.И. Материалы для истории колонизации и быта Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губ. — С. 104–140.
РГАДА. Ф. 1209. Поместный приказ. Д. 34658. 127 столб. Л. 134-170.
РГАДА. Поместный приказ. Ф. 1209. Опись 163. Ед. хр. 12292. Документ N86. Л. 346-352.
Там же. Л. 358-366.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. Ст. 1528. Л. 1.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. Ст. 1831. Л. 1–10.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Книги Белгородского стола. Д. 175. Л. 396 об.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Дела разных городов. Д. 17. Л. 194–216.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. Ст. 1856. Л. 598–602.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Дела разных городов. Д. 25. Л. 93-138, 139-160.
РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Дела разных городов. Д. 22. Л. 613-641, 642-655.
Вейнберг Л.Б. Материалы по истории Воронежской и соседних губерний. Вып. 10 — Воронеж, 1886. — Л. 875–878.
РГАДА. Ф. 401. Оп.1. Д. 255. Л. 7об. – 14об.
РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 487. Л. 692–694.
РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 284. Л. 353 об.
РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 1034. Л. 671 об.
Этимологические исследования по русскому языку: [сборник] / [Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова]. - Москва: Издательство Московского университета, 1960. - Вып. 3 / под ред. доц. Н. М. Шанского. - 1961. - С. 5-14. (Львов А. С. Чепуха. Шкура)
Материалы для истории Воронежской и соседних губерний. Воронежские писцовые книги. Том второй. – Воронеж, 1891. – С. 8.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 #

Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru