Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

Кояновские хроники. Книга для Тайсиных и др.


Это история нашей земли, рода Гайна и д. Кояново Пермского края, начиная с Волжской Булгарии.

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Статьи »   Кояновские хроники. Книга для Тайсиных и др.
RSS

Поиск людей с помощью генеалогического сообщества

Автор статьи: Алия Тайсина
Первоисточник: здесь
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 #


Уважаемые читатели "Кояновских хроник", просим Вас не судить строго этот анонимный компилятивный труд, не претендующий ни на научность, ни на изложение абсолютной истины. Просто эпоха интернета дала нам возможность ознакомиться с материалами, опубликованными после перестройки и размещенными в сети. Картина мира после этого, конечно, изменилась, что вызвало у составителей «Хроник» желание написать историю своих предков. В первые годы своей жизни я (А.Т.) слышала в школе и в музее в связи с Уралом лишь имена Строгановых и Демидовых. О существовании кояновских Тасимовых и об их роли в развитии горной промышленности нигде не упоминалось. Точно так же ни слова не говорилось о принадлежности части кояновцев к роду Гайна. Были ли наши предки муллинскими татарами или гайнинскими башкирами выяснить трудно, да и не в этом задача. Наверное, среди них были все - татары, башкиры, ногайцы и другие. В любом случае они были кыпчаки по языку со значительным монгольским компонентом.
Вот история их земли, рода и деревни Кояново Пермского края. Эта деревня входила в состав гайнинской волости и, как минимум, часть ее жителей принадлежала к племени Гайна. Самые известные представители гайнинцев в истории Исмагил Тасимов из д. Кояново и дедушка Тукая с материнской стороны Зиннатулла Амиров из Барды.

Если у Вас будут вопросы, замечания и предложения, пишите нам.
Алия Тайсина, Рафаэль Адутов
P.S. Начиная с середины 19 в., история Кояново изложена в основном по материалам нашего троюродного брата, пермского историка Ганса Салимовича Мурсалимова, взятым из интернета c его разрешения.

Кояновские хроники.
Оглавление:
Предисловие
0.Краткая предыстория
0.1. Борьба между казанцами и ногаями за Среднее Прикамье.
0.2.Строгановы
1.1.Северо-западные башкиры и гайнинская волость
1.1.1 Северо-западные башкиры (гайна)
1.1.2 Гайнинская волость.
1.1.3 Гайнинский род мул: малоизученные аспекты борьбы гайнинцев со Строгановыми
1.2. Татары
2. Основание Кояново в 1689 г.
3. Кояновские рудоискатели
3.1. Берг-привилегия и Берг-коллегия 1720
4. Рудное дело
4.1.Рудопромышленник Исмагил Тасимов
4.2. Основание Горного училища в 1774 г.
4.3. Кояновцы в Крестьянской войне под предводительством Емельяна Пугачева (1773—1775)
4.4. Влияние рудного дела на жизнь кояновцев
5. Сибирский тракт (строительство начато в 1730 г.)
6. Башкирские кантоны (1803-1865)
6.1. Отечественная война 1812 г.
7. Вторая половина XIX века
8. 20-й век
8.1. Революция, гражданская война, коллективизация
8.2. Сталинские репрессии. Кулацкая операция
Вторая мировая война (1939-1945)
9. Жизнь после войны.
9.1. Судьбы: кояновцы и их потомки

0. Краткая предыстория.
Территория, расположенная между Уральским хребтом и реками Печорой, Вычегдой, Камой и Волгой, называлась в русских документах „Пермь“, „Пермь Великая“ (не путать с Пермью Вычегодской! ). Арабские источники X – первой половины XIII века называли ее страной Вису. До 40 гг. XIII. в. эта территория была колонией Волжской Булгарии, в восточных источниках она называлась Верхняя Булгария. В 1241 г. монголы захватили Волжскую Булгарию, и ее земли, в т.ч. и Верхняя Булгария, вошли в состав Золотой Орды.
Русские впервые появились на пермской земле в 1220 г., когда в связи с возвышением Владимиро-Суздальского княжества, стремившегося распространить свое влияние в Поволжье, обострилась борьба между ним и булгарами. В 1220 году Булгария потерпела особо тяжелое поражение, когда войско владимиро-суздальского князя Юрия Всеволодовича прошло по Каме с верховий до устья и взяло множество городов. После этого установился мир. Дальнейшая экспансия русских была приостановлена монгольским нашествием на несколько веков. В эпоху существования Золотой Орды земли всего Прикамья входили в состав улуса Джучи. Новое появление русских на Западном Урале стало возможно только на рубеже XIV-XV вв. В эпоху распада Золотой Орды опальный новгородский воевода Анфал Никитин основал в 1401-1409 гг. первое русское поселение на территории Перми Великой в междуречье Камы, Вишеры и Колвы - Анфаловский городок.
На Южном Урале после распада Золотой Орды образовалась Ногайская Орда, которая окончательно сформировалась как государство к 1440 г. Где именно проходила русско–ногайская граница, невозможно сказать, т.к. документы тех лет отсутствуют. В пользу того, что она проходила по притокам Камы Лысьве и Яйве, говорит тот факт, что русские до 1558 г. не селились ниже этих рек, а также наличие многих тюркских (кипчакских) географических названий.
0.1. Борьба между казанцами и ногаями за Среднее Прикамье.
В XV в. развернулась борьба между казанцами и ногаями за обладание Средним Прикамьем, окончившаяся победой первых. Решающую роль в этом сыграл поход хана Ибрагима, осуществленный в 1468 г. Казанцам удалось поставить под свой контроль всё Среднее Прикамье до устья Чусовой. В результате победы казанских татар часть владений гайнинцев на правобережье Камы и узкая полоса по ее левобережью были включены в состав Арской дороги Казанского ханства. Основная территория племени гайна осталась под властью ногаев в пределах Осинской дороги. Дорога – здесь: традиционная административно-территориальная единица в районах проживания башкир и татар, делившаяся на волости. Название происходит от слова «даруга» (податной округ в Золотой Орде).
Одновременно с казанскими на Западном Урале появились сибирские татары. Они, воюя с ногайцами, проходили туда через земли сылвенских татар и остяков.
После разгрома Казани в 1552 г. русские стали захватывать бывшие казанские владения. А с завоеванием Сибири (1582—1607) исчезла необходимость защищаться от нападений из-за Урала.
0.2. Строгановы
История Пермского края неразрывно связана с историей семьи Строгановых, которая попала на Урал после взятия Иваном III Новгорода в 1478 г. В книге «Описание новые земли Сибирского государства» об этом сказано так: «А тот мужик Строганов, породою новгородец, посадский человек, иже от страха и казни великого государя царя Иоана Васильевича всеа Руси самодержца из Новгорода убежал со всем домом своим в Зыряны, сиречь в Пермь Великую…»
В начале XVI в. Строгановы оказались в районе Устюга Великого и Соли Вычегодской. В апреле 1517 г. великий князь Василий Иванович дал грамоту на соляные промыслы Степану, Осипу и Владимиру Строгановым, старшим братьям Аники Строганова. Самым удачливым из братьев оказался Аника и несметно разбогател. Его дело продолжили сыновья - Яков, Григорий, Семен. Обманом и подкупом добились Строгановы в 1558 г. грамоты Ивана Грозного: «Се аз царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии пожаловал Григория Аникиева сына Строгонова, что мне бил челом и сказывал, что-де в нашей вотчине ниже Великие Перми за 80 и за 8 верст По Каме реке… до Чусовые реки места пустые, леса черные, речки и озера дикие, острова и наводки пустые, а всего-де и того пустого места 146 верст».
Григорий Строганов получил 3 415 840 десятин, привезя в Москву подкупленного пермятина Кодаула, который свидетельствовал перед царскими приставами будто южнее Чердыни по Каме до Чусовой земля лежит пустая, без пашен и дворов.
В марте 1568 г. жалованную грамоту на земли по реке Чусовой получил старший сын Аникея, Яков. Семён Аникеевич Строганов и внуки Аникея — Максим Яковлевич Строганов и Никита Григорьевич Строганов - призвали в 1581 году Ермака с отрядом для похода на Сибирь.
В 1623-1624 гг. был составлен первый в истории документ, описываюший часть земель Перми Великой, - писцовая книга М. Кайсарова. Согласно Кайсарову в XVI и XVII в.в. на территории Перми Великой было три округа: Пермский, или Чердынский, с главным городом Пермь Великая—Чердынь, Усольский с главным городом Усолье Камское и Строгановские вотчины. В этой книге отсутствуют, однако, данные по Гайнинской волости и по Верхотурскому уезду.

1.1. Северо-западные башкиры и Гайнинская волость
1.1.1. Северо-западные башкиры (гайна)
Этногенез гайнинцев
Ближайшими соседями племени гайна являлись башкирские племена уран и танып, в формировании которых важная роль принадлежала монголам (уран) и тюркам-кыпчакам (танып). Окончательной кыпчакизации гайнинцев способствовали ногайские татары (ногаи) – кыпчаки по языку, со значительным монгольским компонентом.
В «Описании башкирцев, обитающих в Пермском наместничестве. 1784 год» о происхождении гайнинских башкир с их слов говорилось следующее: «Иноверцы башкирцы, предки их перешли и поселились в Урале в 1199 году области Булгарской из города, называемого на их языке Шагер Булгар, который переименован уже и назван Казанью, как летописец их значится, в то время, когда еще управляли ими собственныя их ханы и князья и по выходе поселились в разных Уральских местах».
Согласно этому документу, гайнинцы происходят от родоплеменного объединения тархан Волжской Булгарии, которую они покинули в конце 12 в. и в 13-14 вв. проникли в Прикамье.
Башкирская родоплеменная организация Гайна в XIII веке занимала обширные территории по берегам Камы — от устья реки Сива до устья реки Очёр, а далее граница земель шла по реке Сылва до верхнего течения р. Иргинка и выходила к верховьям реки Быстрый Танып.
После падения Казани Иван IV предложил башкирскому народу добровольно войти в состав Русского государства. Журналист Амир Фатыхов, бывший редактор районной газеты Бардымского района Пермской области приводит несколько преданий гайнинских башкир о поездке Урак-бия в 1552 г. в Чердынь и Айсуак-бия в Казань с просьбой добровольно принять их в российское подданство. Еще в середине XVI века, принимая российское подданство, башкиры клялись родовыми знаками: «...дав клятву в подданстве своей птицей и тамгой, Урак- бий вернулся, согласившись платить по одной кунице с каждого дома».
Фатыхов утверждает, что Урак-бий и Айсуак-бий добились у царя “владенной грамоты с пожалованием вотчинных прав на земли от реки Кама-Чулман до Агидели, бассейнов рек Тулва и Танып”
В 1556-57 г.г. башкирские послы получили в Москве царские жалованные грамоты на вотчинное владение землей, при этом новые подданные были обложены ясаком. В связи с этим мулла из Елпачихи, Хубби Хузя Тюмисев, пишет в 1912 году: „Так как падение Казани произошло неожиданно для всех, конный отряд гайнинских башкир, готовый отправиться на ее защиту, так и не был отправлен. И царь Иван Васильевич видимо зная, что их не было среди защитников Казани, «благословил их землями и реками», на которых они проживали. Поэтому гайнинские бии сохранили свое положение и при русских“.
Б.А.Азнабаев утверждает, что грамота, жалованная башкирам племени гайна, хранится в фондах РГАДА: “На сегодняшний день известна только одна выписка из жалованной грамоты 1557 года, которая была дана башкирам рода гайна”.
Башкиры-гайнинцы во главе с Урак-бием добровольно приняли русское подданство. Правительство не раз подтверждало их вотчинное (владельческое) право на населяемые ими земли. Ни у одного башкирского племени не известно столь много царских грамот, полученных в 1557, 1632, 1672 и 1701 гг., об их поземельных правах.
Если учесть, что башкиры северо-западных родов (байляр, буляр, еней, гайна, иректе и уран) находились под властью Казанского ханства, то вполне возможно их участие как в защите Казани от русских и в сопротивлении русским завоевателям в 1554—1557 г.г., так и обращение их представителей к Ивану IV с челобитьем о признании над собой власти московского царя.
В 1557 г. на вотчинных землях племени гайна, относившихся к Арской дороге, было устроено русское поселение – Ново-Никольская слобода, которая позднее превратилась в Осинскую крепость. Сохранились документальные свидетельства о посылке жителям слободы иконы лично Иваном Грозным. Скорее всего, одинокая русская крепость у реки Камы оказалась уничтоженной летом 1572 г. участниками нового антирусского восстания народов Поволжья и Прикамья, среди которых были и башкиры. По-видимому, именно тогда гайнинцы утеряли, а, скорее всего, уничтожили грамоту Ивана Грозного, как свидетельство их зависимости от русского царя. В 1596 г. они обратились к новому самодержцу – Федору Ивановичу – с просьбой подтвердить старую грамоту, что и было им сделано: Килейко Акзкильдин привез подтверждение старой жалованной грамоты для гайнинской волости, которая тогда еще называлась Ульвинской (Тулвинской), Гайна тож. В дальнейшем, этноним „гайнинцы“ закрепился лишь за той частью пермских жителей, в состав которых были припущены Килейко Акзкильдин с товарищами.
Но уже в 1597 году Строгановы получили от царского правительства приуральские земли, включая и башкирские, по реке Каме до устья Ошапа. С этого времени начался их многовековой конфликт с гайнинцами, которые отстаивали свои вотчины от посягательств со стороны русских и участвовали почти во всех башкирских восстаниях XVII—XVIII вв.
Натиск Строгановых вынудил гайнинского мурзу Култая Шигирева, (который согласно шежере жителей с. Баш-Култаева, составленному краеведом Фаилем Каримовичем Сайдашевым, был из рода Сиюндукова) переселиться вместе со своим юртом в верховья Нижней Мулянки и основать там поселение Култаево Поле, известное в русских источниках с 1623-24 годов как деревня «Польская» (от слова «поле»). Годом основания деревни считается 1592 г. Сын Култая Шигирева, Шигир Култаев, ездил в царствование Михаила Федоровича в 1632 г. в Москву и привез оттуда оберегательную грамоту. В ней говорилось, что земли по рекам Нижние и Верхние Муллы, Юг, Нытва и Очер принадлежат башкирам Гайнинской волости Шигирю «с товарыщи», а крестьянам Строгановых владеть этой территорией не велено.
В связи с переселением «разных людей» на вотчинные земли гайнинской волости, которые «чинят де башкирцам насильства», представитель гайнинцев Теребердей Алеев, потомок Килейки Акзгильдина (Аккильдина), получившего царскую жалованную грамоту в 1596 г., добился в 1672 г. получения сберегательной памяти, чтобы «насильства и налог нихто им не чинили».
С 1870 года Култаево Поле стало именоваться селом Култаево. Село башкирское, поэтому в XIX- XX вв.оно называется Башкирское Култаево (Башкултаево).
Сохранились также грамота Петра I от 1695 года с ограждением вотчинных прав башкир всех дорог Уфимского уезда от покушений на них пришлых людей . В ней мы читаем: «… Били челом нам Уфимского уезду Осинской … дороги башкирцы тарханы ( тархан -вотчинник, освобожденный от ясачного платежа)… Тлевка Бегеняшев, Кармайка Бекбов, Ишека Ишкильдиев, Керчерка Кильмяков» и владенная грамота Петра I от февраля 1701 года башкирам Гайнинской волости Тасиму Маметеву с товарищи. В тексте владенной грамоты Петра Алексеевича башкирам Гайнинской волости от февраля 1701 года мы читаем: «От великого государя царя … Петра Алексеевича … бил челом деревни Куяново Тасимко Маметев, … а теми землями исстари владели … Терберденко Алиев...»

1.1.2 Гайнинская волость
С основанием города Уфа в 1586 г. территория гайнинцев вошла в состав Уфимского уезда, охватившего весь Исторический Башкортостан. С 1708 г Уфимский уезд назывался Уфимской провинцией, с 1744 г. — Оренбургской губернией. До вхождения в Пермский уезд в 1781 году наша родовая деревня называлась деревня Кояново Уфимского уезда Гайнинской волости Осинской дороги. Гайнинская волость состояла из 4 тюб (родов): Мул-гайна, Тул-гайна, Тур-гайна, Бисер-гайна, проживавших в бассейнах pек Мулла (Мулянка), Тулва, Тор, Бисер.
Согласно дозорным книгам 1630—1631 годов, в Тулвинском поречье существовали башкирские деревни Барда, Елпачиха, Красный Яр, а по данным кунгурского бургомистра Юхнёва, в 1725—1726 годах в Гайнинской волости насчитывалось 600 дворов.
В 1739 году северные башкиры проживали в 5 волостях, расположенных в бассейне Тулвы и по верховьям Буя. В Гайнинской волости башкиры имели 214 дворов. Согласно П. И. Рычкову, в 1740 году в Гайнинской волости находилось 562 двора.
В Первой русской энциклопедии, написанной в 1744-1746 гг. историком и государственным деятелем В. Н. Татищевым, говорится:
„Гайнинская волость, в Башкирии, великая, на границе Кунгурской и Осинской, которая во время последняго бунта большею частию разорена, ибо из оной около 2000 побито, казнено и в Русь вывезено».
Территориально Гайнинская волость в 1781 г. вошла в состав Пермской губернии, 28—30 баширских деревень вошли в Осинский уезд и 2 деревни, в т.ч. Кояново, в Пермский уезд Пермской губернии.
10 апреля 1798 года правительство создало Башкиро-мещерякское войско и кантонную систему управления. С 1798 по 1865 гг. башкиры Гайнинской волости находились, как и все башкиры других губерний, в военно-казачьем сословии. На территории Прикамья был образован 1-й кантон Башкирского войска, состоявший из 9 юрт, объединявших 36 деревень. Центром кантона стала деревня Елпачиха. В 1855—1863 гг. эти земли находились в составе 12-го кантона, а в 1863—1865 гг. — 5-го башкирского кантона.
По военным делам гайнинцы подчинялись Оренбургскому военному губернатору, под ведомством которого находился их кантонный начальник, по гражданским делам — Пермскому гражданскому губернатору.
Гайнинцы занимались главным образом земледелием, имели развитое животноводство, не отказывались и от различных промыслов. В тайнинских селах имелись свои мечети, при которых непременно создавались конфессиональные школы. Из широко известных таковых средних учебных заведений — Султанаевское и Таныповское медресе.

1.1.3 Гайнинский род мул: малоизученные аспекты борьбы гайнинцев со Строгановыми
Основной удар Строгановых пришелся на гайнинский род мул, представители которого проживали в стороне от основного массива соплеменников – по речкам Верхние и Нижние Муллы (Мулянки), левым притокам Камы. Еще в 70-е гг. XVI в. Строгановы направили сюда своего человека – монаха Трифона, позднее широко известного под именем святого Трифона Вятского (1543-1613), который должен был спровоцировать башкир (остяков) на выступление, что позволило бы Строгановым занять силой их земли. Но осуществлению этого плана помешало восстание 1572 г.
Во время восстания в 1681—1684 гг. башкиры осадили город Кунгур и Кишерский острожек Строгановых. Башкиры Осинской дороги подверглись агрессии со стороны калмыков, участвовавших в подавлении восстания.
К 20-м гг. XVII в. вотчины башкир по речкам Мулянкам (кроме их верховий) были заселены строгановскими крестьянами. В ходе длительных территориальных споров Строгановы сумели, опираясь на имевшиеся в их распоряжении документы, убедить власти в том, что башкиры появились на речках Мулянках позднее русских. В сентябре 1712 г. жителям деревень Кояновой (8 дворов) и Култаевой (6 дворов) объявили царский указ о переселении их в течение двух лет на реку Тулву в Гайнинскую волость. Однако выполнению указа помешало новое башкирское восстание.
Особенно драматично развивались события в ходе башкирского восстания 1735–1740 гг. В июле 1736 г. строгановские люди в ночное время дотла сожгли деревню Култаеву (Кичи-Мул), а бежавших башкир (более 100 человек) предали смерти. Участь деревни Култаевой разделила деревня Кояново, но ее жители успели укрыться в Кунгуре. В свою очередь тулвинские башкиры в 1736 и 1737 гг. сожгли расположенное на их землях строгановское село Крылово, убив при этом 126 и уведя в плен 132 крестьянина.
По данным, собранным кунгурским бургомистром Юхнёвым, в 1725 – 1726 гг. в Гайнинской волости насчитывалось 600 дворов. Восстание 1735 – 1740 гг., сопровождавшееся большими человеческими жертвами со стороны башкир, сократило число их дворов к 1739 г. до 214 , т. е. в 3 раза. Правда, надо признать: перепись 1739 г. была не завершена и охватила не всё башкирское население.
Постоянное участие гайнинцев в башкирских восстаниях не способствовало росту их численности. К 1775 г. они проживали в 795 дворах, т. е. за 50 лет, прошедших со времени переписи Юхнёва, количество дворов увеличилось лишь на 195.
Ценой больших человеческих жертв и неимоверных лишений башкирам удалось добиться от центральных властей существенных уступок. По указу от 16 марта 1754 г. с них сняли денежный ясак. Вместо этого они обязаны были покупать у казны по установленной цене соль, содержать на своей территории ямы (почтовые станции) и выполнять подводную повинность – предоставлять для государственных и местных нужд средства перевозки. Подводы предоставлялись для перевозки воинов, чиновников, арестантов, казённых грузов (строительных материалов, продовольствия, в т.ч. соли, товаров и т.п.) без оплаты. Одновременно на башкир возлагалось несение сторожевой службы на пограничных линиях (сначала – на Оренбургской, затем – на Сибирской). Для данной цели гайнинцы ежегодно снаряжали до 300 человек.
10 апреля 1798 г., когда правительство создало Башкиро-мещерякское войско и кантонную систему управления башкирами, на смену Гайнинской волости пришел 1-й кантон с центром в деревне Елпачиха.
Предки Тукая
Деревня Барда (Кажмакты) являлась родиной Зиннатуллы Амирова, деда по матери классика татарской литературы великого Габдуллы Тукая. О своей родословной Зиннатулла оставил в своих записях следующее:
64 РГАДА. Ф. 342. Оп. 1. Д. 109. Ч. XI. Л. 211-233; Кулбахтин Н. М. Указ. соч. С. 38-61. 65МИБ. Т. 4. Ч. 2. С. 335-338.

По материалам VIII, IX, X ревизий 1834, 1850, 1859 гг. можно подтвердить его родословную с большей информацией. Его дед Амирхан Амиров (1770—1836 гг.), его бабушка Базиха, 1775 г. Единственный сын Амирхана Зайнулбашар (1803—1853). Сыновья Зайнулбашара Хайрулбашар, 1825 года рождения (его дети Сайдуабрар, 1852 г., Ярулла, 1854 г.)г дед Габдуллы Тукая Зиннатулла, 1830 г. (хотя сам указывал 1829, во всех трех ревизиях он показан рожденным именно в 1830 г.: в 1834 г. ему исполнилось 4, в 1850 г. — 20, в 1859 г. — 29 лет). Зиннатулла Зайнулбашарович имел жену Камилю и дочь Мамдуду (1864—1894), от которой и родился Габдулла Тукай.
Амирхан Амиров, его сын Зайнулбашар, внуки, правнуки были башкирами-вотчинниками Гайнинской волости. Они были владельцами волостных общинных земель, а не пользователями. Об этом когда-то писали и на страницах журнала «Казан утлары», в районных и республиканских газетах.
Несмотря на очевидные документальные материалы о башкирском происхождении жителей д. Барда, в частности, Амирхана Амирова, автор книги «Тайнинский край» А. Фатыхов «переселяет» его в Пермский край из центральных регионов Казанского ханства якобы из-за преследований колонизаторов России, насильственной христианизации. Как будто в годы жизни Амирхана Амирова, в 1770—1836 гг., еще существовало давно завоеванное Иваном Грозным Казанское ханство.
1.2. Татары. Татаро-башкирское население, проживавшее в районе современной Перми, впервые переписал в 1579 г. писец И. Яхонтов, однако его писцовые книги считаются утерянными.
Территориально башкиры-гайнинцы были расселены главным образом в Уфимском уезде (с 1781 г. Осинском, частично — в Пермском), в то время как татары занимали земли, относящиеся к Кунгурскому уезду Пермской губернии, по pp. Сылва и Ирень.
В документе под названием "О начале и происхождении разных племен иноверцев", составленном в 1784 г. (Госархив Пермской области, Ф. 316, on. I.) приводится легенда о происхождении жителей "в Пермском округе деревень Кояновой, Култаевой и Янычевой" (ныне Верхне-Муллинский и Пермский районы Пермской области): предки их "от поколения были Тарханова, перешли и заселились они в сих местах из давних лет по собственным их преданиям издревле. Потом под Российскую державу покорены они по взятии царем Ив. Васильевичем Казани. А до покорения находились в управлении или подданстве у державца своего нагайского хана" (Там же, л. 41). Далее описывается их образ жизни: "Житие их в их деревнях немалым числом домов выстроенных по обыкновению, как у деревенских жителей избах, однако у них всюду белые вообще с клетями и горницами и живут каждой с семейством своим особыми домами пожитки имеют, посредственных пашенных и сенокосных земель имеют для себя достаточно и упражняются каждый по достоинству своему в скотоводстве..." (Там же, л. 45). Эти сообщения свидетельствуют об их оседлости и о наличии у них развитого для того времени земледелия.
Предки нынешних пермских татар в XVIII в. указывали, ссылаясь на писцовые книги М. Кайсарова, что их отцы и деды назывались остяками: татары деревни Басино на реке Ирени в своей челобитной, поданной в 1798 г. в Пермское губернское правление, писали: "...за предками их, именуемыми остяками Байсою Албашевым и Ураметом Таисиным и братом его Батырем...". Видимо, этот же факт приведен и А. А. Преображенским "...в середине XVIII в. при межевании земель в деревне Басине Кунгурского уезда местные татары заявили, что их деды и прадеды владели землями по писцовым книгам М. Кайсарова, в которых были записаны остяками, "ныне де в той деревне называются татарами".
То же самое пишет и В. Шишонко: "жили тогда (т. е. в 1578-1579 гг.) остяки, ныне называются татарами" (Шишонко, I, 1881).
По преданиям, записанным в 1794 г. в деревнях Кояново и Култаево, их предками являются два юрта ясачных татар и башкир, которые переселились после падения Казанского ханства сюда, на маленькую речку, которую назвали Муловкой (Шишонко В.Н., 1882, с. 126-127).
Глава рода, татарский князь Маметкул, был имамом или муллой. Его старший сын, Урак-бей Маметкулов, жил на Верхней Мулянке, а младший, Сиюндюк-бей Маметкулов — на Нижней Мулянке. Отсюда и произошли названия этих рек, а также расположенных на них сел Верхние Муллы и Нижние Муллы.
Основываясь на шежере гайнинцев, Н.М и С.Н. Кулбахтины пишут, что именно этот Урак бей/ бий ездил в Чердынь и получил жалованную грамоту на земли гайнинцев.
Согласно работе Шишонко, князья Урак-бей и Сиюндук-бей Маметкуловы упоминаются в 1622 году.
Остяцкий старшина (князь) Зевендук упоминается и в «Житии св. Трифона Вятского», в котором описывается быт муллинских, сылвенских татар и остяков. Поскольку Трифон Вятский проводил миссионерскую работу в Прикамье после 1580 г. и умер в 1612 г., возможно, речь идет о Сиюндук- бее.
Дамир Исхаков, ссылаясь на Марселя Ахметзянова, пишет, что «недавно удалось выяснить, что «мулла» Маметкул и его потомки по племенной принадлежности были буркутами, т.е. золотоордынского происхождения.
Согласно Масуду ибн Усману Кухистани, в состав Ак-Орды среди прочих входило и племя буркут. В 1428-29 гг., когда Абу-л-Хайр хан совершил поход на г. Туру (до 1446 г. столица государства Шайбанидов, позже - Тюменского ханства), «хакимами» там были Адад-бек буркут и Кибек-ходжа-бий буркут. Но буркуты известны и в Приуралье. Так, в родословной, записанной среди татар Бирского уезда Уфимской губернии, сказано: «Буркет би - Алманчык би - Урдэк би - Сунчэли би - Сондык би - Кара щау - Турбай - Истэк ...» Далее в шеджере говорится о том, что Буркыт би жил во времена Чингиз-хана и приводятся сведения об атрибутах этого племени. Нам удалось доказать связь рассмотренной родословной с пермскими татарами. Этноним «буркут» упоминается и в шеджере татар из д.Уразаево Актанышского р-на Татарстана. В родословной, найденной в татарской деревне Старое Тураево (Дюртилинский р-н Башкортостана), во главе предков башкир рода «шамшадин» указывается Тарагай-би, а его отцом называется Буркат-би. Тарагай-би «прибыл из Крыма и переселился в земли по Агидели». Боркыт-би назван и в числе беков, которые жили во времена Чингиз-хана, в известном татарском историческом сочинении XVII в. «Дефтер-и-Чингиз-наме».
Верхние Муллы, из которых постепенно вытеснили коренное население и заселили русскими, переименовали в Никольское (по названию церкви). Оно известно под этим именем в русских источниках с 1623 года. В XVII-XIX вв. это был важный административный и хозяйственный центр Строгановской вотчины.
Жители деревень Кояново, Башкултаево и Янычи называются сейчас муллинскими татарами. Согласно Н.М. и С.Н.Кулбахтиным, кояновцы ведут свой род от Сиюндук- бея Маметкулова, а култаевцы от Урак-бея.
2 Основание Кояново
Существует предположение, что предком кояновцев был Уразмет (по Кайсарову Урмамет) Тайсин. В писцовых книгах 7131 и 7132 гг. (1622 и 1623 гг.) за братьями Уразметом и Батыром Тайсиными числилось два юрта с вотчинными землями. У Уразмета была также мельница. По мельнице Тайсимовой (Тайсиновой) стала называться и деревня Тайсинова (Тайсимова, Тасимка). В писцовых книгах братья Тайсины числились остяками (ханты).


Тамга Уразмета Тайсина называется «ворота» и считается кипчакской. Кстати, у гайнинца Тасима Маметева была похожая тамга.

Притеснения Строгановых вынудили гайнинцев поселиться еще южнее. Здесь возникла их д. Кояново, или Тасимово по имени Тасима Маметева (в 1736 г. он был еще жив). По непроверенным данным Тасим Маметев был потомком Урак-бия, главы башкирского рода Гайна. Его прадедом был Култай Шигиров, дедом Шигир Култаев.
Поселение упоминается в письменных источниках с 1689 г. Другие наименования Тасимки, Тасимова.
5 августа 1700 г. житель д. Тасимово (Кояново) Тасим Маметев «с товарыщи» получил владенную грамоту на вотчинные земли Гайнинской волости. С тех угодий казне платили 276 куниц.
Владенная грамота царя Петра Алексеевича башкирам Гайнинской волости Осинской дороги Уфимского уезда от... февраля 1701 г., полученная вотчинником деревни Кояново Тасимом Маметевым
Копия с копии
Список великого государя з грамоты
От великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержца на Уфу столнику нашему и воеводе Ефиму Панкратывичу Зыбину. В прошлом 1700-м году августа в 5 день бил челом великому государю Уфимского уезда Осинской дороги Гаинской волости деревни Куяновы башкирцы Тосимко Маметев с товарищи: изстари де прадедов, дедов и отцов их владенья вотчина по рекам от Камы реки с усть по Муле и до вершины по обе стороны... на той же их вотчинной земле прадеды и деды и отцы их и оными юртами поселились и пашни распахали и сена косили и городбами проча вечнаго себе владения разгородились и с тех де своих угодей платили они ясаку и ныне платят по двести по семидесят по шти куниц по вся годы без доимки. ... пашенные земли и сенные покосы и всякие угодьи владения истари деревни Куяновы башкирцов, а на тоя де земле русские люди прежде сего не живали... и генваря в 27 день бил челом нам, великому государю, башкирец Тасимко Маметев с товарыщи, чтоб нам великому государю пожаловать не велеть тому недельному их спросу поверить, а велеть бы им теми вышеписанными урочищи владеть от мельницы вниз по речке Мулянке по правую стороною до мосту, а левою стороною до речки Буртымы, да левою ж стороною до речки Чюзю, а по речке Чюзю левою ж стороною пашнями и сенными покосы и всякими угодьи по-прежнему, а тем руским людям отказать и впредь этою землею не владеть, а в разорении и грабеже и в бою и в увечье указ учинить о том к тебе дать им нашу великого государя владенную грамоту... у них башкирцов лесные свои угодьи и теми де своими башкирскими старинными вотчинами, угодья изстари владели прежния их старинныя владения Терберденко Алеев из ясашного платежа, а ныне де по тому ж старинному владению из тех ясаку они Тасимко с товарищи платят з деревнею Куяновою, Нижней Муллы деревни Култаевой и волости Тулвы башкирцы вместе. И как к тебе сия наша великого государя грамота придет и ты б тем башкирцам Тасимку Маметеву с товарыщи вышеписанными их старинными вотчинными угодьи, бортным и лесным и звериным всяким угодьем велел владеть по речкам от Камы реки с устья по Мулле и до вершины по обе стороны, а с усть Буртымы речки по обеим же сторонам до вершины и по Чюзю речке по-прежнему, а именитого Григорья Дмитриевича Строганова крестьянам ево впредь тою их башкирскою землею владеть и селиться на той земле не велел ...для того выписку с крепостей ево каков подал у розыску человек ево Савелей прочесть сию нашу великого государю грамоту и, списав бы с нее список оставить на Уфе в приказной избе, а подлинную грамоту, отдав ему, башкирцу Тасимку Маметеву, с роспискою впредь для владения. Писан на Москве 1701-го году февраля в ... день. Подлинная великого государя грамота за прописью дьяка Дмитрея Неупокова, справа — подьячего Исая Карцева, а подлинная великого государя владенная грамота отдана челобитчику Тасимку Маметеву и во взятье тое великого государя грамоты знамя свое приложил тако: r¥l , а у отдачи толмачил и переводил толмач Володимер Живнин.
В грамоте написано, чтоТасим Маметев был вотчинником. По отношению к праву землевладения башкиры разделялись на вотчинников и припущенников. Вотчинники владели долей в общинном землевладении по праву рождения, подтверждением последнего являлись шаджара (родословные). Башкиры-припущенники формировались за счет членов башкирских родов, лишенных своих вотчинных земель (напр., в силу отъема земель за участие в башкирских восстаниях или же под строительство заводов в период промышленного освоения Урала). Обезземеленные башкиры, которых особенно много было в границах совр. Челябинской и Свердловской обл., переселялись к своим родственникам или же «припускались» на земли иных племен.
3 Кояновские рудоискатели.
В конце XVII начале XVIII веков молодой царь-реформатор Петр Алексеевич, прозванный за свои деяния Великий, был крайне заинтересован в меди, так как она шла не только на оснастку флота и литье пушек, но и на чеканку монеты. Вот тут то и вспомнили о землях Пермских и Тобольских, богатых медью и железом. В 1696 году Петр, находясь под Азовом, шлет распоряжение дьяку Сибирского приказа Андрею Андреевичу Виниусу: снарядить на Камне (так тогда именовали Урал) экспедиции с целью отыскать, “где имеется лучший камень магнит и добрая железная руда”.
Металлургические мануфактуры возникали по всей стране, однако Урал оказался наиболее удобным местом для такого строительства. Объяснение этому можно найти в переписке генерал-майора В. И. Генина с Петром I: “Понеже удивительно, как здесь Бог определил таковые места, что рек, руд, лесов, где быть заводам, довольно и работники дешевы, запасов леса-топлива для металлургии XVI-XIX веков в России”.
В XVIII. в. жители Кояново занимались новым для них видом деятельности – добычей руды. Правительство России, заинтересованное в развитии горнозаводской промышленности, много сделало для привлечения местных жителей. Важную роль при этом сыграли Берг-привилегия и Берг-регламент, указы Сената и Берг-коллегии, другие законодательные акты. Берг-привилегия 1719 г. разрешала представителям всех сословий искать руды и заводить металлургические заводы, освобождала заводчиков и мастеровых от государственных налогов и рекрутчины, а их дома от постоя войск, провозглашала промышленную деятельность делом государственной важности. Она гарантировала наследственность собственности на заводы и ограждала заводовладельцев от вмешательства в их дела местных властей. Берг-привилегия положила начало деятельности Берг-коллегии — центрального горного учреждения, имевшего в своем подчинении местные горные учреждения. Как верховный собственник полезных ископаемых государство облагало промышленников десятиной с выпускаемой продукции. Основные положения Берг-привилегии, которая вводила элементы «горной свободы», сохраняли свою силу вплоть до начала XIX в.
Юридической основой экономических отношений стал Сенатский указ от 28 ноября 1720 года, которым предписывалось: тем из числа башкир, кто «годную руду сыщет, им за то платить, как и российскому народу без задержания». В короткие сроки в башкирском обществе образовался целый слой рудопромышленников, владевших сотнями рудников. Причем они разрабатывали не только медь и железо, но также серебро и золото. Особенно много предпринимателей вышло из среды башкир Гайнинской волости. Одними из первых в сферу рудоискательства включились жители деревни Кояново Гайнинской волости Осинской дороги. Примерно в 1700 году Тасим Маметов начал разведку месторождений на вотчинных землях своей волости. По сообщению главного начальника уральских казенных заводов Вильгельма Геннина, только за 5 месяцев 1734 года Тасим Маметев добыл 60 тысяч пудов руды. Таким образом, он был первым рудопромышленником из числа башкир. Со строительством в 1723 г. казенного Егошихинского и в 1736 г. Мотовилихинского заводов он со своими односельчанами занялся разработкой рудников, добычей и поставкой руды на эти предприятия. Кроме того, они поставляли руду на Верхний Юговский (с 1735 г.) и Нижний Юговский (с 1740 г.) заводы. В 1735 г. среди 45 рудопромышленников, обслуживающих эти заводы, башкир и татар было 9, в 1741 г. - 33 из 68 (около 50%), в 1773 г. - из 373 пермских рудопромышленников башкир было 360 (96,5%), русских 10, кунгурских татар - 3.
Юговской казенный медеплавильный завод, вокруг которого впоследствии вырос значительный поселок, был основан в 1735 году Василием Никитичем Татищевым.
В материалах пер¬вой ревизии (1719–1727 гг.) и второй (1744–1747 гг.) во второй части списка на стр. 840–844 есть сведения о де¬ревне Куяново служивых мишар и та¬тар, плативших казне налоги 70 коп.: деревня Кояново – 15 домов, 64 жите-ля (мужчины и женщины) – «служивые мишары», первым записан Асан Кулаев (данные 1747 г.) .
Михаил Чулков, автор многотомной работы «Историческое описание Российской коммерции» (1781-1788 гг.) писал: «В прежних годах башкирцы из сей руды плавили в ручных печах самую лучшую сталь, что после учинившегося в 1735 г. бунта им уже не позволялось». Чулков имел в виду башкирское восстание 1735-1740 гг., во время подавления которого правительство императрицы Анны Иоанновны приняло указ от 11 февраля 1736 года, который запрещал башкирам не только иметь огнестрельное оружие, но и содержать кузницы. Этот указ ударил не только по военной мощи башкирского народа, но и по производительным силам края, поскольку он запрещал, помимо прочего, самостоятельное производство башкирами металлов.
Правительство уже в первой четверти XVIII в. повело планомерное наступление на мелкое металлургическое производство края — на мелкие ручные доменки и примитивные медные печки. Запретительная политика правительства в отношении мелкого производства отражена в указе сибирского губернатора от 1717 г., который требовал «никому нималого числа руд плавить посторонним людям не велеть и учинить заказ под смертной казнью, а кузнецам прикладывать руки (давать подписку.— Ред.), чтоб никто железа и меди не делали ручными печками, кроме государева дела заводского». Однако для многих крестьян плавка железной и медной руды была важным источником существования, она превратилась в профессию. Поэтому, несмотря на запреты и страх смертной казни, они не свернули «производство», но сделали это занятие тайным делом, в результате чего казна лишалась дополнительных доходов от эксплуатации ручных доменок. Выход был найден. Указом от 16 февраля 1723 г., повторив запретительные меры по выплавке металла «в малых печах», горные власти разрешили населению свободно добывать руду, но поставлять ее по определенной цене для плавки на казенные заводы, а также требовали, чтобы мелкие предприниматели «собирались в компании и строили водяные заводы в удобном месте, дабы впредь другим таких руд охотнее было искать». Предложения оказались выгодными. На Урале появилось большое количество частных рудопромышленников, которые сыграли положительную роль в процветании казенных заводов, а большинство медеплавильных предприятий вообще работали преимущественно на руде, поступавшей от подрядчиков.
Сенатским указом от 15 октября 1753 года констатировалось, что «тамошней Губернской канцелярии завсегда и крепко наблюдается, дабы те заводчики с ними башкирцами порядочно поступали и без договора с ними лесом и никакими угодьями не пользовались», ибо «башкирцы ничто столь много не уважают, как свои земли и угодья». Тот же указ сообщает о резкой перемене, произошедшей в настроениях башкир: «башкирцы с заводчиками так хорошо обошлись, что сами, руды сыскивая, приносят им и возкою на их заводы с рудников разработанных руд и отдачею им в оброки своих земель и угодий охотно промышляют». То есть, башкиры стали зарабатывать тем, что добываемую на своей вотчинной земле руду они стали поставлять на заводы. Теперь заводчики нуждались в башкирах, как поставщиках сырья, а последние нуждались в заводчиках, как покупателях.
4. Исмагил Тасимов
4.1.Рудопромышленник Исмагил Тасимов
У Тасима Маметева было четыре сына: Ишмень занимался скотоводством и земледелием, Рахман был рудоискатель, Мухаметрахим - купец и Исмагил - последнее упоминание о нем датируется 1773 годом – рудопромышленник. В документах XVIII в. упоминаются рудники, принадлежащие сыну Исмагила Исхаку. В 1793 г. он вместе с Кириллом Ломакиным в качестве поверенных рудопромышленников требовал уплаты дополнительных денег за поставку свыше 1,1 млн. пудов руды на пермские заводы в 1788-1792 гг. Мухаметрахим Тасимов — известный предприниматель. В конце XVIII в. он был записан в третью гильдию купцов г. Перми. Он поставил на заводы свыше 2 млн. пудов медной руды, за что получил 96 тыс. руб.
Среди башкир выделилась группа крупных предпринимателей. К 50-м годам XVIII века Исмагилу и его компаньонам только при Юговских заводах принадлежало 234 рудника, тогда как у казны было всего лишь 76. ».. Башкиры разрабатывали и часть казенных рудников. Исмагил Тасимов, как и другие башкирские рудопромышленники, использовал главным образом вольнонаемных рабочих. В 1771 г. указом Берг-коллегии в распоряжение башкирских рудопромышленников предоставили также 677 приписных крестьян, свободных от заводских работ.
Среди рудопромышленников были главным образом представители феодальной верхушки башкирского общества, реже — рядовые общинники. Последние были «столь скудного состояния, что ни один из них дать залога (работным людям) не в состоянии, а производят они свои промыслы единственно из выдаваемых из казны в ссуду денег. Для разведки и разработки недр им приходилось занимать деньги у русских купцов или принимать их в пай. Заимодавцы и пайщики часто подделывали долговые векселя и требовали возвращения долгов в двукратном размере, а представители Пермского горного начальства и Кунгурской воеводской канцелярии защищали мошенников.
Исмагил Тасимов сам хотел стать заводчиком. В 1760 году он обратился к императору Петру III с просьбой разрешить ему на собственный капитал открыть казенный завод на реке Сыре. Причем первые 250 тысяч пудов руды он обязался поставить бесплатно. Он даже не просил передать ему предприятие в собственность, а просто хотел на приемлемых для себя условиях иметь дело с основанным на собственные средства казенным заводом. В чем причина столь скромных притязаний? Дело в том, что в те времена непременным условием владения заводом, а значит и православными приписными крестьянами, было крещение. На это Исмагил пойти не мог, и открыть завод ему не разрешили..
Положение еще более ухудшилось, когда в 1757 году Юговские казенные заводы были приватизированы графом И.Чернышевым. Влиятельный вельможа отобрал у башкир рудники, поставлявшие его заводам сырье, чтобы не зависеть от них. Только в одном 1765 году управляющий заводами Федор Санников, не заплатив, вывез 500 тысяч пудов заготовленной высокосортной руды. Началась многолетняя тяжба, которая неожиданно для всех закончилась победой Исмагила Тасимова. Дело рассматривалось в Сенате, который постановил обязать графа заплатить за незаконно захваченную руду. Для этого понабился собственноручный указ самой Екатерины II: «Указ нашей Берг-коллегии. По производившемуся в Сенате спорному графа Ивана Чернышева с рудопромышленниками делу помирились между собой добровольно на 70 тысяч рублей». Но расчет был произведен только в 1778 г. Были возвращены и рудники.
4.2. Основание Горного училища
Иcмагил Тасимов является инициатором создания и первым уральским инвестором Горного училища в Санкт Петербурге. Он - один из составителей наказов пермских рудопромышленников в несостоявшуюся Уложенную комиссию Елизаветы Петровны. Еще в 1771 г., прося Берг-коллегию о дозволении поставлять медную руду на Юговские заводы и о передаче ему с «кумпанионами» в аренду казенных рудников, он просил открыть при Юговских заводах горную школу. «Чтоб начальники заводов или надзиратели их трудов и промысла были знающие люди, - указывал он, - ибо они часто спрашиваться должны, и от умного и сведущего охотее слушать наставления, нежели от глупого невежи, то просить, чтоб завести офицерскую школу, как здесь кадетские корпусы и академии…», писал Тасимов и обязывался такие учебные заведения содержать за счет «кумпании». Прошение это было принято императрицей «с величайшим удовлетворением». 3 ноября 1773 года Екатерина II утвердила решение Сената о создании первой высшей технической школы в России - Горного училища, «дабы в оном заведении могли обучаться не только дворянские дети». Горное училище в Санкт-Петербурге было открыто в 1774 г. и рассчитано на 24 ученика. До получения необходимой суммы с башкирских рудопромышленников по решению Сената была выделена и положена в банк 61 тысяча рублей, на проценты от которых и содержалось училище. Рудопромышленники же должны были постепенно пополнять эту сумму. С 1771 г. по 1792 г. с них было удержано 7438 руб. 40 коп., после чего содержание училища было передано казне. Этот вуз Исмагил Тасимов финансировал вплоть до смерти в 1781 г.. завещав детям «сим важным делом не пренебрегать».. За первые четыре года было выплачено в переводе на современные деньги семь миллионов.
На базе этого училища впоследствии возник Горный институт. Лишь в первой половине XIX в. для башкирских юношей в Горном институте Петербурга были открыты три вакансии.
«Кто бы поверил, - писал позже академик Дмитрий Соколов, что полудикий башкирец из дымного аула своего положил первый камень в основание Горного корпуса: по своенравию судьбы башкирцы были виновниками нашего просвещения в деле горном».
4.3. Кояновцы в Крестьянской войне под предводительством Емельяна Пугачева (1773—1775)
Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева стала последним восстанием, в котором принимали участие гайнинские башкиры. C помощью гайнинцев была взята повстанцами Оса и разорен Шермеитский завод. Они же совместно с русскими крестьянами и мастеровыми участвовали в декабре 1773 г. в походе на Егошихинский завод и Соликамск, закончившемся их полным разгромом под Верхними Муллами. Деревни Кояново и Култаево оказались в свое время на территории, охваченной крестьянской войной. В декабре 1773 года через деревню Култаево проходил отряд Пугачева из Осы до починка Верхние Муллы и обратно. Култаево было захвачено пугачёвцами. Один из жителей деревни, отставной солдат Алексей Бурылов, стал агитатором повстанцев, но вскоре попал в плен и был казнен.
Впервые башкирские и русские повстанцы действовали заодно, сражаясь против усиления крепостнической эксплуатации и произвола царской администрации. В восстании приняло участие более тысячи гайнинских башкир. Некоторые из них (Батыркай Иткинин, Карабай Ашменев, Абдей Абдулов, Туктамыш Ижбулатов, Джиян Коштиянов, Муксин Медияров, Адигут Тимясев, Конапай Юнин, Манглет Аитов и др.) получили от Пугачева звание полковника. Из рядов гайнинцев вышло 9 полковников, 7 атаманов и 16 походных старшин. После восстания их земли остались в пределах Гайнинской волости.
Известный рудопромышленник и старшина Исмагил Тасимов из племени Гайна собрал и снарядил отряд самообороны для охраны своих рудников от разорения. Отряд состоял из 140 башкир и 400 приписных крестьян. В декабре 1773 года он противостоял отряду пугачевского полковника башкира Абдея Абдулова.
Индустриализация Урала, проходившая без учета интересов башкирского народа, в конечном итоге привела к трагедии. Башкиры, поднятые Пугачевым, в ходе восстания уничтожили почти все горные заводы Уфимской и значительную часть заводов Пермской и Исетской провинций. Горной промышленности был нанесен смертельный удар, от которого она уже не оправилась. Кроме того, Екатерина II во избежание дальнейших мятежей подписала указ о прекращении строительства горных заводов на территории Башкирии. В середине XIX века они пришли в окончательный упадок. Правительство не сумело модернизировать производство, а где необходимо – провести конверсию. Именно поэтому уральские рабочие стали ударной силой большевиков в годы революции 1917 года и Гражданской войны.
Попытка семьи Тасимовых получить дворянство
Рапорт
Пермского наместнического правления Пермскому
и Тобольскому генерал-губернатору
По данным в здешнее правление Пермской городской магистрат рапортом объявляет, что пермский купец из башкирцев Михайло Тасимов подпискою объяснил, что родом он со всеми ево детьми бии и тарханы, и по данной в 1701 году в феврале месяце отцу его родному Тоисиму Маметеву с товарищи блаженныя памяти от великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича на разные вотчинные земли и угодья по реке Мулянке и впадающим в оную речкам, тако ж и всякия звериныя и рыб-ныя ловли грамоте заключает себя со всеми ево детьми в дворянском достоинстве, почему от него, Тасимова, и требована подлинная грамота, или б представил засвидетельствованную со оной копию, на что он по данным сего 1785 года 20 февраля доношением объявил, она де подлинная грамота имеется у рудопромышленника дер. Кояновой башкирца Муртазы Мурасова, кою он, Тасимов, от него, Мурасова, для объявления требовал же, токмо де он упрямством своим ему, Тасимову, не отдает и просил, чтоб ево в том не объявлении грамоты не сочесть виновным, а истребовать уже от Мурасова через Пермский нижний земской суд и от магистрата туда сообщено и прислана с засвидетельством копия, с которой еще снята копия и первая копия возвращена Мурасову1.

ГАЛО. Ф. 316. On. 1. Д. 77. Л. 15-15 об.

1 Однако в XVIII в. ни один из башкирских тарханов, в т.ч. и И. Тасимов, не был удостоен звания российского дворянства, в то время как татарские и мишарские мурзы и князья получили дворянство. Это лишний раз доказывает башкирское происхождение Тасимовых и Ишбулатовых.

4.4. Влияние рудного дела на жизнь кояновцев
Сущность частного рудного промысла состояла в том, что на своих вотчинных землях башкиры отыскивали рудные месторождения, добиваясь их отвода на свое имя, добывали руду, которую поставляли заводчикам по указной цене. Судя по сообщению башкирских рудоискателей, к рудным делам их подталкивала не только казна, но и средней руки пермские заводчики. Со временем рудники башкирских рудопромышленников составили значительную часть сырьевой базы медеплавильных заводов Пермского горного округа.

Оплата поставки руды не была одинаковой. В 1729— 1735 гг. рудопромышленники получали за каждый пуд меди, выплавляемой из руды, по 2 руб. 40 коп. С 1735 по 1755 год были назначены две расценки: за руду, добываемую с помощью бурения, платили по-прежнему 2 руб. 40 коп. с каждого пуда меди; за мягкую же руду — по 2 руб. В 1755 г. оплата была снижена: за пуд меди, добытой с применением пороха из сухой руды, платилось по 1 руб. 80 коп. За пуд меди, добываемой из мокрой руды с применением машин для откачки воды и проведением каналов, - 2 руб. После возвращения Юговских заводов в казенное содержание в 1770 г. башкиры поставляли руду из оплаты 1 руб. 80 коп. за пуд выплавляемой из нее меди; для руды, поставленной с казенных рудников, оплата назначалась ниже на 10 коп.
Башкирские рудопромышленники использовали главным образом наемный труд. Не отказывались они и от труда зависимых людей. Они платили наемным работникам за «проходную штольню» от 1 руб. 20 коп. до 1 руб. 25 коп. В конце XVIII в. оплата повысилась от 2 руб. 40 коп. до 3 руб. 60 коп., за шахты глубиною 12 сажень — с 8 до 13 руб., за возку руды за 14 верст с каждых 100 пудов платилось 35—40 коп., с конца века — 70-90 коп. Вольнонаемным работным людям обычно давали задатки.
В 1790 г. в д. Кояново насчитывалось 90 дворов, где проживало около 360 мужчин, больше половины занималось «рудным делом». Ее население пользовалось определенными льготами по сравнению с другими башкирами. Указы от 5 марта 1736 г. и от 19 марта 1741 г. признали жителей этой деревни свободными «от всяких служб». Освобождение их от обязательных для других повинностей — поставки соли в Оренбург и военной службы по охране юго-восточных границ государства — по указу от 14 августа 1745 г. преследовало одну цель: дать возможность заниматься только «рудным промыслом».
Всего с 1735 по 1807 гг. жителями Кояново было добыто и поставлено на пермские горные заводы более 12 млн. пудов медной руды.
5. Сибирский тракт
Сибирский тракт, строительство которого было начато в 1730, а официальное открытие состоялось в 1783 году, шёл из Москвы через Муром, Арзамас, Козьмодемьянск, Казань, Осу, Пермь,
Кунгур, Екатеринбург,Тюмень, Тобольск, Большие Уки ( быв.Рыбино), Тару, Каинск, Колывань, Томск. Далее северная ветка шла на Ени-сейск, Якутск, Охотск, а южная - на Иркутск, Верхнеудинск. После Верхнеудинска дорога опять раздваивалась: одна шла далее на Нерчинск и вдоль Шилки и Амура, а вторая заворачивала на юг до Кяхты (на границе с Китаем). Именно эту южную ветку называли "Чайный путь". Далее чаеторговцы пересекали степи Внутренней Монголии и прибывали в Калган — крупную заставу на Великой Китайской стене, считавшуюся воротами в Китай.
Благодаря тракту, Сибирь из «страны без границ» и «земель незнаемых» стала неотъемлемой частью России, изменила ее географическое и историческое пространство. Очень важно, что поиски и строительство путей через Урал тесно связаны с Пермским краем: все известные дороги «за Камень» проходили по нашей земле, такой территории нет больше нигде в России.
В Соликамске и Верхотурье, через которые пролегал другой тракт, еще более старый — Бабиновский, были устроены таможни, через которые провозили грузы и платили значительную пошлину — 10%. Хотя было строжайше запрещено ездить другими дорогами, находилось немало смельчаков, искавших путь, минуя таможню. Вот так Сибирский тракт прошел через Казань на Осу, Оханск и Кунгур.
Сибирский тракт был важнейшей магистралью России. Сибирский тракт - самая протяженная сухопутная дорога в мире. Веками основным средством передвижения здесь была конная повозка. По Сибирскому тракту ежегодно проходили около ста тысяч подвод и проезжали десятки тысяч ямщиков. В весеннее-осеннюю распутицу Сибирский тракт становился настоящим испытанием для проезжающих. Дорога изобиловала множеством поворотов. Одной из целей постройки дороги была гнать в Сибирь каторжников, а каторжники передвигались колоннами, с таким расчетом, чтобы одна колонна не видела другую.
В народе его называли Великим Сибирским трактом, «государевой дорогой», «великим кандальным путем», «дорогой слез». По нему проехали тысячи землепроходцев, ученых, путешественников, купцов и, конечно, ссыльных и каторжных. С конца XVIII века их путь проходил через Пермь.
В 1790 г. через Кояново в сибирскую ссылку проехал А.Н. Радищев, автор знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву», критически отразившего существующие в империи порядки.
В книге «Записки путешествия в Сибирь» 11 ноября 1790 года он написал следующее: „Выехали из Перми. До Каянова или Тасимки 24 верст. Живут татары. Компанейщики или приискатели руд отправляют, за недостатком ямских, почту. Других тягостей не платят, а сия всем тяжка. Место местами гористо, местами плоско“.
(„Компанейщик“ устар. участник, член торговой или промышленной компании ◆ Компанейщики завели премножество горных заводов и так крестьян работой утруждали, что и в каторге того не бывает. В. Я. Шишков, «Емельян Пугачев», 1939-1945)
По Сибирскому тракту, звеня кандалами, шли ссыльные. Путь их был изнурителен: от Екатеринбурга до Иркутска (расстояние около шести тысяч километров) заключенные двигались в течение двух лет. За заключенными передвигалась подвода и забирала умерших в пути, откуда и пошло выражение «доставить живого или мертвого». За время существования «дороги скорби и слез» по Сибирскому тракту прошло и проехало немало выдающихся русских людей, среди которых Радищев, Плещеев, Достоевский, Чернышевский, сто двадцать один участник восстания декабристов, гвардейцы Семеновского полка и многие другие.
В XIX веке ежегодно по тракту отправлялось за Урал примерно 18 тысяч арестантов. Каждый этап включал 100–200 заключенных, закованных в кандалы или связанных друг с другом веревкой. Конвойная команда состояла из солдат инвалидной пехотной части и конного казачьего отряда. При каждой конвойной команде обязательно был барабанщик, в его обязанности входило сигнализировать о приближении колонны.
По всему маршруту следования этапа располагались этапные и полуэтапные тюрьмы и конвойные роты. Путь от Санкт-Петербурга до Иркутска занимал почти два года, поэтому через каждые 25–35 километров были обустроены специальные помещения тюремного ведомства для отдыха заключенных и солдат конвоя. Этапные тюрьмы на территории Пермской губернии находились в городах Перми и Кунгуре. При этапной тюрьме обычно была церковь, парикмахерская, баня, а в полуэтапной — только комнаты для отдыха и столовая. Полуэтапные тюрьмы были в селах Кояново и Кылосово.
Интересна судьба здания полуэтапной кояновской тюрьмы. Когда в 1878 году открыли Горнозаводскую железную дорогу, необходимость в ней отпала. Здание стали использовать в разных целях. В 1909 году, например, уездное земство передало его под ремесленную школу, где бесплатно учили молодежь столярному делу. Принимали сюда детей не моложе 12 лет, преимущественно из числа окончивших начальную школу. Учебный год начинался 1 сентября и продолжался до 1 мая. В 1910 году в школе обучалось 18 человек. Срок обучения был трехлетний. Выдержавшим выпускной экзамен выдавали свидетельство о познаниях в ремесле.
В годы Советской власти в здании этапной тюрьмы размещались клуб, библиотека и ряд других учреждений. С 1942 по 1955 год здесь работало татарское педучилище, переведенное из Перми. Его выпускники разъезжались из Кояново по татарским населенным пунктам, которых в области было более 150. До наших дней здание это не сохранилось из-за пожара.

Сибирский тракт прошел через Пермь в конце XVIII века, когда бывшая заводская слобода по указу Екатерины II от 26 ноября 1780 г. получила статус губернского города — центра огромной территории на северо-востоке Российского государства.
Старый тракт от Перми шел через Лобаново, Кояново, Янычи, Кылосово, Кунгур. Сегодня старая грунтовая дорога почти не сохранилась. Ее можно увидеть перед селом Кояново по пути из Перми: грунтовка, обсаженная елками, такая же дорога сохранилась на выезде из Кояново. Сибирский тракт делал такую внушительную петлю, чтобы зайти в волостной центр Кояново. С конца 18 до начала 20 в. Кояново было почтовой станцией на Сибирском тракте.

5. Башкирские кантоны (1803-1865)

По образцу Австро-Венгрии и Пруссии в Пермской и Оренбургской губернии по указу от 10 апреля 1798 года были созданы Башкиро-мещерякское войско и кантонная система управления. К целям этого нововведения относились предупреждение башкирских восстаний и подготовка к завоеванию Средней Азии.
Главнокомандующим войском был генерал-немусульманин, в то время как старшины и кантонные начальники назначались из числа самих башкир и мещеряков. В целом структура войска аналогична казачьим войскам. На терр. Б.-М.в. продолжительнее всех мус. общин Внутренней России сохранялись феодальные взаимоотношения. Выходцы из Б.-М.в. (из среды башкир- и мещеряков-офицеров) составляли основную часть татарского дворянства. Как правило, они продвигались по военной службе, где имели возможность получения высшего образования.
Башкиры и мишари были переведены из гражданского сословия в военное. Территория их проживания была поделена на кантоны - 11 башкирских и 5 мишарских.
По размерам территории кантоны не были одинаковыми и включали в свой состав неравное число жителей и деревень. Кантоны подразделялись на команды (юрты), которые в свою очередь состояли из групп деревень. Каждая команда (юрта) охватывала от 700 до 1000 душ мужского пола. Свободное передвижение башкир даже в пределах Башкортостана было под запретом, усиливается надзор за населением. В период кантонного управления башкиры Пермской губернии в 1795-1855 гг. находились в составе 1-го башкирского кантона, в 1855-1863гг. - 12-го кантона, в 1863 -1865гг. - 5-го. Кантонное управление было отменено в 1865 году.
1-й башкирский кантон, центром которого стала деревня Елпачиха, подразделялся на 9 юрт (команд). Деревни Кояново и Култаево относились к 9 -ой юрте.
В 1800 г. служба на Сибирской линии была заменена этапной службой по Сибирскому и Златоустовскому трактам. Башкиро-мещерякские команды конвоировали ссыльных из Пермской губернии до Иркутска.
С присоединением казахских земель к России Башкортостан стал одной из многих внутренних областей империи, и необходимость привлечения башкир к пограничной службе отпала.
14 мая 1863 было принято «Положение о башкирах», определявшее и закреплявшее правовое положение башкир. В соответствии с положением башкирское войско упразднялось, кантоны и юрты реорганизовывались и укрупнялись. Было создано 808 сельских и 130 волостных обществ, в которых старостами и старшинами стали в основном зажиточные башкиры.
4июля 1865 года было принято высочайшее утвержденное мнение Государственного Совета «О передаче управления башкирами из военного в гражданское ведомство». Башкиры окончательно переходили из военного в гражданское ведомство, гражданские и некоторые уголовные дела могли разрешаться в общегражданских судах по «обычаям сего народа» и шариату.
5.1. Отечественная война 1812 года.
20-й Башкирский полк.
Хроника полка.
1812 г. В сентябре в д. Куяновой Пермского уезда Пермской губ. из башкир 1-го и 2-го кантонов сформирован 20-й Башкирский полк.
Полковой командир: Майор 3-го Оренбургского линейного батальона Руднев – командир полка с сентября 1812 г. по декабрь 1814 г.
Участие в походах и делах против неприятеля: Отечественная война 1812 года и заграничный поход 1813-1814 гг.
1812 г.: 30 октября полк выступил в поход в Нижний Новгород, по прибытии в который поступил под команду начальника ополчения III округа генерал-лейтенанта графа П.А. Толстого.
1813 г.: В январе полк был прикомандирован к Костромскому ополчению, совместно с которым выступил в Волынскую губернию, а в мае прибыл в герцогство Варшавское, где включен в состав 3-го кавалерийского корпуса генерал-майора князя М.А. Горчакова Резервной армии генерала от инфантерии князя Д.И. Лобанова-Ростовского. 27 июля 1813 г. часть полка направлена в Плоцк, где назначена для конвоирования пленных, а другая часть 5 августа 1813 г. командирована в Варшаву для учреждения летучих почт между Главной квартирой князя Д.И. Лобанова-Ростовского и корпусами Резервной армии.
1814 г. : В январе – марте полк по-прежнему состоял в Резервной армии князя Д.И. Лобанова-Ростовского. В декабре полк возвратился в свои селения и был расформирован.
Ниже приводится список участников войны из деревень Кояново и Култаево по формулярным спискам 1836-1843 гг.
Юрта №9:
1. Казак Габдулгалим Габдулгафуров Апсалямов, 53 лет, д.Кояново
2. Казак Сахабутдин Супханкулов Тайсинов, 50 лет, д.Кояново
3. Казак Габдулфеиз Аблеев Иртуганов, 51 года, д.Кояново
4. Казак Габдулмузип Габдулмузипов Айтов, 52 лет, д.Кояново
5. Казак Нугуман Габдулмазитов Тайсинов, 50 лет, д.Кояново
6. Казак Муфтахутдин Муксинов Тайсинов, 50 лет, д.Кояново
7. Казак Гумар Махмутов Иманаев, 48 лет, д.Кояново
8. Казак Габдулвахит Габдулмазитов Тайсинов, 48 лет, д.Кояново
9. Казак Габдулвахит Шамсутдинов Тютнев, 43 лет, д.Кояново
10. Казак Габдулкарип Галин Собольков, 52 лет, д.Култаево
Каждый из его воинов был награжден серебряной медалью «В память Отечественной войны 1812 года».

6. XIX век.
В 1820 году власти в очередной раз хотели переселить жителей деревень Кояново и Култаево. На этот раз в Оренбургскую губернию, а на их место поселить заводских крестьян. От лица кояновцев выступил в 1821 году Мухаметрахим Тасимов и выиграл тяжбу с генерал-прокурором Правительствующего Сената и Пермским губернским правлением.

В начале 19 в. царское правительство в очередной раз обмануло коренных жителей Западного Урала. Свидетельством тому является прошение населения д. Култаево, поданное в 1850 г. управляющему 9-м юртом первого
башкирского кантона зауряд-есаулу Тюймесеву, в котором просило вернуть им право владения землями, пожалованными им грамотой от 1592 г. (это право было признано недействительным в 1810 г.). В прошении жители деревни подписались башкирцами.
До революции кояновцы занимались сельским хозяйством, торговлей и извозом. Кояново, наряду с деревней Татарский Таз Кунгурского уезда, стало в XIX веке центром изготовления ювелирных украшений. Обязательной частью праздничных украшений были браслеты в виде изогнутой широкой серебряной пластины белэзек, которые покупались на ярмарках. Браслеты могли украшаться также цветными камнями в оправе, серебряными монетами, прикрепленными к браслету.
Мечети в Кояново
В Кояново действовали две мечети: соборная и пятивременная. (Пятивременная мечеть в царской России – мечеть, в которой мулла избирался из наиболее авторитетных прихожан, но не получил указ на духовное звание от Полицейского Управления, и не был согласован с Центральным Духовным Управлением мусульман). Соборная мечеть была построена на частные пожертвования в середине XVIII в., была рассчитана на 300 прихожан. По данным списка мусульманских приходов Пермской губернии за 1826 г., при ней служили 2 имама (Ярий Якубов и Ибатулла Зайняшев) и азанчи. В
1870–1908 гг. имам-хатыбом соборной мечети Кояново служил Кудьбульгарифин Тайсинов (р. 10.10.1841), имамом-мугалимом с 1882 г. – Замалетдин Музафаров Хасанов (р. 19.11.1841). В 1908 г. к соборной мечети были приписаны 441 мужчина и 535 женщин. Пятивременная мечеть , построенная на средства Акбаша Бикбулатова, была рассчитана на 160 прихожан, при ней служили имам и азанчи. В 1898 г. вместо пятивременной была построена вторая соборная мечеть, к которой было приписано 510 мужчин и 431 женщина, с 1885 по 1908 г. имам-хатыбом при ней служил Ахматзян Гайдул-Лаупов Бактиков (р. 20.08.1840). В Кояново также проживал ахун Габдул-Кариб Сабитов-Романов, в чьем ведении находилось несколько мечетей Пермского и Осинского уездов.
Недовольство мусульманских масс духовенством содействовало развитию внемечетских форм религиозности, в частности, возникновению новых сект, хотя в силу ряда обстоятельств сектантское движение не получило сильного развития. В районах распространения ислама бродили странники, дервиши, проповедники, предсказывавшие скорое наступление страшного суда, объявлявшие о пришествии махди. В 80-х и 90-х годах XIX в. сюда доносились отголоски махдистских событий в Судане. Иногда объявлялись и свои махди. В 1888 г. в Уфе объявился в качестве такового башкир А. Чувашев и в роли его апостола башкир же Ф. Абдалов из деревни Кояново Пермской губернии. Они предсказывали скорое рождение в России самого махди, в ожидании которого мусульмане должны радикально изменить весь свой образ жизни. Суд над проповедниками признал, что они страдают психическим расстройством в форме меланхолии и оправдал их.
В 1909 г. в Кояново Мусульманским культурно-экономическим и благотв. обществом Перми была открыта ремесленная учебно-показательная школа, в которой дети мусульман обучались столярному мастерству.
26.10.1926 г. в Кояново были зарегистрированы два религиозных общества мусульман при 1-й и 2-й соборных мечетях. При первой имамом служил Хайрзаман Кутдулгарифин Тайсин, муэдзином – Габдульхай Хафизович Мурсалимов. При второй мечети имамом был Ахмет Бактиков, муэдзином – Салимзян Бактиков. В конце 1930-х гг. служители культа были репрессированы, а мечети закрыты.
Здание первой соборной мечети не сохранилось до наших дней. Не согласные с этим жители Кояново в 1940 г. написали письмо И.В. Сталину, в котором требовали наказать председателя сельсовета К. Имайкина за то, что он не разрешал мусульманам собираться во второй соборной мечети во время месяца рамадан. В итоге мечеть не только не была возвращена, но и само религиозное общество было распущено решением Пермского облисполко-
ма от 16.05.1940 г.
Во время Великой Отечественной войны, чтобы не реквизировали мечеть под нужды школы, женщины Кояново своими руками вырубили лес и построили школу. Тем самым мечеть была сохранена. После завершения войны в 1947 г. жители Кояново подали заявление на открытие своей мечети, здание которой было занято военными. Заявление было удовлетворено, а мусульманское общество и вторая соборная мечеть Кояново официально зарегистрированы 11.06.1948 г. на основании распоряжения Совета Министров СССР от 14.04.1948 г. 15.11.1948 г. имамом был назначен Хасан Габдулханов (р. 1883). Это была первая мечеть в области, открытая в послевоенные годы. Она обслуживала деревни Янычи, Башкултаева и отчасти г. Молотов (Пермь). Мечеть работала на протяжении всего советского времени. Имам-хатыб мечети К. Х. Харисов в 1994 г. стал первым муфтием ДУМ Пермской обл.
В 2007 г. в мечети Кояново прошел межрегиональный семинар «Исламское образование», в котором приняли участие муфтии Пермского края М. Хузин, Ямала Ф.С. Хайдаров, Свердловской обл. С.С. Сайдуллин. На нем об-
суждалась история исламского образования и просвещения в Прикамье в XIX – нач. XX вв. и современное положение исламского образования в России. В 2008 г. прошли торжества по случаю 110-летнего юбилея второй соборной мечети.
7. 20-й век
В «Списке населенных мест» на с. 247 от 1904 года в Кояновской волости Пермского уезда Пермской губернии указаны Кояновское общество: Коянова, д., Култаевское общество: Култаева, д. В 1908 году Мусульманское общество в Перми поставило вопрос об организации ремесленной школы в д. Кояново (Тасимки). В тот момент основным источником существования кояновцев являлся извоз по Кунгурскому тракту и перевозка казенной почты. Но должна была открыться новая железнодорожная линия и они остались бы без работы. Пэтому открытие школы было бы очень выгодно для них, т.к. они могли бы тогда заняться изготовлением мебели.
Ремесленная учебно-показательная школа с. Кояново была открыта 6.01.1909 г. на средства Мусульманского культурно-экономического и благотворительного общества Перми для обучения детей мусульман столярному делу. Размещалась она в помещении бывшей полуэтапной тюрьмы, пожертвованной пермским уездным земством. Стоимость движимого имущества школы оценивалась в 41 руб. 70 коп., инструментов – в 399 руб., материалов – в 278 руб. 52 коп. По данным на 1910 г., в школе обучалось 18 мусульман из Пермской и Вятской губерний, из них 15 чел. в возрасте 12–17 лет, и трое взрослых, получавших пособие в размере 5 руб. в месяц. Учащиеся проходили трехлетний курс обучения. Учебный год длился с 1 сентября по 1 мая. Обучение было бесплатным. Преподавал столярное дело мастер-столяр Е.Г. Барашков. Практические работы в мастерской длились по 8 часов в день. Все изделия, изготовленные учащимися, реализовывались. В 1909 г. было продано изделий на 192 руб., в 1910 г. – на 254 руб. 45 коп. Вырученные средства шли на развитие школы, а также на другие благотворительные проекты общества. Изделия, изготавливаемые учащимися, включали табуретки, канцелярские, кухонные и обеденные столы, комоды, буфеты, подзеркальники, шкафы, этажерки, ширмы, тумбочки под граммофоны, книжные полки, оконные рамы, лестницы и пр. С осени 1911 г. было введено обучение корзиночному делу. «Это ремесло будет выгодно как для школы, так и для обучающихся, – отмечали земские. – Корзиночным ремеслом, как известно, в Вятской губернии существуют целые деревни, равным образом и здесь это занятие со временем может стать особенно выгодным». Экзамены проходили в мае в присутствии председателя и членов благотворительного общества, а также кустарей и экспертов-экзаменаторов. Выдержавший экзамен получал свидетельство о познании в ремесле. Школа должна была стать инструментом интеграции и социально-экономической адаптации детей из мусульманских деревень в окружающее общество.
В списке учеников ремесленной школы – два представителя из деревни Кояново, родственники известного предпринимателя и мецената нашего времени Андрея Равелевича Кузяева: Кузяевы Мулахмет и Фасахутдин.

8.1. Революция, гражданская война, коллективизация
Революция 1917 года внесла существенные изменения в жизнь села.
В годы гражданской войны, начавшейся в 1918 году, вокруг Башкултаевского волостного правления, состоящего из одноименной деревни и трех хуторов, воевали колчаковские войска с Красной Армией.
В этот период наиболее зажиточные и богатые жители Кояново покинули страну. Это были крупные и средние торговцы, всего 7 семей. Коллективизация сельского хозяйства, создание колхозов сопровождались ликвидацией единоличных хозяйств, раскулачиванием состоятельных крестьян. Из Кояново с семьями были высланы Фатхула Касимов, Габдурахман Кузяев, Мусабих Тайсин с конфискацией всего имущества
Мировая и гражданская войны, «изъятия излишков» в период военного коммунизма нанесли хозяйству села значительный урон. Перепись населения 1920 г. зафиксировала в Коянове 2 219 жителей и 499 хозяйств. В среднем на одно хозяйство приходилось 0,7 лошади, 0,9 коровы, 0,1 овцы и барана. Жители села были обложены продразверсткой, хлебная разверстка в 1920 г. составляла примерно 16,6 % от урожая. Продовольственная политика советской власти, основанная на принудительном изъятии продуктов у крестьян, вела к сокращению посевов. Так, проведенный в 1921 г. анализ посевной площади Пермского уезда выявил сокращение посевов почти на 30 % по сравнению с 1916 г. В среднем сбор хлеба на одного едока в уезде составил 3,6 пуда, тогда как минимальная, «голодная», норма была в то время 9 пудов хлеба на едока. Несмотря на это народ, особенно молодежь, с надеждой смотрел в будущее, искренне верил в правильность пути, по которому шла страна. До 1929 года жизнь была более или менее стабильной. В Кояново, по данным на 1926 год, проживало 2238 человек. Были созданы два товарищества по совместной обработке земли. Недалеко от села образовались два хутора: Верхняя Мулянка (3 двора) и Сосновое Болото (4 двора). А всего хозяйств в самом селе было 533. Активно работали комитет крестьянской общественной взаимопомощи, потребительская кооперация, сельскохозяйственное кредитное товарищество, а также пять гужевых артелей . В 1929 году на базе двух ТОЗов создается колхоз «Передовик», а в конце 1934 года – второй колхоз – «VII съезд Советов». В 20-х гг. 20 в. (до 1924 г.) в селе существовал детский дом. В селе много внимания уделялось культурно-просветительной работе. Здесь имелась своя библиотека. В 1922 году она располагала 345 экземплярами книг на татарском языке. Население выписывало 140 экземпляров газеты «Игенчеляр» («Хлеборобы») и 158 экземпляров журнала «Коммунист» на татарском языке. Работал клуб , назывался он «Народный дом», открылся красный уголок. При них создали кружки. Например, 41 человек занимался в кружке военных знаний, 32 – в сельскохозяйственном, 9 – в селькоровском, 30 – в кружке кройки и шитья. Активно проявляли себя драматический, хоровой, музыкальный кружки. Они ставили спектакли, давали концерты. Сборы с них шли в пользу семей красноармейцев (дети концерты и спектакли смотрели бесплатно). В 1930 1940-х гг. здесь работала артель «Мебельщик». С 19 февраля 1936 по 1958 г. в селе находилась контора Кояновской МТС.
8.2. Сталинские репрессии. Кулацкая операция
6 августа в селе начались аресты. Всего с 6 августа 1937 г. по 13 апреля 1938 г. были арестованы 19 жителей села и тракторист Кояновской МТС из соседнего села. В селе Кояново в списки на арест попали активные верующие люди и мулла, за которыми давно велось наблюдение органами НКВД, и административно-хозяйственное руководство села, которое было обвинено в преднамеренном вредительстве в составе контрреволюционной организации.
7 чел. были арестованы по 1-й категории в августе 1937 г. и 10 чел. — по 2-й категории в течение сентября-декабря 1937 г. Мусульмане были отнесены в первую категорию («наиболее враждебные»), также к первой категории был отнесен директор МТС М.М. Смышляев, как «наиболее грамотный» и самый крупный руководитель села. Остальные административно-хозяйственные руководители села были отнесены ко второй категории. Из 20 арестованных кояновцев 18 чел. были осуждены, причем один, Мурсалимов Фатых, уже после окончания «кулацкой операции».
Первый этап начался 6 августа и длился до конца августа; все арестованные были приговорены к расстрелу. 26 сентября начался второй этап операции; все арестованные были осуждены тройкой к 10 ( в т.ч. Беляев Шариф, председатель сельсовета, И. В. Попов — старший механик МТС), а Трутнев Павел Иванович, житель с. Курашим, тракторист Кояновской МТС— к 8 годам ИТЛ . Таким образом, все соответствовало установлениям приказа № 00447. Всего расстреляно было 7 человек. (М.М.Смышляев, Габдулгазиз Апкин, Габдулхай Апкин, Закария Апкин, Зуфар Бактиков, Габдулхай Мурсалимов, Муллазян Тайсин), отправлено в лагеря —11. На арестованного последним С.С. Волегова, заместителя директора МТС по политчасти 10 февраля 1939 г., облпрокуратурой дело было прекращено. Также был освобожден учитель Абдулла Сайманов, арестованный из-за описки.
Мурсалимов Габдулхай Хафизович (р. 1877, уроженец с. Кояново ныне Пермского р-на) – муэдзин 1-й мечети с. Кояново. Татарин. Арестован 6.08.1937 г. Приговорен 11.09.1937 г. по обвинению в антисоветской агитации к ВМН с конфискацией имущества. Расстрелян 20.09.1937 г.

Тайсин Муллазян Хасбатович (Хайрзаман Кутдулгарифин (??), р. 1882, уроженец с. Кояново) – имам 1-й мечети с. Кояново с 1926 г. Татарин. Раскулачен в 1931 г. В 1933 г. судим за невыполнение гособязательств. Арестован 6.08.1937 г. Приговорен 10.10.1937 г. по обвинению в антисоветской агитации к ВМН.
Расстрелян 20.11.1937 г.
В 20-х гг. 20 в. (до 1924 г.) в селе существовал детский дом. В 1928 г. возникли колхоз «Передовик» и ТОЗ (товарищество по совместной обработке земли), ставшее позднее колхозом «Путь к социализму». В декабре 1934 г. появился третий колхоз «VII съезд Советов». К августу 1950 г. осталась одна сельхозартель «Передовик», просуществовавшая до января 1960 г. (влилась в состав ОПХ «Лобановское» на правах отделения). В 1930-1940-х гг. здесь работала артель «Мебельщик». С 19 февраля 1936 по 1958 г. в селе находилась контора Кояновской МТС. В 1943 г. сюда перевели из Перми татарское педагогическое училище, которое существовало до августа 1955 г.: оно готовило учителей для национальных (татарских) начальных школ.
8.3. Вторая мировая война (1939-1945)
Очень тяжело пережили жители села годы Великой Отечественной войны. Из колхозов почти все мужчины ушли на фронт. Юношей 14–15 лет мобилизовали в ремесленные и железнодорожные училища, а молодежь 16–17 лет – в школы фабрично-заводского обучения. Все окончившие эти учебные заведения обязаны были 4 года проработать на государственных предприятиях. Естественно, после этого в село они уже не возвращались. Многих трудоспособных сельчан по разнарядке районных властей направляли на лесозаготовки, торфоразработки и очистку железных дорог от снега. Оставшимся на селе женщинам, подросткам и старикам приходилось выполнять ту работу, которая раньше выполнялась всем населением. Среди трактористов преобладали женщины и девушки.
9. Жизнь после войны.
Нелегкая была жизнь и в первые послевоенные годы. Из 400 мужчин, ушедших на фронт, вернулись 230. Среди них много было инвалидов. К тому же, из-за засухи и неурожая случился голод, который продолжался с лета 1946-го до ноября 1947 года. Особенно пострадали старики и дети. В 1943 г. сюда перевели из Перми татарское педагогическое училище, которое существовало до августа 1955 г.: оно готовило учителей для татарских начальных школ.
В 1947 году в Кояново провели электричество, появилось радио (газификация прошла на рубеже 2006–2007 годов). Но в колхозах не хватало рабочих рук. Пермь выкачивала из села молодежь на стройки, заводы и фабрики. Поэтому в августе 1950 года два колхоза вынуждены были слиться в один, а в январе 1960 года и того не стало. Он превратился в отделение совхоза «Лобановский», центральная усадьба которого находилась в 7 км от села.
Говоря о нынешней ситуации в Кояново, следует заметить: к рубежу тысячелетий оно подошло неимоверно поредевшим и состарившимся. Не радует селян и то, что теперь здесь нет сельского Совета, где можно было бы решать возникающие проблемы. Сейчас для решения любого вопроса надо ехать в Лобаново, а то и в районный центр – в Верхние Муллы (например, чтобы прописаться). Это результат так называемой оптимизации: Кояново в числе 12 населенных пунктов включено в Лобановское поселение.
В 2013 году в селе проживал 1361 человек. По сведениям администрации села, жители в своих хозяйствах (549 дворов) в 1993 году держали 338 коров, 395 овец, 20 коз, 545 свиней, 8 пчелосемей; имели 20 легковых машин, около 100 мотоциклов, более 100 мотоблоков. Под огородами было занято 77 гектаров земли, т. е. на один двор в среднем приходилось 0,14 га (14 соток).
9. Судьбы: кояновцы и их потомки
Жители села могут гордиться своими земляками, прославившими малую родину достижениями на производстве, в экономике, науке. Отсюда вышли обладатели почетных званий Российской Федерации: Р. Р. Апкин – заслуженный машиностроитель; М. Х. Касимова – заслуженный строитель; Н. З. Хисматуллина – заслуженный врач.
Кояновские корни – у ряда деятелей науки. Это доктор медицинских наук Р. З. Кузяев, доктор педагогических наук Анвар Сафович Тайсин, доктор философских наук Эмилия Анваровна Тайсина, кандидаты медицинских наук Ф. М. Валеева и К. Б. Самерханова, кандидаты технических наук Ф. М. Мурасов и Р. Г. Сафаров, кандидат исторических наук Г. С. Мурсалимов, кандидат сельскохозяйственных наук С. М. Хазиева, кандидат географических наук, доцент Ренат Нуриханович Апкин.
К селу Кояново имеет отношение известный бизнесмен Андрей Равельевич Кузяев. Его отец родился в Кояново и похоронен здесь. Сын к родине отца небезразличен. Он выделил финансовые средства на ремонт здания мечети, помог облагородить дорогу на кладбище.

Часть II.
Тайсины в Башкортостане.
Муллинские башкиры, начиная со второй половины XVII в., стали переселяться в верховья реки Уфы, где основали сначала (до 1680 г.) деревню Усть-Бисерть (Гайна, Бисерть-Гайна), затем – селения Уфа-Шигири и Артя-Шигири. Возможно, последние населенные пункты основали потомки башкира Шигира Култаева, проживавшего ранее в деревне Култаевой.
Гайниямак с. Гайниямак Белебееевский уезд,. (ныне Альшеевский район Башкортостана).
Добавим, что гайнинские башкиры в 1743 г. прибыли сюда из деревень Пермской губернии Куяново (Пермского уезда), Сарашево, Елпачиха, Ишимово (Осинского уезда). Гайниямакцы имели при себе удостоверение от 30 марта 1873 г. от башкир-вотчинников д. Сарашево о том, что они являются одно-
вотчинниками с военными припущенниками из башкир д. Гайниямак (т. е. в период кантонного управления.

Деревню Кояново Бирского района основали в XVIII в. выходцы из деревни Кояново Гайнинской волости.
Выходцы из Кояново поселились также в начале 19 в. в деревне Менеуз-Москва (Москово) Бижбулякского р-на РБ.
Названия происходят: первое – от гидронима, названия речки, второе – от антропонима, имени влиятельного вотчинника этой волости Москова Заитова.
Жили здесь и башкиры-припущенники из Гайнинской волости Пермской губернии. В 1859 г. их было 70 человек из д. Кояново (Тасимово).

Кургатово|Мечетлинский район
Башкирская деревня Кургатово, ставшая татарской, основана башкирами Тайнинской волости Осинского уезда Пермской губернии на основе договора 1769 г. (возобновленного в 1806 г.), данного им вотчинниками Малокущинской волости. Первое поселение гайнинцев, бывших вотчинников, ставших припущенниками, возникло на вотчинной земле башкир Упейской волости за р. Уфой при речке Куба (около Михайловского завода). «Оттоль по воле своей и по припуску Малокущинской волости вотчинников в 1769 г. они поселились деревней Кургатом». Об этом в 1834 г. писали жители Кургата — башкиры-гайнинцы Хисматулла Абсалямов, Мухаметкарим Сагитов, Абдулкабир Абдулзелилов, Рахимкул Муталов, Мухамдияр Валишин, Абдулвахит Рахматуллин, Файзулла Ибнеаминов, Исламутдин Мухаметрахимов. По VII ревизии 1816 г. их было 58, по VIII 1834 г. — 74 души м. п. Деревня называлась Нижний Кургат (по течению одноименной речки), в отличие от сегодняшнего Русского Кургата (ныне Свердловская область), возникшего по договору с башкирами Малокущинской волости от 27 мая 1778 г. сроком на 15 лет и повторному от 5 мая 1806 г. сроком на 35 лет (в 1816 г. там проживало 39, в 1834 — 50 душ мужского пола русских казенных крестьян) и прозванного Верхним Кургатом. Д. Нижний Кургат, сегодня Кургат, имела в 1816 г. 59, в 1834 г. — 74, в 1859 г. — 130 башкир-мужчин.
Татарское население Кургатово (преобладающее сегодня: в 1926 г. из 452 человек татары составляли 435, башкиры — 11, русские — 6 человек; в 1994 г. из 422 человек татары — 400, башкиры 22 человека) в 1816 г. составляло 7, в 1834 г. — 15 казенных татар, припущенных по договору 1806 г. «из оброка на срочные годы». Таким образом, башкиры-гайнинцы в подавляющем своем большинстве были ассимилированы незначительной частью населения деревни — татарами.

.
Таким образом часть Тайсиных из Башкортостана уральского происхождения.
Существует,однако, версия, по которой старшина Кара-Табынской волости, пугачевец, тархан Расул Итжимясов усыновил калмыка, которого звали Тайсин.
Расул Ижтимясов основал д. Расулево (Тайсиново) в Учалинском районе.
По легенде какой- то Тайсин (калмык или переселенец с Урала?- А.Т.) женился на дочери Серегула, основавшего в 17(?) в. д. Серегулово Зианчуринского района. В 1861 году Серегул выдал свою внучку, дочь Тайсина, за пришельца Абыза.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 #

Текущий рейтинг темы: Нет



Быстрый переход в раздел:






Top.Mail.Ru