Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях или просто рассказать о себе всему миру - пусть родственники сами найдут вас! Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников.

Регистрация на форуме отдельная. Вам же удобнее если имя пользователя и пароль будут как здесь.

Воронежская ветка, потомки баронов фон Штемпель


За барона фон Штемпель Николая Аркадьевича вышла замуж Елизавета Николаевна Аносова, род моего мужа. Штемпелями занимаюсь давно, но более ли менее полноценной родословной веточкой получилась пока воронежская. Вот и выношу её на Ваш суд.

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Капризы памяти »   Воронежская ветка, потомки баронов фон Штемпель
RSS
Поиск людей
Поиск людей с помощью генеалогического сообщества

Автор статьи: И.М.Яковлева
Первоисточник: Личный сайт И.М.Яковлевой
Страницы: 1 2 #


Древо баронов фон Штемпель и их потомков

 (Воронежская ветвь) на 1.08.2011 г.



 

Карл Иванович Штемпель ( 19.09.1748 - 24.01.1803)

***********
ШТЕМПЕЛЬ Карл Иванович – подполковник (с 15.01.1800 полковник)

17.05.1799–08.03.1800 – командир 16-го егерского полка
08.03.1800–25.01.1801 – командир 15-го егерского полка
25.01.1801–"24.01.1803"[1] – шеф 15-го егерского полка
------------------------------------------------------------------------
[1] Исключен из списков умершим 24.01.1803.
*************
  информация в статье 15-й егерский полк
* 25.01.1801 — 24.01.1803 — полковник Штемпель, Карл Иванович

*********
Штемпель, Карл фон; секунд-майор; № 1124; 26 ноября 1794 Кавалер ордена Святого Георгия IV класса
*****
Штемпель, Карл фон, секунд-майор Таврического егерского корпуса 4 батальона, кавалер ордена Св. Георгия 4 класса. В службе с 1769, в чине секунд-майора с 1.1.1788. С. 322.
[Штемпель, Карл Иванович, шеф 15-го егерского полка. В службе с 1769,
 в чине полковника с 15.01.1800.
Умер, исключен приказом 24.1.1803. Лл. 172 об.-173].

Список воинскому департаменту и находящимся в штате при войске, в полках, гвардии, в артиллерии и при других должностях генералитету, шефам и штаб-офицерам, такожде кавалерам Военного Ордена и старшинам в иррегулярных войсках на 1795 год. СПб., 1795.
************************************

Dokument-Id [79594] База Амбургера
Лицо:
    Пол [мужской]
    Имя [фон Штемпель]
    Имя [Карл Магнус]
Происхождение:
    рожден [19.09.1748]
Жизненный путь:
    Уставная страна [Россия]
     с [0.0.1769 в военной службе]
Жизненный путь:
    Уставная страна [Россия]
   с  0.0.1796    Профессия [4. Tamаnski егерский корпус]
    дворянин
    Страна [Россия]
  с 01.01.1788  Степень [Secund Major]
Источники:
    Наименование [Sp.voinsk.dep]. Место обнаружения [в 1789, 186; в 1796, 339]
    Наименование [Kurl. Архив]  Место обнаружения [1A]

_________________________________________________________________________________________________________

Барон Егор(Христофор Георгий ) Максимович (Магнус) фон Штемпель (17.04.1779 - ?)


Dokument-Id [79612] База Амбургера
Лицо:
    Пол [мужской]
    Имя [фон-Штемпель]
    Имя [Христофор Георгий]
    Русск.Имя [Егор Максимович]
Происхождение:
    рожден [17.04.1779]
Супруга (1):
    Имя [Capaun]  Капаун
    Имена [Kath. Elis.] Катерина Елизавета
Супруга (2):
    Имя [v. d. Marck] вдова дв. Марка
    Имя Шарлотта Антоновна
Жили в России
  с  0.0.1822; до  0.0.1826]
    Профессия [городской инспектор]
    Место [Serdobsk] г. Сердобск
    Территория г.Саратов, Саратовской губ., Россия
    Кавалер Ордена св. Владимира 4-ого класса       (списки награжденных за сражение при Бородино 24-26 августа 1812 года,
                                 Штемпель: Сибирского уланского полка корнет Штемпель награжден орденом Св. Анны 4 класса (стр. 313)
    дворянин
Степень:
    Страна [Россия]
    Степень [OberstLtnt] подполковник
Источники:
   1. Месяцеслов  в 1822 II, 211; в 1826 II, 239
   2. Gotha_A     в 1911, 681]
   3.Курляндский Архив I K

_________________________________________________________________________________________________________

Барон  Николай Магнус Егорович (Георгиевич, Христофорович)(15.08.1817 - ?)

Либава, ц. Св. Троицы, 15 авг 1817 г. Метрич. книги 1816-1820 гг., лютеране
отец Christoph. Geor. von Stempel
мать Charlotta Antoinetta, ур. von Marx

Nicolas Magnus

Восприемники:
.... von Korff.....
O..... von Rusen
........Sler....
 assesor von Heigxing
......Hartung
далее возможно идут жены
v.Keiberling
v. Heigxing
капитан (или капитана) v. Vietinghof
Hartung
Hartung

Dokument-Id [79597] База Амбургера

 барон Штемпель Николай Магнус
Русск. отчество Егорович (Георгиевич, Христофорович)
Место рождения Либава, рожден 15.08.1817
Отец: Имя Георгий Номер Dokument-vater_Id 79612
Мать:
Имя [Charl]. Шарлотта Вдова дв. Маркcа

В 1845 г. Профессия Секретарь Районного суда в Мокшанске Пензенской губ.
Жизненный путь: дворяне; бароны, жили в России
в 1848 г.; в 1852г. должность Становой пристав в Мокшанске
потом Губернский секретарь, Коллежский регистратор, Губернский секретарь
Источники:   Адрес-Календарь 1845 г. II 144; в 1848 г. II 127; в 1852 г. II 111;   "Almanach de Gotha. 1911 г. , с. 681.

Жена барона Николая Егоровича фон Штемпеля - Екатерина Васильевна ур. Полежаева

Источник: (сайт Всероссийское генеалогическое древо)

Штемпель, баронесса Екатерина Васильевна, жена ка., г. Пенза. Пензенская губерния. Мокшанский уезд. 


"Определением Правительствующего Сената, от 18 декабря 1856, 20 мая 1861, 25 сентября и 10 декабря 1863, 18 августа 1869 и 1 ноября 1876 г.г., утверждены в баронском достоинстве, со внесением в V часть Родословной Книги, бароны фон Штемпель:

1) титулярный советник Николай-Магнус Георгиевич-Христофорович, жена его Екатерина Васильевна (рожд. Полежаева), дети их: Николай, Александр, Владимир, Аделаида, Михаил и Вера;

Источник: (сайт Всероссийское генеалогическое древо)

________________________________________________________________________________________________________

Барон Штемпель  Николай Николаевич,

 ротм., дер. Ивановка. Пензенская губерния. Мокшанский уезд.

Баронесса  Bера Дмитриевна Штемпель, жена ротм., дер Ивановка. Пензенская губерния. Мокшанский уезд.

Источник: (сайт Всероссийское генеалогическое древо)

_________________________________________________________________________________________________________

Штемпель Александр Николаевич  (15.08.1847  -  23.03.1913)

(1847.08.15 в с.Шаталовке Нижнедевицкого уезда  - † 1913.03.23,  Воронеж, Всесвятск.кл-ще) Землевладелец Нижнедевицкого уезда.

Дед Натальи Евгеньевны Штемпель (1908-1988) <Воронежский телеграф. 1913. 24 марта, № 69, ГАВО, ф. 29, оп. 146,д.69, л. 44>. [Акиньшин А.Н. Воронежск.некрополь. В.1. СПб.,2001]

Его жена  Анна Михайловна фон-Штемпель

в 1915 году занесена в  Памятную книгу Воронежской губернии ( )


Подозреваю, что это бабушка и дедушка  Натальи Евгеньевны  Штемпель, знаменитой своей дружбой с поэтом Осипом Мандельштамом, его женой и Анной Ахматовой . (см. ниже). Ведь Воронеж и её родной город.

А ниже  их сын:

_________________________________________________________________________________________________________

Евгений Александрович Штемпель (1884 - 1959)

в 1915 году дважды занесён в Памятную книгу Воронежской губернии

Совсем недавно, точнее 09.01.2011 появилась в Гостевой этого сайта Наталья Борисовна Тимченко, потомок воронежских Штемпелей. Вот что она написала:

     - "Я - Наталья (правда Борисовна) Штемпель, 1964 г.р. Знаю, что корни наши идут из Воронежа. Деда звали Евгений Александрович, но он не может являться отцом другой Натальи. (Время показало, что Евгений Александрович Штемпель всё-таки был отцом Натальи Евгеньевны и Бориса Евгентевича, отца приславшей мне письмо, Наташи) Его год рождения 1884. Закончил дед Ростовский университете Его Государева Величества, юридический факультет. Папа родился в Ростове (к сожалению его нет в живых), ещё будучи школьницей я услышала о Наталье Штемпель из Воронежа и попыталась папу расспросить о ней, но он ничего не знал. А вот об Анне Михайловне я слышала и в моих воспоминаниях она осталась, как бабушка моего отца. И папа рассказывал, что в детстве он часто у неё гостил в Воронеже или в Воронежской области, точно сказать не могу. В принципе я этого и не уточняла, но опять таки из тех же рассказов папы я знаю, что моим предкам было оставлено имение после революции, так как они поддержали Советскую власть.

     А Анна Михайловна была расстреляна немцами в годы войны. Мне очень хочется знать, какое я имею отношение к знаменитой "воронежской хромоножке", почему то мне кажется, что мы находимся не в очень далеком родстве. "

     "Если Анна Михайловна, о которой упоминается на Вашем сайте, и бабушка моего папы одно и то же  лицо, то я могу предположить, что занесена она в Памятную книгу, как раз за то что открыто поддержала Советскую власть, она очень хорошо знала немецкий язык и в годы Великой Отечественной войны высказала немцам, то что она думала о происходящем, за это была расстреляна. Как это происходило более подробно я не знаю.

     Папа мой, Штемпель Борис Евгеньевич, родился 26 ноября 1926 года. Помню ещё, что папа мне  рассказывал, что под Воронежем было имение Штемпелевка, и как мне помнится, что именно там он проводил свои детские годы, но я нигде не могу найти подтверждение тому, что такое имение существовало."

     Привела это письмо полностью, чтобы ещё подумать над текстом. Вполне может быть, что Анна Михайловна и Евгений Александрович имеют отношение и к деду написавшей мне Наташи и к Наталье Евгеньевне, которая дружила с семьёй Мандельштам... Надо разбираться.

Ниже сохранившиеся фотографии, которые прислала мне Наташа Тимченко - её дед в возрасте 9 лет



Евгений Александрович Штемпель


Из письма Наташи Тимченко, внучки Евгения Александровича Штемпеля, от 10 марта 2011 г.

     "сейчас ещё раз поговорила с мамой, деда-то я никогда не видела он умер в 1959 году, а я родилась в 1964 г. Оказывается он умер живя у себя в п. Хуторок, под Тихорецком, а у нас был не задолго до смерти. Видимо эти рассказы, о его прибывании у нас, отложились в моей голове, как о постоянном проживании. А в действительности он похоронен в п. Хуторок, Краснодарского края.
     Со мной буквально вчера связалась, некая Татьяна Штемпель, она предполагает, что она моя двоюродная сестра, так как отец её отца - Евгений Александрович и ещё она пишет, что Наталья Евгеньевна её родная тётя, тогда она получается и моя тётя."

Буду отслеживать судьбы этих потомков рода Штемпель... Может и прояснится что ещё...

Из письма Наташи Тимченко, внучки Евгения Штемпель, от 29 марта 2011 г.

     "У Евгения Александровича, как оказалось, до брака с матерью моего отца была семья, в которой у него было двое детей: Наталья и Виктор.



Евгений Александрович Штемпель и его первая жена Мария Николаевна
(ур. Левченко)



Чудом сохранилась
метрика
Марии Николаевны.

Интересный документ
 1884 года.

 

     В 25 году у деда произошел окончательный разрыв с семьей, как мне сказали, что первая жена была очень гордой и до конца так и не смогла простить своего мужа. Хотя он поддерживал с ними связь, так как по словам Татьяны Викторовны (дочери Виктора 1947 г.р.) дед где-то 1957 году был в Воронеже.
     Но почему папа ничего не знал об этой семье, для меня навсегда останется загадкой. Он всегда говорил, что у него где-то есть внебрачный брат, но совершенно ничего не знал о сестре. Одно мне теперь понятно, почему папа после войны больше не был в Воронеже, бабушка погибла, а для остальных он, по всей видимости, был не очень приятным гостем. Хотя папа был очень хорошим человеком, и это не только мое мнение, как дочери, это мнение всех людей, кто его знал.

 

Ещё один интересный документ
о восстановлении в правах
Евгения Александровича Штемпель
1931 - 1932 гг.

 
       Когда мы в 1967г. из Сарапула переехали в Дагестан, г. Кизляр, за нашей семьей уехало около 40 семей, просто потому, что туда поехал Штемпель. Конечно многие уже разъехались, но 4 семьи остались в Кизляре и сейчас, а со многими мы переписываемся. Да и ко мне у людей меняется отношение, когда узнают, чья я дочь. Извините, что я Вас загружаю своими проблемами, но очень грустно думать, что папа в этой жизни мог кому-то помешать, а этот кто-то должен быть для него самым близким: брат и сестра. А про расположение Штемпелевки Вы мне сообщили верно, только она сейчас называется Шепелевка и находится в 25 км от Воронежа. Я спросила про дом Штемпелей в Воронеже, о нем Татьяна Викторовна ничего не знает, возможно он принадлежал какой-то другой ветке Штемпелей.
     И ещё Татьяна Викторовна предполагает, что Анна Михайловна занесена в Книгу Доблести за то что она занималась благотворительностью и обучала бесплатно детей крестьян, так как была учителем начальных классов. Но это её предположения, она мне обещала попытаться это выяснить в архивах.
"

Из Автобиографии  Наталии Евгеньевны Штемпель, дочери Евгения Александровича (от первого брака).

     Я родилась 1 сентября 1908 года в городе Воронеже в интеллигентной семье.
Мой отец, Евгений Александрович Штемпель (по национальности русский), окончил юридический факультет Харьковского университета. До революции был непременным членом Губернского правления. После революции, окончив юридические курсы, работал в ряде советских учреждений юристконсультом..
     По натуре отец был человеком очень добрым, мягким, пожалуй, беспечным и безупречно честным.
     Равнодушный к вину, но заядлый курильщик и охотник, он, очевидно, как все охотники, был превосходным рассказчиком, умел весело острить, прекрасно ездил верхом на лошади даже без седла.
     Выросла я в окружении животных. У отца было несколько охотничьих собак, в доме, конечно, всегда жила кошка. Наверное, отсюда моя чрезмерная любовь к нашим «меньшим братьям», приносящая мне и радость, и ещё больше огорчений. У меня и сейчас собака и кошка, которая, как говорит мой сосед и бывший коллега, «знает русский язык». Это правда, если животные становятся равноправными членами семьи, они всё понимают до мельчайших нюансов, очеловечиваются. Люди недооценивают животных.
     В 1925 году отец оставил семью – история тривиальная. Но с нами поддерживал связь до конца своей жизни.


Из Автобиографии Зинаиды Семёновны Штемпель (ур. Смирновой), жены сына (от второго брака)

     "Отец мужа, Евгений Александрович Штемпель, родился в 1884 году. Имел высшее юридическое образование и работал юрисконсультом. Это был добрый, спокойный, внимательный человек. Любил охоту. У него были бельгийское ружье, собака «Дружок» и он проходил большие расстояния несмотря на то, что носил протезную обувь, так как на ногах не было пальцев (причина не известна). А потом угощал нас дичью."

Сохранилась выразительная фотография, сделанная на такой охоте. Евгений Александрович самый левый.


Фото 1937 г.              

Умер Евгений Александрович в 1959 году. У него был инсульт.  Похоронены мои родители на кладбище г. Новокубанска.

_________________________________________________________________________________________________________

 Наталья Евгеньевна Штемпель (25.08(7.09)1908–28.07.1988),

 дочь Евгения Александровича от первого брака.  Очень интересная личность

  Наталья Евгеньевна связана была многолетней дружбой со знаменитым поэтом Осипом Мандельштамом и его женой. О ней в интернете немало материала. Но интереснее всего, наверное, о человеке говорит его автобиография.   В машинописном варианте, который я публикую, личные пометки и исправления Натальи Евгеньевны Штемпель.


            

      
Уменьшить

      Штемпель Наталья Евгеньевна родилась в Воронеже 7 сентября 1908 г. (25.08(7.09)1908–28.07.1988), автор воспоминаний «Мандельштам в Воронеже» (впервые опубликованы в журнале «Новый мир», 1987, № 10). 
Закончила литературно-лингвистическое отделение педагогического факультета ВГУ (1930), где ещё студенткой сотрудничала с профессором П. Л. Загоровским. В 1935–1971 гг. преподавала литературу и русский язык в воронежском авиатехникуме. В феврале 1936 г. познакомилась с ссыльным С. Б. Рудаковым (а в начале сентября 1936 – с О. Э. и Н. Я. Мандельштам, с которыми быстро подружилась). После смерти поэта часто встречалась с его вдовой, переписывалась с ней. Благодаря Н. Е. Штемпель сохранились многие архивные материалы, связанные с поэтом О. Э. Мандельштамом. Была знакома с А. А. Ахматовой. 

      О.Э.Мандельштам посвятил Н. Е. Штемпель несколько стихотворений, в т. ч. «К пустой земле невольно припадая…» и «Есть женщины, сырой земле родные…» (май 1937). В 1960–1980-е гг. на квартире у Н. Е. Штемпель (ул. Никитинская, 38а) собиралось неформальное общество любителей мандельштамовского творчества (А. И. Немировский, Д. П. Заславский, В. Л. Гордин, З. Я. Анчиполовский, А. Б. Ботникова, В. А. Свительский и др.). Автобиография Н. Е. Штемпель приводится в книге «Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама: Воспоминания. Материалы к биографии. «Новые стихи». Комментарии. Исследования» (Воронеж, 1990).


Уменьшить

      Эта книга посвящена Наталье Евгеньевне Штемпель - другу О.Мандельштама и адресату нескольких его замечательных стихотворений. В нее вошли произведения О.Мандельштама (стихи, шуточные стихи, письма), так или иначе связанные с Н.Е.Штемпель, ее собственные воспоминания об О.Э.и Н.Я.Мандельштам, фрагменты из ее переписки (с Н.Я.Мандельштам, В.Т.Шаламовым, Э.Г.Герштейн. Н.И.Харджиевым и др.), а также воспоминания современников о самой Н.Е.Штемпель и посвященные ей стихи. Небольшое приложение посвящено памяти Виктора Гордина - одного из ближайших друзей Н.Е.Штемпель и ее соавтора по работе над альбомом и слайд-фильмом “Осип Эмильевич Мандельштам в Воронеже”. Книга проиллюстрирована фотографиями и рисунками. Многие материалы публикуются впервые.

Серия: Записки Мандельштамовского общества,  Издательство: Кварта, 2008, Объем: 372 стр.

Фото 1987 г.

«Железный плуг и стихотворца голос»

15.01.2011 06:30:42 

Лучшее из написанного поэтом Осипом Мандельштамом получило название «Воронежские тетради»

     Это был настоящий прорыв, когда тридцать лет назад, на второй день после 90-летия Мандельштама (а сегодня мы отмечаем уже 120 лет поэту), «Литературная газета» дала 57-строчную подборку его стихов «…Я тоже современник»«.
Уменьшить
      Доселе не публиковавшиеся четыре полноценных стихотворения и пятое – четверостишие:

Как женственное серебро горит,
Что с окисью и примесью боролось,
И тихая работа серебрит Железный плуг
и стихотворца голос.
     «Пробил» подборку в «Литгазете» москвич Павел Нерлер, который ещё со студенческой поры не раз наведывался в Воронеж к Наталье Евгеньевне Штемпель, участвовал в её «Мандельштамовских посиделках».

      Я не оговорился, назвав 57-строчную мандельштамовскую публикацию «прорывом».
В семидесятые-восьмидесятые годы имя поэта было начисто «изъято» из газетных публикаций. Мне самому пришлось столкнуться с подобным положением вещей.
      В статье о воронежских поэтах я лишь упомянул имя Мандельштама в том смысле, что и он приложил свою руку, воспевая «черноземные га». Цензор, курирующий нашу газету, тут же вычеркнул эту строку. С рабочей газетной полосой и недоумением на лице я пошёл выяснять причину сей купюры.
      - Не положено! – ответил мне цензор. И, полистав свой «талмуд», содержащий всё запретное и находящееся «под замком», протянул мне тот документ. - Вот, смотрите, - сказал он, - среди прочих есть фамилия и вашего Мандельштама.
      Против цензуры не попрёшь! Та тридцатилетней давности вырезка из «Литературной газеты» со стихами Осипа Мандельштама, напечатанными неприметно в самом нижнем газетном углу под рубрикой «Из архива «ЛГ», все эти годы хранилась в моем личном архиве.
      А первый публикатор доселе неизвестных стихов Павел Нерлер стал известным исследователем жизни и творчества Осипа Мандельштама. Именно он три года назад собрал и издал воспоминания «Ясная Наташа» о Наталье Евгеньевне Штемпель, сохранившей для нас многое из написанного поэтом и оставившей свои воспоминания о пребывании Осипа Эмильевича в воронежской ссылке.
      Мандельштам любил Наташу Штемпель.

Уменьшить
       Любил как друга, как единомышленника, как просто доброго и отзывчивого человека. И потому из-под его пера выходили строчки, которые он посвящал Наташе Штемпель. Были среди них и шутливые, которые впоследствии вошли в сборник «Извозчик и Дант», выпущенный в 1991 году в «Библиотеке «Крокодила». Среди прочего есть там и такие строки: 
Наташа, ах, как мне неловко 

Что я не Генрих Гейне! 
К головке – переводчик ейный – 
Я б рифму закатил: «плутовка». 
Наташа, ах, как мне  неловко! 
На Загоровского, на маму – 
То бишь, на божию коровку – 
Заказывает эпиграмму!
      Этот сборник в том же 1991 году мне подарила самая близкая подруга Натальи Евгеньевны Мария Викторовна Ярцева. 
       Из те, кто знал и общался с Мандельштамом, в живых на ту пору оставалось двое. У нас в Воронеже - Татьяна Олимпиевна Штемпель, жена брата Натальи Евгеньевны и в Киеве – Мария Викторовна Ярцева. С Татьяной Олимпиевной я тогда уже несколько раз встречался и записал всё, что она знала и помнила о поэте. Всеми правдами и неправдами узнав киевский адрес Ярцевой, как заполошный, бросился в столицу Украины. 
       Посодействовал моей поездке и тогдашний редактор «Коммуны» Алексей Михайлович Наквасин. Без лишних слов он подписал командировку. 
       Киев бурлил, перманентно митинговал и уже чувствовал себя «самостийным». 
       Был я там летом, а в ноябре в своём письме Мария Викторовна Ярцева так описывала тамошний политический климат: «Государственные мужи заседают в поисках путей для укрехпления разваливающегося хозяйства, а в магазинах по-прежнему унылая пустота, на базаре ошеломляющие цены на продукты. Разрушать всегда проще, чем создавать! Снова приходится переживать тяжёлое, смутное время». 
       Всё то же самое я видел и у себя дома в Воронеже, и тогда в августе в Киеве. 
       Никогда не верил ни в какую чертовщину и мистику, но то, что происходило со мной в Киеве в поисках мандельштамовских следов, всё больше меня убеждает, что без какой-то потусторонней (или тайной?) силы здесь не обошлось. 
      На Крещатике возле помпезного собора вовсю буйствовала толпа митингующих. По соседству, в сквере, на скамейках переводили дух те, кто уже успел выплеснуть словесную массу негатива и теперь набирались сил, чтобы вновь броситься в бой. 
       Скамеек пустых не оказалось, и мне пришлось присесть к троице безбожно спорящих. Ни я, ни они не обращали друг на друга никакого внимания. 
       Но вдруг из перехода появился какой-то странный тип – с большими залысинами и длинным болтающимся хвостом волос, стянутых резинкой. Фигура у него была диспропорциональная: короткие ноги-окорочка, туловище, расширяющееся к низу, голова непомерных размеров, словно астраханский арбуз. Но все бы ничего – всякое бывает в жизни! – очень страшными были глаза: ядовито-смеющиеся и одновременно надменные. 
       Он без спросу, раздвинув сидящих, втиснулся рядом со мной. Было это сделано настолько хамски, что митингующие соседи по скамейке смолкли, и один из них гаркнул: «Ну ты, поосторожней! А то счас двину!» Хвостатый, не обратив никакого внимания на это, повернулся ко мне и вкрадчиво пропел: «С чем к нам пожаловали? Не по Мандельштамову ли душу?» Я остолбенел. 
       - Откуда вам известно? 
       - Мне многие знания открыты, - продолжал вкрадчиво напевать неприятный незнакомец. – Многие… 
       В то время народ был помешан на мистике. Чумак заряжал воду с телеэкрана, и народ потреблял её от всех болезней и невзгод. И я подумал, что вот ещё один из предсказателей. Но грубо отшивать его не стал, не хотелось портить себе настроение. 
       «Да, интересуюсь Мандельштамом, - ответил как можно спокойнее. – Со студенческих лет». 
       - У вас там в Воронеже он многое написал, - опять огорошил меня хвостатый тип. – И считают, что лучшее. 
       - Вы и это знаете - что я из Воронежа? 
       - И это! – как-то взахлеб засмеялся он. – Я всё знаю, всё… 
       Мне не хотелось больше делить с этим всезнайкой скамейку, я поднялся и только направился прочь, как услышал вслед: 
       - Знайте, мы ничего вам не позволим вывезти в Россию, никакие документы. И даже не пытайтесь… 
       Я был просто ошарашен. «Кто за мной следит? Кому это надо? Глупость какая-то и чертовщина!», - размышлял я по дороге в музей, где как раз в то время ещё не сняли зимнюю выставку, приуроченную к 100-летию поэта. 
       Шёл и опасливо оглядывался. «Хвоста» не было. «Ну, слава Богу, отвязался», - подумал я и пошёл осматривать мандельштамовскую экспозицию. 
       Минут сорок рассматривал старые фотографии, стихотворные сборники и журнальные публикации ещё дореволюционной поры, как вдруг в окне увидел прижатое к стеклу и словно расплющенное лицо хвостатого незнакомца. Значит, он, скрываясь, неотступно шёл за мной следом. 
       Я вышел из музея. «Что вы за мной ходите?» - спросил его в лоб. 
       - А вот хочу и хожу! – с усмешкой ответил он. – Не позволю вам завладеть никакими документами. 
       - Да я и не за тем приехал, попытался его вразумить. 
       - Знаем мы, знаем вас, москалей! – ехидно прищурившись, погрозил он пальцем. 
       Подходил назначенный час встречи с Марией Викторовной Ярцевой. И я рванул бегом от неизвестного проходимца. Он – за мной. Вскочил в первый вагон трамвая, он успел во второй: стоял и корчил мне рожи. 
       Ну, наваждение какое-то! И всё-таки я оторвался: неожиданно выскочил из трамвая и кинулся в первый попавшийся автобус. С полчаса поколесил по городу и только потом вновь сел в трамвай. 
       Направился на улицу Маршала Тимошенко, в дом №1б к Марии Викторовне Ярцевой. 
       Больше я его не видел. 
       Скромная однокомнатная квартира старого человека – в то время Ярцевой было 82 года, и наша переписка с ней будет длиться ещё шесть лет, вплоть до её смерти, – где такая же старая, совсем не антикварная мебель и голые стены. 
       Она была рада мне, так как я ей привёз привет из родного Воронежа. Говорили мы долго, без умолку, и нить нашей беседы не исчезала. Вот по блокноту восстанавливаю: 
       - Ваше поколение только и узнало Мандельштама, что по песне на его слова, которую распевает Алла Пугачёва, - обронила Мария Викторовна. 
       - Это какую песню вы имеете в виду? – не понял я. 
Уменьшить


       - Про Александра Герцовича, - пояснила Ярцева, - про еврейского пианиста и соседа поэта Айзенштада. Ну, вспомнили? 
       И для большей убедительности продекламировала (Ярцева, несмотря на свой возраст, очень многое помнила наизусть из Мандельштама): 
Жил Александр Герцович, 
Еврейский музыкант, 
Он Шуберта наверчивал, 
Как чистый бриллиант.
     Теперь мне всё стало ясно. И я даже продолжил: 
…Он музыку приперчивал, 
Как жаркое харчо. 
Ах, Александр Герцович, 
Чего же там ещё!
     - Ну вот, оказывается, помните! А вообще-то, мы знаем Мандельштама чуть ли не понаслышке, ведь сколько лет его не печатали. И любим, скорее, не за стихи, а за судьбу. Хотя ведь у него мера пережитого страдания была соизмерима мере таланта. 
       Рассказал я Марии Викторовне и историю, которую мне поведала Татьяна Олимпиевна Штемпель об одном герое стихотворения Мандельштама: 
От того все неудачи, 
Что я вижу пред собой 
Ростовщичий глаз кошачий – 
Внук от зелени стоячей 
И купец травы морской.
     Оказывается, Ярцева тоже была знакома с котом, любимцем Натальи Евгеньевны. Кот тот имел обыкновение сидеть на тумбочке, которая стояла рядом с огромным письменным столом, покрытым сукном. Кот был злющий, дикий, а глаза у него – точь-в-точь, как цвет сукна, зеленовато-изумрудные. О.Э.Мандельштама повадки кота занимали, и однажды он принёс такое весёлое, чуть-чуть с дьяволинкой стихотворение.
Уменьшить

       Уходил я от Ярцевой уже вечером. Она мне передала хранившиеся у неё фотографии Мандельштама, его жены Надежды Яковлевны, свою с дарственной надписью, Натальи Евгеньевны Штемпель и негатив, на котором запечатлена вся семья Штемпель в 1946 году. 
       Последний снимок никогда не публиковался. А ещё записанное на какой-то полукартонке рукой Натальи Евгеньевны стихотворение Мандельштама «Автопортрет». 
       - По-моему оно не печаталось, - сказала Ярцева. – Во всяком случае, ни я, ни Наталья Евгеньевна напечатанным его не видели. 
       Вот оно: 
В поднятьи головы  крылатой 
Намёк – на мешковатый сюртук; 
В закрытьи глаз,  в покое рук – 
Тайник движенья  непочатый; 
Так вот кому летать  и петь, 
И славы пламенная ковкость, 
Чтоб прирождённую неловкость 
врождённым ритмом одолеть!
В новом полном собрании сочинений О.Э.Мандельштама, которое ещё полностью не вышло, стихотворение это есть. 
       Всё, что передала мне Мария Викторовна, я аккуратно завернул в листок бумаги, положил в нагрудный карман и заколол булавкой с обратной стороны рубашки. Простились, и я поехал на вокзал. 
       Билетов до Воронежа не оказалось, и мне пришлось до утра коротать время в вагонном отстойнике с какой-то шумной подвыпившей компанией. То и дело просыпался и хватался за карман рубашки – проверял, на месте ли фотографии и стихотворение. 
       Что за «черный человек», который взял меня «под колпак» в Киеве, то теперь у меня есть только одно мнение: «компетентные органы» решили проследить. По приезде в Киев, когда я попытался отметить командировку в редакции «Радянськой Украiны» - а в документе значилось, что я приехал собирать материал о Мандельштаме, – мне грубо ответили на тот счёт, что «пусть москалей отмечают в других газетах». И захлопнули дверь. 

      Вот я и думаю, может, они-то и позвонили «куда следует», чтоб «этого москаля проконтролировали»…
Автор: Виктор Силин

Источник: «Коммуна», №5 (25633), 15.01.11г.


Интересная публикация вспоминает Мандельштама и Наталью Евгеньевну  "Из архива Вашингтонского музея русской поэзии"

К 110-летию Осипа Мандельштама ( 1891-2001)   Юлий Зыслин   Я М А

НатальяШтемпель - Воронеж. Три героя двух новых книг.  Издано унтверситетом Торонто (Канада)

Делится воспоминаниями Сергей Василенко.

      Довелось ему познакомиться и с Натальей Евгеньевной Штемпель, воронежской преподавательницей русского языка и литературы. Она была одной из немногих, кто отважился принимать Мандельштама у себя дома, когда в 1934 году поэт приехал в Воронеж в ссылку. В итоге они очень подружились, поэт называл её «ясной Наташей». Она сберегла многие стихи и переписку Осипа Эмильевича и Надежды Яковлевны периода воронежской ссылки.

      Во фрязинском музее представлены журналы «Подъём Подъём» и «Простор Простор» середины шестидесятых годов прошлого века, где были впервые опубликованы воронежские стихи поэта. Это был подарок Натальи Евгеньевны Штемпель Сергею Василенко, который сумел бережно и преданно сохранить крупицы творческого наследия Осипа Мандельштама. Благодаря его упорной работе и открылся этот музей. Пусть это случилось 120 лет спустя после рождения поэта. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Мария АНОХИНА


"Как подарок запоздалый"

10 октября 2008. Разместил: admin

Эпоха жива мемуаристикой. Формула очевидная, причем жизнь подтверждает ее неустанно и систематически: как бы ни старались писатели и кинематографисты передать «шум времени» — в абсолютных величинах это удается только мемуаристам. Не отягощенными пи­сательскими амбициями в первую очередь.

Верность факту

      Они не претендуют на худо­жественность изложения, не выдумывают сюжетов и законов их развития. А лишь стараются быть верными факту и трактовать его с добрыми намерениями, освещая личным отношением к фигурантам. Именно в такой манере написана книга «Осип Мандельштам в Воронеже», изданная к 70-летию со дня смерти поэта. Авторов у нее несколько, но главный, бес­спорно, обособляется от про­чих. Потому как ему, точнее, ей Наталье Евгеньевне  Штем­пель, близкому другу Осипа Эмильевича — принадлежат воспоминания о воронежском изгнаннике, фрагментом из ко­торых открывается наша статья.

      Опубликованные в наиболее полном своем виде, эти уни­кальные воспоминания состав­ляют два первых раздела книги. За собственно текстами следует их фотоальбомная версия: кон­кретные строки проиллюстри рованы конкретными снимка­ми, которые — ценность не только для мандельштамистов. Рядовому воронежцу будет не­безынтересно узнать, как выг­лядели улицы города и его зна­ковые здания и сооружения в далеких 30-х, а любители поэти­ческого слова найдут в книге фотографии знаменитых поэтов и других людей, друживших с опальным Мандельштамом.

Дела альбомные

Уменьшить      Фотоверсию своих воспоми­наний «Альбом» Наталья Евгеньевна задумала сама, а в работе над воплощением этой идеи ей помогал университетс­кий ученый Виктор Леонидович Гордин, трагически погибший в начале 90-х. «Альбом», пишет в предисловии президент международного мандельштамовс-кого общества Павел Нерлер, представляет собой папку, в которую вложено около 60 листов плотного ватмана размером 59 на 42 см, каждый из которых имеет свой тематический сю­жет. На листе в определенной последовательности сочетаются наклеенные на ватман машино­писные фрагменты и фотогра­фии. Текстовые вставки это, как правило, краткие темати­ческие описания, принадлежав­шие Наталье Евгеньевне, а так­же фрагменты из стихов Ман­дельштама или из других его произведений. Фотографичес­кую часть представляют около 230 репродукций... Иными ело-" вами, «Альбом» предназначает­ся для медленного и вдумчивого рассматривания».

      Это как раз то, что для нас принципиально: живая деталь в реальном контексте времени и места. Но самое, на мой взгляд, выдающееся в новом издании это именно тексты Натальи Евгеньевны Штемпель, которые подобны июньскому дождю. Настолько свежи по восприя­тию передаваемого материала, непосредственны и отчасти не­предсказуемы.

Непосредственно — значит правдиво

      Творчество воронежской подруги Мандельштама по ма­нере изложения явно перекли­кается с воспоминаниями Ири­ны Владимировны Одоевцевой, автором бесценных всяком случае, для поклонников серебряного века русской поэзии книг воспоминаний «На берегах Невы» и «На берегах Сены». Та же легкость и непринужден­ность тона, не обремененная строгим соблюдением синтак­сических норм, та же свобода в использовании словаря не самого изысканного, но верного в фактологическом плане. В од­ном, к примеру, предложении глагол «быть» может встретить­ся энное количество раз в раз­ных вариантах и ничего! Чем тщательнее лакируешь текст тем более сухим он получается на выходе. Главное, что автор хотела не себя прославить, а за­печатлеть святые для нее вещи передать Мандельштама, че­ловека во всех смыслах нерядо­вого, в мелких деталях его слож-норечивой натуры, пристрастий и привычек... Замысел выполнен на «отлично», с легко читаемой ответственностью за сказанное. Столь желанные в доку­ментальной прозе приметы вре­мени - также в наличии.

«А в комнате опального поэта...»

      «Убранством комната мало отличалась от прежней: две кро­вати, стол, какой-то нелепый длинный черный шкаф, оче­видно, книжный, и старая, оби­тая дерматином кушетка, кото­рая стояла почему-то посредине комнаты. На ней всегда было холодно и неуютно. Так как стол был единственный, то на нем лежали и книги, и бумаги, стояли дым­ковские игрушки (их любила Надежда Яковлевна) и кое-ка­кая посуда. В шкафу действительно хранились те немногие книги, с которыми Осип Эмильевич не расставался. Помню старинное издание на итальянском языке его любимой «Боже­ственной комедии» Данте в кожаном пе­реплете с застежками, сонеты Петрарки, тоже в подлиннике; на немецком языке Клейст. о котоппм на писано замечательное стихотво­рение «К немецкой речи», сти­хи Новалиса, альбомы живопи­си и архитектуры и еще какие-то книги...»

      Завершается книга «Воро­нежскими тетрадями» Ман­дельштама, что оправданно ло­гикой внимания издателей к этой фигуре; ради чего, соб­ственно, сыр-бор? Мне, при­знаюсь честно, воронежский период творчества Мандельш­тама не кажется вершиной его поэзии, но то, что написано на «важных огородах», история литературы... Короче: единственный век­тор управлял мыслями и перья­ми создателей новинки во всей своей полноте и сочности показать воронежский период изгнанника, «вооруженного зреньем узких ос». Думаю, для людей, понимающих масштаб Мандельштама и его роль не только в русской, но и мировой литературе, книга явилась тем «подарком запоздалым», о кото­ром долгое время и мечтать-то было по меньшей мере наивно.


Могила Натальи Евгеньевны Штемпель 

____________________________________________________________________________________________________________

Штемпель Борис Евгеньевич  (26.11.1926 - 13.06.2000)

     Сын Евгения Александровича от второго брака
     (многие биографии дальше написаны  внучкой Евгения Александровича Натальей Борисовной Тимченко (ур.Штемпель)

родился 26 ноября 1926 года в г. Ростове на Дону.

Рос  любознательным мальчиком, любил технику. После окончания 8 классов работал в механшколе.

С 1943 по 1947 годы служил в армии на Северном Кавказе. Обучал солдат умению владеть артиллерийским орудием. Награжден медалями, в том числе «За оборону Кавказа».

Демобилизовавшись, пошел в школу в г. Новокубанске (с/х Хуторок им. И. В. Сталина) и окончил в 1950 году с серебряной медалью.

Поступил в Московский авиационный институт, который  окончил в 1956 году по Уменьшить специальности электрооборудование самолетов. Направлен на работу в г. Сарапул, Удмуртия, на электромеханический завод – конструктором.

С 1957 года переведен зам.гл.конструктора Конструкторского бюро электрооборудования самолетов. Имеет изобретения: «Прибор для контроля энергосети летательного аппарата» и «Устройство для управления импульсными газоразрядными лампами».

 Был участником выставки достижений народного хозяйства СССР и награжден медалью «За успехи в народном хозяйстве СССР».

В марте 1968 года направлен Министерством авиационной промышленности в г. Кизляр Дагестанской АССР главным инженером на вновь строящийся электромеханический завод. 

 

Имеет большое количество грамот Министерства авиационной Уменьшитьпромышленности, награжден медалью к 100-летию рождения В. И. Ленина и орденом  «Знак почета».

Был добрым, любящим, веселым и очень умным человеком. Любил путешествовать. Во время отпуска объездил с семьей Крым, Кавказ, проезжая через многочисленные города Советского Союза на своей машине.

Женился в январе 1954 года. Жена Штемпель Зинаида Семеновна (ур. Смирнова). Имеет двух сыновей Сергея и Евгения и дочь Наташу. Умер 13 июня 2000 года. Похоронен на кладбище г. Кизляра.

Вот что пишет в своей автобиографии о муже сама Зинаида Семёновна:

"В 1948 году я впервые встретилась с моим будущим мужем Штемпелем Борисом Евгеньевичем.  Насколько я знаю, рос он любознательным мальчиком, любил технику. После окончания 8 классов работал механиком.

С 1943 года по 1947 год служил в армии на Северном Кавказе. Обучал солдат умению владеть артиллерийским оружием. Награжден медалями, в том числе «За оборону Кавказа».  Вернувшись из армии, очень хотел учиться. Вечерней школы не было. И его 20-летнего молодого человека посадили в 9 класс обычной школы.  Закончил школу в 1950 году с серебряной медалью и поступил в Московский авиационный институт, на факультет электрооборудование самолетов.

У нас, молодежи тех лет, было необыкновенное желание учиться, и учиться хорошо. Мы это делали не смотря на холод, голод и латаную одежду."

"Борис Евгеньевич любил природу, животных. У нас в квартире в Кизляре жила собака породы боксер – Рада. Эта была умная собака, понимала команды, развлекала детей. А позже, когда мы ушли на пенсии с нами на даче жила другая собака, дог и тоже Рада.

     Дома своего, как мечтал Борис Евгеньевич, не построил, но все совместно прожитые годы у нас была дача, где мы выращивали ягоды, фрукты, овощи. Так в г. Кизляре на берегу реки Таловки (приток реки Терек) на даче нами был построен небольшой домик, где многое было сделано его руками. Рядом с нами поселились наши друзья. И мы с нашими семьями работали и отдыхали вместе.

В 1983 году Борис Евгеньевич заболел, и у него удалили половину легкого. Опухоль оказалась доброкачественной.

     В 1992 году ему сделали вторую операцию – опухоль мочевого пузыря и тоже доброкачественная. А в 1997 году у него обнаружили болезнь крови – лимфолейкоз и это уже было злокачественное. Он очень боролся за свою жизнь. Принимал химио-терапию, ходил до последнего дня. А 13 июня 2000 года его не стало. Я думала не переживу эту потерю, но жизнь берет своё. Похоронили его на кизлярском кладбище."
_________________________________________________________________________________________________________

Штемпель (ур. Смирнова) Зинаида Семеновна 


Уменьшить   Автобиография

Штемпель (Смирновой) Зинаиды Семеновны


 Я родилась в станице Архангельской Краснодарского края в семье служащих. Мой отец Смирнов Семен Филиппович родился в ст. Кирпильской Краснодарского края в 1911 году. Работал милиционером. В самом начале Великой Отечественной войны ушел на фронт и пропал без вести в октябре 1941 года. К сожалению,  я о нем ничего не помню, а мама рассказывала, что он был добрый, хороший человек и они очень любили друг друга. А поженились они когда папе было 18 лет, а маме – 17. Больше мама замуж не выходила. Меня очень любил дедушка Филипп Карпович Смирнов. Он был приказчиком в магазине родителей своей будущей жены Феодосии. В дальнейшем работал в торговле. Феодосия Абрамовна была на 15 лет старше дедушки. Они имели только одного сына – моего отца. Семья была по вере – староверами и исполняла все её каноны. В последние годы жили в селе Малороссийском Тихорецкого района. Бабушка никогда не работала.

Уменьшить
    Мама, Смирнова Вера Федоровна (Рассветаева) родилась в станице Кирпильской Краснодарского края 10 октября 1912 года в семье Кубанских казаков, занимающихся земледелием.

После гибели отца стала жить самостоятельно. Окончила училище медсестер-воспитателей дошкольных детских учреждений. Более 40 лет проработала в ясельных группах детских садов. Очень любила детей и все стремились отдать своих чад к ней в группу.

Она была красивой женщиной. В молодости имела большие косы. Всегда следила за своей внешностью. Знала много детских игр, стихов, сказок, которые рассказывала своим внукам, моим детям, а потом и правнукам. Заботилась о них, помогала воспитывать.

Я была её единственноё дочерью, и она сделала все, чтобы я получила высшее образование.

С октября 1942 года по март 1943 года мы с мамой находились на оккупированной территории в г.Ставрополе. Было страшно и голодно. Я училась в 4 классе. Писала на газетах при лампе или коптилке. Немцы считали, что советским людям 4-классного образования достаточно. После освобождения закончила 4 класса и стала учиться дальше.

В годы войны, меня и моих двоюродных сестер и брата отправляли в село Дивное к дедушке (маминому отцу – Федору Аникеевичу), куда их сослали после раскулачивания. Он меня и Веру (дочь маминой сестры) называл «бурьяном», т.к. мы были Смирновой и Пономаревой, а детей сына своего Любу и Колю родными, т.к. они были Рассветаевы. Но это он говорил шутя, т.к. любил нас всех беззаветно. Это был веселый, трудолюбивый человек. В колхозе занимался лошадьми, а дома были корова, овцы, гуси, утки. Я с большим удовольствием ездила верхом на лошади.

Бабушка Фитиния Филипповна была болезненной женщиной и вела домашнее хозяйство. В Гражданскую войну дедушка служил в Красной Армии, и непродолжительное время был шофером у К.Е.Ворошилова, а больше любил Р.М.Буденного и называл его «настоящим казаком».

В их семье было три дочери и три сына, а бабушка Фитиния была из семьи, где было 18 детей.

За свои школьные годы я училась в 11 разных школах, а в 1947 году мы приехали в г. Новокубанск (бывший совхоз Хуторок им. И.В.Сталина), где я закончила 10 классов с серебряной медалью.  Уменьшить

В 1950 году в парусиновых туфлях начищенных зубным порошком, с «семисезонным» пальто в чемодане, забравшись на верхнюю полку вагона, я уехала в г. Ленинград и поступила в Ленинградский гос.университет им. А.А.Жданова на биолого-почвенный факультет. Мама мне материально помочь не могла. Я должна была жить и учиться на стипендию. Всю свою жизнь я благодарю ленинградцев за помощь, которую они мене оказывали, и делали это очень деликатно. Приглашали позаниматься и кормили обедом, просили пожить у них, придумав какую-нибудь причину. А я как губка впитывала в себя любовь к городу, музыке, театру.

Семья моего мужа ещё до нашей встречи.

Евгений Александрович, Антонина Александровна и

молоденький Борис Евгеньевич Штемпели


На каникулах мы с Борисом Евгеньевичем приезжали домой. А летом 1953 года вдруг обратили особое внимание друг к другу. В январе 1954 года мы поженились. Так же продолжали жить и учиться, он – в Москве, а я – в Ленинграде. В мае 1955 года у нас родился сын Сережа.

После окончания университета была направлена в аспирантуру Академии медицинских наук в г. Москву. От аспирантуры отказалась и работала лаборантом в научно-исследовательском институте.  

     Борис Евгеньевич перевелся на вечернее отделение и стал работать лаборантом при институте.

Мы снимали маленькую комнату (8 кв.м), материально было тяжело и мы 6-месячного Сережу увезли к моей маме в с/х Хуторок. Помогал его воспитывать и Евгений Александрович.


В 1956 году Борис Евгеньевич закончил институт и его направили в г. Сарапул (Удмуртия) на электромеханический завод, конструктором. В августе мы переехали. Получили комнату 15 кв.м в двухкомнатной квартире, а в начале 1957 года забрали к себе сына, маму и Евгения Александровича. Как же мы весело жили. Борис Евгеньевич любил шутить, придумывал всякие забавы. Хохотали до слез.

Летом 1957 года Министерство авиационной промышленности образовало в Сарапуле Конструкторское бюро электрооборудования самолетов. Борис Евгеньевич стал зам.главного конструктора.

Меня пригласили на завод. Главный инженер спросил, чем я занималась? Я ответила: «влияниями на сокращение сердца лягушки». Он сказал, что именно такой специалист им и нужен. Будете заниматься влиянием различных химических веществ на электрические приборы.

Пришлось переучиваться. И из меня, биолога по образованию, муж и окружающие люди сделали инженера химика-органика.

Нам дали две комнаты в трехкомнатной квартире, а через год и все три. У нас было много друзей, мы ездили на рыбалку, за грибами, купались в Каме, шили к праздникам детям и себе карнавальные костюмы. Часто собирались у нас пошуметь, поужинать. Я и сейчас перезваниваюсь с оставшимися друзьями в Сарапуле.

Я работала секретарем комсомольской организации завода и была направлена на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Г. Москву от молодежи Удмуртии.

В это время маме пришлось уехать ухаживать за своей больной мамой, Борис Евгеньевич уехал в командировку, а с маленьким Сережей остался Евгений Александрович. Он отлично справился с этой сложной задачей. Шутя говорил: «Родители уехали на фестиваль, Сережа на горшке сидит, а я с «блондиночкой» развлекаюсь». Так он называл водку с белой пробкой, которую любил, но не увлекался.

В конце 1957 года он уехал в совхоз Хуторок. На него плохо действовали уральские холода. Умер в октябре 1959 года и похоронен на местном кладбище. У него был инсульт. Последний раз мы его видели в августе 1959 года. Приехали показать второго внука Евгения, который родился в июле 1959 года и был назван в честь дедушки.

Борис Евгеньевич с юности мечтал иметь свою машину и дом. И вот какое счастье, летом 1960 года мы покупаем машину «Волгу». Как много счастливых минут она нам доставила. Несколько раз мы на ней из Удмуртии приезжали на Кавказ. Побывали во многих городах нашей страны. Отдыхали всей семьей, и почти всегда с нами была мама. Она была на 13 лет старше Бориса Евгеньевича и ей с нами было интересно.

В 1963 году взяли к себе из интерната погостить на Новый год девочку (она была детдомовская) Свету Козлову. Мы к ней очень привязались, полюбили и после окончания ею школы забрали к себе. У нас в Кизляре она окончила техникум, работала на заводе. Выдали замуж, но жизнь не сложилась, и она уехала на строительство БАМа. Затем жила в Таллинне. Там вышла замуж за немца по национальности и в 1989 году уехала с ним в Германию. Это была чудесная девочка, очень любила нашу семью. Всегда была внимательной, приезжала в отпуска. Называла нас мама и папа, хотя официально мы её не удочеряли.

В январе 1992 года мы получили из Германии поздравительную открытку и связь порвалась. Все наши поиски пока ничего не дали.

В июле 1964 года у нас родилась долгожданная доченька Наташа.

В марте 1968 года Бориса Евгеньевича Министерство авиационной промышленности направило в г.Кизляр Дагестанской АССР главным инженером на вновь строящийся электромеханический завод. Наша семья переехала в апреле. За нами по приглашению Бориса Евгеньевича приехало в Кизляр из Сарапула 40 семей. Большая часть не прижилась и уехала, а часть осталась и стали их семьи нам близки, нашими друзьями.

Я работала на заводе начальником центральной химической лаборатории, а затем руководителем группы химиков отдела главного технолога.

В 1979 году решением Горкома партии города была направлена в городской отдел народного образования для организации межшкольного учебно-производственного комбината. После организации осталась директором. За организацию награждена грамотой Министерства просвещения СССР. Так же награждена многочисленными грамотами Дагестана и ГК КПСС. Вела большую общественную и просветительную работу. Была секретарями комсомольских организаций школы, университета, завода г.Сарапула. Секретарями партийных организаций отделов завода г. Кизляра и ГорОНО. Читала лекции. С группой председателей общешкольного родительского комитета была  на съезде в г. Москве. 

     У нас большая, дружная семья. Мы с Борисом Евгеньевичем до конца совместной жизни очень любили друг друга. В отношениях царили уважение, забота, внимание, вера. Я к нему относилась с особым чувством уважения и гордости. Мне всегда хотелось быть душевно красивой и работать так, чтобы ему никогда не было неудобно за меня. Он отправлял меня часто в командировки, и благодаря этому я побывала во многих городах нашей страны.

Нам из-за большой занятости не хватало времени для совместного общения, и мы любили, оставив детей на маму, посидеть вдвоем в кафе или ресторане, и говорить, и говорить.

Любили путешествовать. С туристической группой прошли 70 км, перейдя гору Семашко Кавказского хребта. Объездили горы Дагестана, побережье Каспийского моря и Кизлярские озера.

Борис Евгеньевич был удивительно терпеливым и добрым человеком. В нашей семье почти постоянно жил кто-то из моих родственников или просто понравившихся ему молодых людей. Он помогал им встать на ноги, получить образование, обзавестись  семьёй. Они и сейчас помнят его и благодарят.

Мне не понятно, почему муж никогда не говорил о своих родственниках. Я знала, что у него есть брат Виктор, а о сестре Наталье Евгеньевне он ничего не знал. Как-то мы в конце 50-х годов в совхозе Хуторок встречались с братом Евгения Александровича. Запомнилось, что он жил в Казани, а вот имени его я не помню.Уменьшить

Заезжали мы в Краснодарском крае к его двоюродной сестре, но связь быстро порвалась. Он всегда как-то без желания говорил о своих родственниках, но с большой теплотой вспоминал свою бабушку Анну Михайловну.

Семья наша была нерелигиозной, но принципы морали постоянно царили в ней. Я никогда не слышала бранного слова, даже когда рассказывались анекдоты. Самым большим ругательством было слово «крокодил».


     В 1986 году мы пошли на пенсию и поселились на даче. Мне казалось, что так будет лучше для его здоровья. Прожили мы на даче 14 лет. Держали коз, кроликов, нутрий, кур. Натуральными продуктами помогали детям натуральными продуктами в тяжелые 90-е годы.

13 июня 2000 года Бориса Евгеньевича не стало., а 23 апреля 2003 года ушла на 91 году жизни и моя мама. Она до конца была в полном сознании и потихоньку ходила.

В 2001 году заболела и я. Злокачественная опухоль мочевого пузыря. Операция, облучение. У Наташи в этом же году, от второго брака, родилась дочь Яночка и я после операции перешла жить к ней. С Наташей уже тогда жила и моя мама.

В 2008 году попала под машину. Раздробила коленный сустав. Говорили не буду ходить. Но благодаря мастерству махачкалинских хирургов меня поставили на ноги. Я очень люблю жизнь. Общаюсь с друзьями, переписываюсь со своей университетской подругой, друзьями в Сарапуле и Москве. Веду домашнее хозяйство, работаю на даче. Помогаю с учебой внучке Яне.

Зинаида Семёновна с семьёй дочери Наташи (муж её - Виталий и дочка Яна) Фото 2010 г.

У меня 3 внучки и 3 внука. А ещё 2 правнучки. Я их всех очень люблю и, конечно, хочу им счастливой жизни.


Справа налево стоят Зинаида Семёновна, Татьяна Михайловна и  мама жены Евгения Борисовича - Трубецкая Л.И.,

сидят - Юлия Евгеньевна, внучка Зинаиды Семёновны с Яной и Колесникова Е.С.  с Настей, самой маленькой девочкой

Фото 2006 г.             

_________________________________________________________________________________________________________

Тимченко (ур. Штемпель) Наталья БорисовнаУменьшить

 родилась 26 июля 1964 года в г. Сарапул УАССР. В 1968 году вместе с родителями переехала  в г. Кизляр, ДАССР, где в 1979 году закончила 8 классов и поступила в Кизлярское медицинское училище,  которое закончила в 1982 году с красным дипломом с правом поступления в любой ВУЗ страны.

В 1983 году поступила в Ростовский государственный университет на факультет прикладной математики, проучившись два года, перевелась (по семейным обстоятельствам) в Кабардино-Балкарский госуниверситет на математический факультет, который заочно закончила в 1990 году. 

     С 1986 года работает учителем информатики и математики, в 2010 году было присвоено звание «Почетный работник общего образования РФ». 

Уменьшить   Имеет двух детей от первого брака с Тимченко Игорем Борисовичем (1961-1999). 


Это сыновья:   

___________________________________________________________________________________

Борис Игоревич Тимченко, Уменьшить

родился 11.08.1991 года, закончил Сан-Петербургский промышленно-экономический колледж (Кизлярский филиал), по специальности автоматизированные системы управления.


Алексей Игоревич Тимченко,    

родился 25.07. 1985 года, закончил Дагестанский госуниверситет
Уменьшить по специальности инженер-микроэлектронщик.

На фото  Штемпель Михаил Сергеевич

и Тимченко Алексей Игоревич (справа)


   От второго брака с Сапелкиным Виталием Викторовичем (24.09.1971 г.р.) Наталья Борисовна имеет дочь Яну (6.11.2001 года).


Живет Наталья Борисовна с мужем и детьми  в г. Кизляре.

___________________________________________________________________________

Штемпель Сергей Борисович 

 
  родился 5 мая 1955 года  в г. Ленинграде.

В 1956 году с родителями переехал в г. Сарапул УАССР, а с 1968 года проживает в г. Кизляре ДАССР.

Здесь же закончил школу и Кизлярский электромеханический техникум и с 1973 года работает на Кизлярском электромеханическом заводе.

В 1977 году женился на Шарабайко Татьяне Михайловне (4.08.1955 г.). Имеет двоих детей. 

____________________________________________________________________________________________________

 Дочь Елена Сергеевна Колесникова (ур.Штемпель)


(16.09.1978 г.), закончила Пятигорский институт иностранных языков, вышла замуж за Колесникова Сергея Юрьевича (1.12.1974 г.), имеет двоих детей Настю (3.11.2002) и Катю (24.08.2004). Живет в г. Уменьшить Пятигорске, работает в школе учителем.

__________________________________________________________________________________

 Сын Михаил Сергеевич  Штемпель

(22.08.1985 г.р.), закончил Астраханскую медакадемию.

Сейчас (май 2011) в г. Москве проходит ординатуру в госпитале им. Бурденко (лицевая хирургия).


____________________________________________________________________________________________

Уменьшить

  Штемпель Евгений Борисович 


родился 22 июля 1959 года в г. Сарапуле УАССР. С 1968 года проживает в г. Кизляре ДАССР.
Здесь же закончил школу и Кизлярский электромеханический техникум.
Женился на Трубецкой Ирине Николаевне (23.06.1961 г.р.).
Имеет дочь Юлю (18.01.1983).
С семьей не живет.  
Жена и дочь живут в г. Шахты Ростовской области.

Зинаида Семёновна Штемпель с сыном Евгением

Евгением Борисовичем Штемпелем



«Воронежское имение Штемпелей находилось в районе деревни Еманча, и Устье. Это на правом берегу Дона в 10 км к северу от родины нашего уважаемого Валерия Бибикова. Не Ваш ли?» отвечаю: «Да наше имение, только сейчас называется Шепелевка».
из письма Наташи Тимченко (ур.Штемпель)

_______________________________________________________________________________________________________________________ Количество посещений счетчик посещений

Страницы: 1 2 #

Текущий рейтинг темы: 5.5000



Быстрый переход в раздел:


TopList