Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

«Как знаменосец в ратном поле…». В.К. Сергей Александрович


О жизни Великого Князя Сергея Александровича

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   «Как знаменосец в ратном поле…». В.К. Сергей Александрович
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества

Автор статьи: Елена Семенова
Первоисточник: Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника
Страницы: 1 2 3 4 #


Елена Семенова

Опубликовано Павлом Ивановым-Остославским


- При рождении Великого Князя Сергея Александровича особенным образом в благоверном
Государе нашем и благоверной супруге его просияли черты душ, боящихся Господа, благоговейно преданных Его провидению, и Бог, творящий волю боящихся Его, над сим рождением особенным образом сотворил знамение на благо, - такими словами приветствовал рождение пятого сына Императора Александра II митрополит московский Филарет. Великий святитель уже знал, что венценосная чета сразу после коронационных торжеств побывали у мощей преподобного Сергия и, не сговариваясь, дали святому тайный обет – наречь ребёнка, которого ожидала в ту пору Императрица Сергеем, если родится сын.
Сын Царя-Освободителя, ставшего первой жертвой революционеров, брат Царя-Миротворца и князя-мученика Павла Александровича, дядя Государя-мученика Николая II, муж преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны, кем же был сам Великий Князь Сергей Александрович? Пожалуй никто из всей царской фамилии, исключая семью последнего Императора, не подвергался и при жизни, и по смерти такому яростному шельмованию, как он. До сей поры всевозможные «беллетристы» и недобросовестные историки не считают зазорным повторять клеветнические сплетни о нём. И лишь редкий исследователь вспомнит отнюдь немалочисленные заслуги Великого Князя перед Россией.
С самых ранних лет цесаревич Сергей был стараниями матери приобщён к русской православной культуре. Государыня Мария Александровна глубоко проникнута ею сама и заботилась о том, чтобы и дети всецело восприяли её. Недаром Государь Александр Третий признавал: «Если есть что-то доброе, хорошее и честное во мне, то этим я обязан единственно дорогой МамА». «Она единственная из тех, кого я знаю, называет добро добром, а зло злом», - свидетельствовала А.Ф. Тютчева, которой Императрица доверила стать воспитательницей своих младших детей. Анна Фёдоровна приучала своих августейших воспитанников к скромности, терпимости и аккуратности. Женщина глубоко религиозная, вращавшаяся в славянофильских кругах и всецело разделявшая их идеи, она рачительно сеяла и взращивала их семена в душах царских детей. Сергей Александрович на всю жизнь сохранил привязанность к своей воспитательнице. После её замужества и ухода от двора они часто переписывались, Великий Князь с интересом читал статьи мужа Анны Фёдоровны, Ивана Аксакова, также оказавшие на него безусловное влияние.
Надо заметить, что Сергею Александровичу очень повезло с наставниками. Среди его преподавателей были К.П. Победоносцев, В.П. Безобразов, М.И. Драгомиров… Известный экономист Безобразов сумел настолько увлечь Великого Князя своим предметом, что тот стал посещать вместе с ним т.н. «экономические обеды», своего рода политический клуб, слушая членов которого Сергей Александрович стремился как можно лучше узнать свою страну, проблемы и задачи, стоявшие перед ней. Лекции по военному делу цесаревичу читали, кроме упомянутого профессора М.И. Драгомирова, крупнейшего специалиста в своей области, такие видные учёные, как Г.А. Леер, П.Л. Лобко и Ц.А. Кюи, военный инженер и прославленный композитор.
Особенно увлекали Великого Князя уроки истории, курс которой читал ему выдающийся русский учёный К.Н. Бестужев-Рюмин. «Народ, желающий быть великим народом, должен знать свою историю, велик только тот народ, который ясно сознаёт своё историческое призвание», - таков был завет этого замечательного историка. Кроме Константина Николаевича несколько лекций прочитал августейшему ученику и С.М. Соловьёв. Интерес, питаемый Сергеем Александровичем, был столь велик, что Бестужев-Рюмин инициировал его поездку в северные губернии. Этой экспедицией руководил крупнейший специалист по археологии граф А.С. Уваров. «Как отрадно видеть, - писал он во время этой поездки в одном из писем о цесаревиче, - что ни шум, ни развлечения боевой жизни, не могли изгладить из Его сердца… намерение изучить нашу дорогую родину в её быте и памятниках. Такие серьёзные направления в воззрениях молодого человека делают… Ему честь».
Уваров называл Сергея Александровича «Великим Князем от археологии». Интерес к этой сфере у цесаревича не был временным увлечением. Всю жизнь он продолжал трудиться на исторической ниве, участвуя в работе Московского археологического общества, организуя и финансируя научные раскопки и даже принимая в них непосредственное участие. К заслугам Великого Князя относится и открытие в Москве Исторического музея, идея создания которого принадлежала Бестужеву-Рюмину, разработавшему программу экспозиции и видевшему в музее одно из «самых мощных средств к достижению народного самосознания». В создании этого центра приняли живейшее участие А.С. Уваров, Н.Е. Забелин и другие русские учёные. По открытии музея Сергей Александрович стал его председателем. Великий Князь относился к делу с огромным вниманием. Он не только хлопотал о финансировании, но вникал во все вопросы существования музея, часто принимал у себя историков, советуясь с ними относительно развития экспозиции. Августейшему покровителю хотелось, чтобы она сформировалась быстрее, но историки настаивали на том, что спешить в таком деле нельзя, и Сергей Александрович безоговорочно принимал мнение специалистов. Многие экспонаты были приобретены музеем благодаря Великому Князю. За пять лет его председательства экспозиция увеличилась в шесть раз.
Надо добавить, что Великий Князь очень трепетно относился к сохранению исторического облика Москвы, не допуская внедрения чересчур смелых архитектурных проектов.
Сергей Александрович заботился о реставрации памятников архитектуры, как в Москве, так и в других городах: от Углича до Риги. Многие памятники и исторические реликвии (в частности, знаменитое Мстиславово Евангелие ХII века) были буквально спасены им от гибели. Став московским градоначальником, Великий Князь лично ознакомился с условиями содержания архивов. Последние были ужасны. Бесценные документы были свалены без всякой системы в сырых и холодных помещениях. Тотчас был отдан приказ: перебрать и систематизировать все архивные документы, оборудовать для них пригодные помещения. Все расходы по перевозке фондов Сергей Александрович оплатил из личных средств. Кроме московского, им был спасён также Герцогский архив в Митаве и Шведский – в Риге. Много потрудился августейший собиратель памяти над собранием документов, связанных с Отечественной войной 1812 года.
Заботясь о сохранении исторической памяти, Сергей Александрович мечтал о составлении полного московского мартиролога. Этого сделать ему не суждено будет успеть, но мартиролог всё же будет составлен – работу доведёт до конца другой августейший историк, Великий Князь Николай Михайлович.
Сергей Александрович хорошо знал историю. Он читал много исторической литературы, приглашал для бесед известных историков. Частым гостем в его доме был В.О. Ключевский. Сам Великий Князь мечтал написать работу об Императрице Елизавете Алексеевне, жене Александра Первого, называемой Д. Мережковским «совестью династии». Эта благочестивая, скромная, отличавшаяся ангельской красотой Государыня была несправедливо забыта историками, и Сергей Александрович хотел исправить это. Он собирал документы и вещи, связанные с Императрицей, и собрал замечательную коллекцию, которая послужит основой для трёхтомного труда о Елизавете Алексеевне, который напишет после его гибели всё тот же Николай Михайлович.
Познания Сергея Александровича в русской и зарубежной истории были столь велики, что удивляли многих. Примечателен его спор с Папой Римскими Львом XIII. Высоко оценивая просветительскую деятельность русского Великого Князя, имевшую резонанс даже в католических кругах, понтифик пригласил его к себе. Зашёл спор о том, сколько римских пап носило имя Сергий. Лев XIII вынужден был покинуть комнату, чтобы свериться с документами, и те подтвердили правоту Сергея Александровича, знавшего, как выяснилось, историю церкви лучше старого понтифика.
Это не было удивительным для тех, кто хорошо знал Великого Князя. Сергей Александрович был глубоко верующим, церковным человеком. В детстве он часто ездил на богомолье в древние обители, сопровождая свою благочестивую матушку. Его первым духовным наставником был священник Иван Васильевич Рождественский. Отец Иоанн, потерявший жену и всех детей, давал пример подлинного смирения перед Божией волей. В честь своего совершеннолетия цесаревич подарил своему духовному отцу большой протоиерейский крест, сделанный по эскизу Императрицы. Позднее Рождественский завещал его своему ученику. Этот крест Сергей Александрович приказал заключить в серебряный оклад и превратил в напрестольный крест своей домовой церкви. В том же значении эта реликвия окажется в алтаре его усыпальницы.
С юных лет Великий Князь приобщался к глубокой, развивающей душу литературе. Он восхищался творчеством Данте, читал в подлиннике Шекспира и Гёте. Из писателей русских преклонялся перед Достоевским, став его первооткрывателем в Царской Семье по прочтении потрясших его «Бесов». Фёдор Михайлович был приглашён к молодым Великим Князьям на обед. Эта встреча произвела на писателя самое положительное впечатление, о чём свидетельствовала его жена: «…он нашёл, что они обладают добрым и недюжинным умом и умеют в споре отстаивать не только свои, иногда ещё незрелые убеждения, но умеют с уважением относиться и к противоположным мнениям своих собеседников».
Сергей Александрович в совершенстве знал Писание, прекрасно разбирался в церковной истории и богословских трудах. Его вера не терпела компромиссов, и оттого многие близкие избегали разговоров с ним на эти темы. Но именно эта горячая вера привела к Православию Великую Княгиню Елизавету Фёдоровну, для которой именно муж стал первым примером и наставником в этой области. Из её писем известно, что из всех грехов Великий Князь наиболее часто говорил о грехе гордыни, считая себя в силу своего положения наиболее уязвимым именно для этого соблазна и остерегая от «духа прелести» жену.
И об этом человеке, более всего боявшемся впасть в грех гордыни, говорили, как о надменном гордеце! Такая оценка бывала вызвана поверхностным впечатлением. Будучи от природы робким и недостаточно уверенным в себе, впечатлительным и легко ранимым, он вынужден был скрывать свои чувства, свою боль за маской холодности и невозмутимости. Боязнь сказать что-нибудь невпопад, помноженная на нелюбовь к пустой болтовне, порождала молчаливость, необщительность, которую опять же расценивали, как презрение к окружающим. Эта маска была, своего рода, самозащитой, которая, однако, сыграла с Великим Князем злую шутку. Его внешнее спокойствие даже в самых отчаянных, трагических ситуациях (например, трагедия на Ходынке) порождало впечатление о его бесчувственности, равнодушии и непомерном самолюбии.


Страницы: 1 2 3 4 #

Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru