Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

Кояновские хроники. Книга для Тайсиных и др.


Это история нашей земли, рода Гайна и д. Кояново Пермского края, начиная с Волжской Булгарии.

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   Кояновские хроники. Книга для Тайсиных и др.
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества

Автор статьи: Алия Тайсина
Первоисточник: здесь
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 #


В грамоте написано, чтоТасим Маметев был вотчинником. По отношению к праву землевладения башкиры разделялись на вотчинников и припущенников. Вотчинники владели долей в общинном землевладении по праву рождения, подтверждением последнего являлись шаджара (родословные). Башкиры-припущенники формировались за счет членов башкирских родов, лишенных своих вотчинных земель (напр., в силу отъема земель за участие в башкирских восстаниях или же под строительство заводов в период промышленного освоения Урала). Обезземеленные башкиры, которых особенно много было в границах совр. Челябинской и Свердловской обл., переселялись к своим родственникам или же «припускались» на земли иных племен.
3 Кояновские рудоискатели.
В конце XVII начале XVIII веков молодой царь-реформатор Петр Алексеевич, прозванный за свои деяния Великий, был крайне заинтересован в меди, так как она шла не только на оснастку флота и литье пушек, но и на чеканку монеты. Вот тут то и вспомнили о землях Пермских и Тобольских, богатых медью и железом. В 1696 году Петр, находясь под Азовом, шлет распоряжение дьяку Сибирского приказа Андрею Андреевичу Виниусу: снарядить на Камне (так тогда именовали Урал) экспедиции с целью отыскать, “где имеется лучший камень магнит и добрая железная руда”.
Металлургические мануфактуры возникали по всей стране, однако Урал оказался наиболее удобным местом для такого строительства. Объяснение этому можно найти в переписке генерал-майора В. И. Генина с Петром I: “Понеже удивительно, как здесь Бог определил таковые места, что рек, руд, лесов, где быть заводам, довольно и работники дешевы, запасов леса-топлива для металлургии XVI-XIX веков в России”.
В XVIII. в. жители Кояново занимались новым для них видом деятельности – добычей руды. Правительство России, заинтересованное в развитии горнозаводской промышленности, много сделало для привлечения местных жителей. Важную роль при этом сыграли Берг-привилегия и Берг-регламент, указы Сената и Берг-коллегии, другие законодательные акты. Берг-привилегия 1719 г. разрешала представителям всех сословий искать руды и заводить металлургические заводы, освобождала заводчиков и мастеровых от государственных налогов и рекрутчины, а их дома от постоя войск, провозглашала промышленную деятельность делом государственной важности. Она гарантировала наследственность собственности на заводы и ограждала заводовладельцев от вмешательства в их дела местных властей. Берг-привилегия положила начало деятельности Берг-коллегии — центрального горного учреждения, имевшего в своем подчинении местные горные учреждения. Как верховный собственник полезных ископаемых государство облагало промышленников десятиной с выпускаемой продукции. Основные положения Берг-привилегии, которая вводила элементы «горной свободы», сохраняли свою силу вплоть до начала XIX в.
Юридической основой экономических отношений стал Сенатский указ от 28 ноября 1720 года, которым предписывалось: тем из числа башкир, кто «годную руду сыщет, им за то платить, как и российскому народу без задержания». В короткие сроки в башкирском обществе образовался целый слой рудопромышленников, владевших сотнями рудников. Причем они разрабатывали не только медь и железо, но также серебро и золото. Особенно много предпринимателей вышло из среды башкир Гайнинской волости. Одними из первых в сферу рудоискательства включились жители деревни Кояново Гайнинской волости Осинской дороги. Примерно в 1700 году Тасим Маметов начал разведку месторождений на вотчинных землях своей волости. По сообщению главного начальника уральских казенных заводов Вильгельма Геннина, только за 5 месяцев 1734 года Тасим Маметев добыл 60 тысяч пудов руды. Таким образом, он был первым рудопромышленником из числа башкир. Со строительством в 1723 г. казенного Егошихинского и в 1736 г. Мотовилихинского заводов он со своими односельчанами занялся разработкой рудников, добычей и поставкой руды на эти предприятия. Кроме того, они поставляли руду на Верхний Юговский (с 1735 г.) и Нижний Юговский (с 1740 г.) заводы. В 1735 г. среди 45 рудопромышленников, обслуживающих эти заводы, башкир и татар было 9, в 1741 г. - 33 из 68 (около 50%), в 1773 г. - из 373 пермских рудопромышленников башкир было 360 (96,5%), русских 10, кунгурских татар - 3.
Юговской казенный медеплавильный завод, вокруг которого впоследствии вырос значительный поселок, был основан в 1735 году Василием Никитичем Татищевым.
В материалах пер¬вой ревизии (1719–1727 гг.) и второй (1744–1747 гг.) во второй части списка на стр. 840–844 есть сведения о де¬ревне Куяново служивых мишар и та¬тар, плативших казне налоги 70 коп.: деревня Кояново – 15 домов, 64 жите-ля (мужчины и женщины) – «служивые мишары», первым записан Асан Кулаев (данные 1747 г.) .
Михаил Чулков, автор многотомной работы «Историческое описание Российской коммерции» (1781-1788 гг.) писал: «В прежних годах башкирцы из сей руды плавили в ручных печах самую лучшую сталь, что после учинившегося в 1735 г. бунта им уже не позволялось». Чулков имел в виду башкирское восстание 1735-1740 гг., во время подавления которого правительство императрицы Анны Иоанновны приняло указ от 11 февраля 1736 года, который запрещал башкирам не только иметь огнестрельное оружие, но и содержать кузницы. Этот указ ударил не только по военной мощи башкирского народа, но и по производительным силам края, поскольку он запрещал, помимо прочего, самостоятельное производство башкирами металлов.
Правительство уже в первой четверти XVIII в. повело планомерное наступление на мелкое металлургическое производство края — на мелкие ручные доменки и примитивные медные печки. Запретительная политика правительства в отношении мелкого производства отражена в указе сибирского губернатора от 1717 г., который требовал «никому нималого числа руд плавить посторонним людям не велеть и учинить заказ под смертной казнью, а кузнецам прикладывать руки (давать подписку.— Ред.), чтоб никто железа и меди не делали ручными печками, кроме государева дела заводского». Однако для многих крестьян плавка железной и медной руды была важным источником существования, она превратилась в профессию. Поэтому, несмотря на запреты и страх смертной казни, они не свернули «производство», но сделали это занятие тайным делом, в результате чего казна лишалась дополнительных доходов от эксплуатации ручных доменок. Выход был найден. Указом от 16 февраля 1723 г., повторив запретительные меры по выплавке металла «в малых печах», горные власти разрешили населению свободно добывать руду, но поставлять ее по определенной цене для плавки на казенные заводы, а также требовали, чтобы мелкие предприниматели «собирались в компании и строили водяные заводы в удобном месте, дабы впредь другим таких руд охотнее было искать». Предложения оказались выгодными. На Урале появилось большое количество частных рудопромышленников, которые сыграли положительную роль в процветании казенных заводов, а большинство медеплавильных предприятий вообще работали преимущественно на руде, поступавшей от подрядчиков.
Сенатским указом от 15 октября 1753 года констатировалось, что «тамошней Губернской канцелярии завсегда и крепко наблюдается, дабы те заводчики с ними башкирцами порядочно поступали и без договора с ними лесом и никакими угодьями не пользовались», ибо «башкирцы ничто столь много не уважают, как свои земли и угодья». Тот же указ сообщает о резкой перемене, произошедшей в настроениях башкир: «башкирцы с заводчиками так хорошо обошлись, что сами, руды сыскивая, приносят им и возкою на их заводы с рудников разработанных руд и отдачею им в оброки своих земель и угодий охотно промышляют». То есть, башкиры стали зарабатывать тем, что добываемую на своей вотчинной земле руду они стали поставлять на заводы. Теперь заводчики нуждались в башкирах, как поставщиках сырья, а последние нуждались в заводчиках, как покупателях.
4. Исмагил Тасимов
4.1.Рудопромышленник Исмагил Тасимов
У Тасима Маметева было четыре сына: Ишмень занимался скотоводством и земледелием, Рахман был рудоискатель, Мухаметрахим - купец и Исмагил - последнее упоминание о нем датируется 1773 годом – рудопромышленник. В документах XVIII в. упоминаются рудники, принадлежащие сыну Исмагила Исхаку. В 1793 г. он вместе с Кириллом Ломакиным в качестве поверенных рудопромышленников требовал уплаты дополнительных денег за поставку свыше 1,1 млн. пудов руды на пермские заводы в 1788-1792 гг. Мухаметрахим Тасимов — известный предприниматель. В конце XVIII в. он был записан в третью гильдию купцов г. Перми. Он поставил на заводы свыше 2 млн. пудов медной руды, за что получил 96 тыс. руб.
Среди башкир выделилась группа крупных предпринимателей. К 50-м годам XVIII века Исмагилу и его компаньонам только при Юговских заводах принадлежало 234 рудника, тогда как у казны было всего лишь 76. ».. Башкиры разрабатывали и часть казенных рудников. Исмагил Тасимов, как и другие башкирские рудопромышленники, использовал главным образом вольнонаемных рабочих. В 1771 г. указом Берг-коллегии в распоряжение башкирских рудопромышленников предоставили также 677 приписных крестьян, свободных от заводских работ.
Среди рудопромышленников были главным образом представители феодальной верхушки башкирского общества, реже — рядовые общинники. Последние были «столь скудного состояния, что ни один из них дать залога (работным людям) не в состоянии, а производят они свои промыслы единственно из выдаваемых из казны в ссуду денег. Для разведки и разработки недр им приходилось занимать деньги у русских купцов или принимать их в пай. Заимодавцы и пайщики часто подделывали долговые векселя и требовали возвращения долгов в двукратном размере, а представители Пермского горного начальства и Кунгурской воеводской канцелярии защищали мошенников.
Исмагил Тасимов сам хотел стать заводчиком. В 1760 году он обратился к императору Петру III с просьбой разрешить ему на собственный капитал открыть казенный завод на реке Сыре. Причем первые 250 тысяч пудов руды он обязался поставить бесплатно. Он даже не просил передать ему предприятие в собственность, а просто хотел на приемлемых для себя условиях иметь дело с основанным на собственные средства казенным заводом. В чем причина столь скромных притязаний? Дело в том, что в те времена непременным условием владения заводом, а значит и православными приписными крестьянами, было крещение. На это Исмагил пойти не мог, и открыть завод ему не разрешили..


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 #

Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru